Маруся Ищенко /

Зима близко. Как в России выжить без дома

«Сноб» расспросил бывших бездомных о том, как они жили на улице, чем занимаются сейчас и что нужно для того, чтобы вернуться к нормальной жизни

+T -
Поделиться:

«Селективный» законопроект

Судя по проекту федерального закона «Об ограничении бродяжничества, социальной поддержке бездомных граждан и ресоциализации лиц, занимающихся бродяжничеством», Департамент соцзащиты примерно того же мнения о бездомных, что и Василий. По словам Андрея Пентюхова, на улице две трети  «бродяг, которые не хотят ничего делать» и для которых предлагается ввести обязательный регистрационный учет. Для бездомных людей, у которых есть паспорт, работа, но нет регистрации по месту жительства, учет будет добровольным. «То есть закон, — говорит Анна Федотова, — поделит людей без определенного места жительства на каких-то идеальных бездомных и ужасных бродяг». А планируемые «свидетельства бездомных», которые они получат после учета, только закрепят их незавидную социальную роль.

Андрей Пентюхов говорит о «праве жить на улице» и «правах населения на благоприятную санитарно-эпидемиологическую обстановку», об административной ответственности за уклонение от регистрационного учета и планируемых поправках в законе о полиции, о специальном соцучреждении закрытого типа и — внезапно — о Европейской конвенции по правам человека 1950 года. Речь о статье 5.1.е, то есть о «законном заключении под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законном заключении под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг». «Мне это не нравится, поскольку у нас возможно много злоупотреблений при применении такого порядка, — замечает правозащитница Светлана Ганнушкина. — В любом случае, необходим строго детализированный закон, определяющий и ограничивающий полномочия правоохранительной системы в его реализации. У нас же будут хватать на улице гуляющих людей и тащить в полицию. Традиции таковы, что любые меры помощи мы можем превратить в репрессивные». Особое беспокойство вызывает расплывчатая формулировка о состоянии, «оскорбляющем человеческое достоинство», и действиях, «противоречащих понятиям общественной нравственности». Если имеется в виду нарушение общественного порядка, то наказания за него и без того предусмотрены Уголовным и Административным кодексами РФ и распространяются в том числе на бездомных.

А департамент предлагает следующее: сотрудники МВД доставляют бродягу в зловонном состоянии, уклоняющегося от регистрации, в приемник-распределитель, материалы предоставляются в суд, где «определяется степень вины данного гражданина», после чего его могут привлечь к административной ответственности в виде содержания в специальных учреждениях от 60 дней до одного года. Помимо Европейской конвенции, Андрей Пентюхов ссылается и на отечественную практику — на опыт советских трудовых профилакториев («ничего нового, как говорится, не существует — это все хорошо забытое старое»).

Но та ли это традиция, которую нужно возрождать?

«Опыт это тяжелый, и повторять его не следует, — говорит Светлана Ганнушкина. — Более того, это и невозможно, поскольку в советское время государство худо-бедно, но возлагало на себя задачу обеспечения бездомных каким-то жильем. Теперь этого нет даже на бумаге». Зато есть то, что Анна Федотова называет «молчаливым геноцидом»: на Комсомольской площади убрали ларьки, у храма Космы и Дамиана в Столешниковом переулке запретили кормить, в часы, когда метро уже не работает, стали закрывать и вокзалы якобы на помывку. «Раньше бездомных истребляли жестоко: рвали паспорта, запихивали в электричку и отправляли подальше от города, били дубинками. А теперь, чтобы общественность не возмущалась, делают это цивильно и лицемерно».

Словом, отношения у государства с этой категорией граждан, мягко говоря, непростые. Во время нашей встречи Андрей Пентюхов не раз повторяет: «Я считаю, большинство людей улиц в нашей помощи не нуждаются». А мэр Читы Анатолий Михалёв пару лет назад и вовсе сетовал: «К сожалению, мы не имеем права лицензию на отстрел бомжей давать, (…) а других законных способов справиться с ними сегодня нет».

Карина: «Все эти 8 лет я спала по 2-3 час в сутки»

Главная причина бездомности

Бизнес на вшах: как выжить на улице

Денис: «Запьешь — и придется начинать все с нуля»

 Ресоциализация бездомных: пока что больше на словах
 Василий: «Некоторым просто нравится такой образ жизни»
 «Селективный» законопроект
 Юрий Потапенко: «Людей нужно подталкивать в правильном направлении»

 Александра Лукасевич: «Помыть, одеть и накормить бездомного — это только начало пути»

 Анджей: «Больше не хочу искать приключений на свою голову»
 Карина: «Я такая одна на миллион»
 

Назад Читать дальше

Перейти к восьмой странице