Маруся Ищенко /

Зима близко. Как в России выжить без дома

«Сноб» расспросил бывших бездомных о том, как они жили на улице, чем занимаются сейчас и что нужно для того, чтобы вернуться к нормальной жизни

+T -
Поделиться:
Фото: Anzenberger/Fotodom
Фото: Anzenberger/Fotodom

Александра Лукасевич, специалист по лечению и реабилитации наркозависимых (МОНАР): «Помыть, одеть и накормить бездомного — это только начало пути»

История польской ассоциации МОНАР началась в 1978 году, когда психолог Марек Котаньский создал в городе Глоскове общину для реабилитации наркозависимых. С тех пор организация заметно разрослась и географически (центры МОНАР появились во многих городах Польши и за ее пределами, в том числе в России), и профессионально (наркозависимым и бездомным оказывают психологическую поддержку, помогают восстановить социальные связи и найти работу). Это неправительственная общественная организация, которую финансируют в том числе государственные и муниципальные структуры. Монаровцы ведут большое число проектов в Европе и Азии, ездят на стажировки в другие страны и принимают зарубежные делегации у себя.

Принцип работы в МОНАР такой: первым делом комплексная диагностика, затем направление человека на реабилитационную программу, рассчитанную на полгода и больше. «Многим кажется, что бездомного человека достаточно помыть, одеть и накормить — и все его проблемы будут решены. Но это не так, — говорит Александра Лукасевич. — На самом деле тогда только наступает момент, когда с ним можно начинать работать. Многие бездомные страдают как физическими, так и психическими нарушениями. Для работы необходимо привлекать междисциплинарную команду».

Специалист по лечению и реабилитации наркозависимых, Александра уже 7 лет возглавляет два варшавских приюта МОНАР: для бездомной молодежи и для бездомных, которые проходят лечение по программе заместительной метадоновой терапии. В ее команду входят психологи и психиатры, специалисты по лечению зависимостей и юристы, соцработники и так называемые «воспитатели». Бездомных в Польше около 43 тысяч, примерно десятая часть из них — в Варшаве. В столичное отделение МОНАР за 2012 год обратилось 1755 человек. Спрашиваю у Лукасевич, каков результат. «Наши успехи нельзя назвать впечатляющими: лишь около 10% наших "воспитанников" удается оставить уличную жизнь на длительное время. Как сложилась судьба остальных 90%, мы знаем далеко не всегда». На вопрос, что самое сложное при работе с бездомными, Александра отвечает, что труднее всего вселить в них надежду и веру, что когда-нибудь их ситуация нормализуется. «Даже нам порой трудно увидеть перспективы, что уж говорить о них самих», — говорит Лукасевич.

Самой большой победой Александра считает случай ее подопечного Анджея. Когда несколько лет назад он только попал в приют, кроме тюремного прошлого и героинового настоящего у него не было ничего: ни дома, ни родителей, ни друзей, ни сил избавиться от зависимости, от которой он страдал 20 лет — половину своей жизни. Теперь 50-летний Анджей сам занимается уличной работой с бездомными и зависимыми, оказывает им первую помощь. Живет он в квартире, полученной от муниципальных властей. Вместе с женой и ребенком.

Карина: «Все эти 8 лет я спала по 2-3 час в сутки»

Главная причина бездомности

Бизнес на вшах: как выжить на улице

Денис: «Запьешь — и придется начинать все с нуля»

 Ресоциализация бездомных: пока что больше на словах
 Василий: «Некоторым просто нравится такой образ жизни»
 «Селективный» законопроект
 Юрий Потапенко: «Людей нужно подталкивать в правильном направлении»

 Александра Лукасевич: «Помыть, одеть и накормить бездомного — это только начало пути»

 Анджей: «Больше не хочу искать приключений на свою голову»
 Карина: «Я такая одна на миллион»
 

Назад Читать дальше

Перейти к десятой странице