Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Байер   /  Леонид Бершидский   /  Михаил Блинкин   /  Дмитрий Бутрин   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Мария Голованивская   /  Линор Горалик   /  Дмитрий Губин   /  Иван Давыдов   /  Орхан Джемаль   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Максим Котин   /  Антон Красовский   /  Павел Лемберский   /  Татьяна Малкина   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Андрей Наврозов   /  Антон Носик   /  Иван Охлобыстин   /  Владимир Паперный   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Григорий Ревзин   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Алексей Тарханов   /  Анатолий Ульянов   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Cергей Шаргунов   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

113826просмотров

Леонид Бершидский: Телеграмма Путину из 1946 года

Чтобы понять, как далеко Россия сейчас вернулась в прошлое, полезно перечитать один знаменитый документ 1946 года — «Длинную телеграмму» американского дипломата Джорджа Кеннана

Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

Она была написана в ответ на просьбу минфина США объяснить мотивы советской внешней политики — например, отказа СССР поддержать вновь созданные Всемирный банк и Международный валютный фонд. Вот она на русском, а вот в оригинале.

Длинный текст телеграммы — протест эксперта, к мнению которого тогда мало кто прислушивался в Вашингтоне, против неправильных, с его точки зрения, трактовок советской политики. Кеннан не был провидцем — он анализировал текущие события с позиций человека, хорошо знавшего русский язык, историю и тогдашних политических лидеров. Теперь просто заменяем в его тексте СССР на Россию, а капиталистов на Запад, а Сталина на Путина — и можно не читать никакой нынешней политологии.

По Кеннану, советский экспансионизм и его противостояние враждебному капиталистическому окружению — «это лишь продвижение вперед неуcтойчивого российского национализма — многовекового движения, в котором понятия наступления и обороны невероятно запутаны» из-за «традиционного и инстинктивного для России чувства незащищенности» в столкновении с более могущественным и компетентным Западом. Это чувство требовало, в порядке компенсации, морального превосходства — и коммунистическая идеология давала советским правителям возможность его ощутить (да, теперь подставляем вместо советской идеологии «традиционные ценности»).

Тогда, в 1946-м, Кеннана услышали. Теперь его считают архитектором холодной войны, человеком, придумавшим успешный план «сдерживания» России.

А потом он состарился, и голос его потерялся в вашингтонском шуме. А зря: Кеннан как раз предупреждал, что не надо бы расширять НАТО к российским границам. «Это трагическая ошибка, — говорил 94-летний экс-дипломат в 1998-м. — Меня особенно покоробили рассуждения о России как о стране, которая спит и видит, как бы напасть на Западную Европу. Они что, не понимают? Наши разногласия во время холодной войны были с советским коммунистическим режимом. А теперь мы поворачиваемся спиной к тем самым людям, которые совершили величайшую в истории бескровную революцию, чтобы свергнуть этот советский режим».

Кеннан считал демократию в тогдашней России ничуть не менее, а то и более продвинутой, чем в странах, которые в то время принимали в НАТО, — Чехии, Венгрии и Польше. Теперь это как-то странно читать, но это мы просто забыли 90-е. Россия действительно была тогда демократической страной.

В 1996 году, вступая в Совет Европы, Россия выражала готовность полностью гармонизировать свои законы и политическую систему с европейскими. А Владимир Путин в начале своего правления хотел было вести Россию и в НАТО. «Я не могу представить свою страну изолированной от Европы», — говорил тогда еще и.о. президента в марте 2000 года.

Запад оттолкнул Россию. Она казалась слишком бедной, слишком большой, слишком коррумпированной, слишком технологически и инфраструктурно отсталой, слишком опасной, слишком чужой. Ничего удивительного: здесь всегда все было слишком, чересчур.

Рядовым российским «западникам» — да, и мне тоже — было не очень обидно, что западные политики положили камень в протянутую было руку нашего начальства. Мы же не в политические и военные союзы стремились, не за всяких там Бушей да Блэров голосовать собирались. Мы считали «большую игру» устаревшей — еще в 1994-м смеялись, когда Жириновский создавал в Госдуме первого созыва комитет по геополитике. Речь шла скорее о некоем наборе ценностей, которые — это и власть признавала все 90-е и половину 2000-х — были у нас общими с Западом. Ну, например, свобода. Или рыночная экономика.

Нам было бы довольно и безвизового режима с Европой. Ну, может быть, каких-нибудь торговых соглашений, которые позволили бы снизить ввозные пошлины. Тогда все было бы нормально и с интеллектуальным контактом, и с потреблением.

«В большинстве своем русский народ был настроен дружелюбно по отношению к внешнему миру, был заинтересован исследовать его, раскрывать имеющиеся у него таланты и больше всего желал жить в мире и пользоваться плодами собственного труда, — писал Кеннан в "Длинной телеграмме". — Политический курс представляет собой лишь тезис, который официальный пропагандистский аппарат настойчиво выдвигает перед общественностью, зачастую оказывающей сопротивление. Но политический курс базируется на взглядах и поведении людей, составляющих аппарат власти, это партия, тайная полиция и правительство, и именно с ними нам приходится иметь дело».

«Партия, тайная полиция и правительство», сжавшиеся до размеров мозга одного ленинградца по имени Путин В.В., обиделись. С уважаемыми людьми так нельзя: обивать пороги и проситься в клубы, где на них смотрят свысока, они не готовы. Они ж не на «жигулях» подъехали, не на помойке себя нашли. Единственным объяснением, почему Запад их не привечает, казался заговор против России как таковой, против ее существования на земле.

«Мы имеем, — писал Кеннан в 1946-м, — неразгаданную тайну относительно того, кто на этой великой земле получает точную и объективную информацию о внешнем мире. В атмосфере секретности и конспирации, царящей в правительстве, существуют безграничные возможности к искажению и фальсификации информации. Недоверие русских к объективной правде — а точнее, отсутствие веры в ее существование — приводит к тому, что они расценивают представленные факты как орудие для поддержания той или иной тайной цели. Это отличный повод полагать, что правительство в действительности является заговором внутри заговора; и я не склонен верить в то, что сам Сталин получает объективное представление о политической ситуации в мире».

Путин увидел результат западного заговора на Майдане и в свержении Януковича. Сталин тоже никогда бы не поверил, что народ может такое сам по себе.

И вот теперь Путин со злой иронией Джокера разыгрывает в Восточной Украине спектакль под названием «Антимайдан». То, что из зрительного зала видны руки, двигающие куклами в камуфляже, не волнует его: он хочет, чтобы отвергнувшие его европейцы и американцы все видели. Этот фарс — ответ на самую сильную обиду в жизни бывшего проевропейского политика.

Кеннан умер в 2005 году. Некому больше рассказать встревоженным зрителям, что именно им показывают. Да и вряд ли они готовы слышать.

Держись, Украина. Бесконечных спектаклей не бывает.

 

Также по теме:

Петр Порошенко: На Украине вообще нет экономики

Читайте также

Комментировать Всего 1 комментарий
Леонид, спасибо за информацию

Нашла для себя много ответов. 

Эту реплику поддерживают: Марина Романенко

 

Новости наших партнеров