Андрей Мовчан /

Почему украинская ситуация никак не влияет на инвестиции

Рынок облигаций рухнул одновременно с событиями на Украине, но это ничего не значит

Участники дискуссии: Сергей Любимов
Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

У людей циничных (например, инвесторов) ситуация вокруг Украины вызывает болезненный вопрос: как то или иное развитие событий повлияет на стоимость российских ценных бумаг. Все мы — causefusion slaves, видим в одновременных событиях причинно-следственную связь: РТС и рынок облигаций рухнули одновременно с событиями на Украине, и мы соотносим то и это, полагая, что причины декапитализации РТС можно искать в Киеве.

Однако простой анализ показывает обратное. Рынок российских акций за последние четыре года падал четыре раза:

1) Май — июнь 2010 года. Падение с 1600 до 1300. ВВП России растет. Кризис «уходит», в России дела тоже быстро выправляются. Правительство анонсирует модернизацию, отношения с Западом на пике добрососедства. Активно идет программа «Россия — НАТО». Никакой Украины.

2) Август — сентябрь 2011 года. Падение с 2000 до 1260. ВВП России растет. Кризиса уже нет. В России — рост финансирования и потребления. Отношения с Западом отличные. Внутренняя политика (пока) выглядит либеральной. Никакой Украины.

3) Апрель — май 2012 года. Падение с 1700 до 1240. ВВП России еще растет. Несмотря на резкую смену внутренней политики на нелиберальную, отношения с Западом еще ничего. Никакой Украины.

4) Февраль — июнь 2013 года. Падение с 1675 до 1275. ВВП почти остановился. Надвигается кризис потребления. Первые разговоры о проблемах с бюджетом. Заморожены пенсионные накопления. Внутренняя политика вполне нелиберальна. Отношения с Западом все еще формально приличные. Никакой Украины.

И сейчас пятый, январь — апрель 2014 года. Падение с 1450 до 1170. ВВП остановился и начинает снижаться. Девальвация валюты. Производство и потребление в основных отраслях начинают снижаться. Самые яркие индикаторы, например объем продаж автомобилей, падают. Надвигается банковский кризис. Пенсионные накопления заморозят еще раз. Минфин признает рецессию. Кулуарно признается факт отсутствия средств на развитие в бюджете. Внутренняя политика вполне нелиберальна. Отношения с Западом резко ухудшаются. Украинский кризис в разгаре.

Иллюстрация: Сноб.ру
Иллюстрация: Сноб.ру

Легко заметить, что, хотя высота падения всякий раз была разной, нижний уровень более или менее один и тот же. Таким образом, сказать, что РТС в 2014 году провалился, просто невозможно. Скорее, можно констатировать, что РТС находится в нижней фазе более или менее циклического изменения, в котором «циклы» вызываются глобальными причинами (мировой кризис, европейский кризис и т. д.), затухающего «в направлении» текущих уровней. «Затухание» этих колебаний легко объяснить «затуханием» надежд международных инвесторов на экономическое развитие России. Это «затухание» легко проследить по вышеописанным моментам падения: если к 2011 году надежд на рост было больше, чем в 2010 году, к 2012 году их точно не прибавилось, а затем надежды активно тают.

При чем же здесь Украина? Понять это можно только издалека. За последние 10-15 лет в мире случились десятки военных операций, гражданских смут и других потрясений а-ля Украина. В большинстве из них действующие силы вызывали неодобрение мировой общественности, иногда — санкции, чаще — точечные реакции. Вот, например, летняя война 2006 года. Израиль атакует юг Ливана. Все начинается с обстрела силами «Хезболлы» севера Израиля. Разрушения и жертвы вызывают ввод ЦАХАЛа на территорию Южного Ливана. В операции погибает полторы сотни солдат, есть жертвы со стороны мирного населения. Ущерб исчисляется миллиардами долларов. ООН протестует и в конечном итоге добивается прекращения огня. Что же происходит с израильской биржей? Она растет за 2006 год на 22%.

Еще примеры? Конец 2008 — начало 2009 года. В мире бушует кризис, а в секторе Газа идет операция «Литой свинец». За 2008 год тысяча ракет упала на территорию Израиля. В декабре 2008 — январе 2009 года израильская армия проводит массированную операцию. Тысячи палестинцев гибнут. Мировая общественность, как обычно, возмущена. Индекс израильской биржи растет, так что к 2010 году он является лучшим из индексов 25 крупнейших развитых экономик по соотношению доход/волатильность.

Надо понимать, что такое войны Израиля. Экономика Израиля в семь раз меньше российской. Армия — в пять раз меньше. Население — в 15 раз меньше. Война в Газе — это как для Москвы война в районе Тулы с долетанием ракет до Бутово. 3000 жертв — это для России как 45 000.

Очевидно, даже если российская власть пойдет на безумный шаг вторжения в Восточную Украину (вероятность чего, на мой взгляд, крайне мала), это не будет в масштабах России событием, сравнимым с операцией в Газе для Израиля. Соответственно, само по себе это событие или его ожидание не может быть причиной падения индексов.

Конечно, можно ожидать, что США и страны ЕС крайне негативно отреагируют на подобные события. Государственные департаменты и министерства потратят много эфирного времени и бумаги на предупреждение инвесторов об опасности иметь дело с Россией, на рекомендации воздерживаться от инвестиций. Вот только инвесторы никогда не руководствуются соображением «инвестировать или нет». Они крайне циничны (потому и бывают успешными). Их вопрос: «Какая цена соответствует риску?». Какой же риск увидят инвесторы в сложившейся ситуации? Может ли российская экономика сильно пострадать от вторжения? Вряд ли: операция на чужой территории, без существенного сопротивления (уже совершенно ясно, что украинская армия не будет защищать восток) немедленных последствий для экономики иметь не будет. Могут ли сами инвестиции сильно пострадать от вторжения? Тоже вряд ли: экономические связи основных российских компаний лежат вне зоны конфликта.

Будут ли в этой ситуации инвесторы слушать свои правительства? Конечно нет: напомню, именно крупные американские инвесторы в 30-х годах снабжали сталью Японию; именно крупные американские инвесторы активно работали с ЮАР во время апартеида; именно они активно продолжали инвестировать в Китай ровно в 1989 году — году событий на Тяньаньмэнь, году введения широкомасштабных правительственных санкций со стороны США, Японии и мировых организаций.

Инвесторы могут уйти с рынка, только если им прямо прикажут сделать это — если будет вводиться эмбарго. Конечно, вероятность эмбарго существует. Однако и США, и ЕС отдают себе отчет в том, что эмбарго по всем статьям не является правильным решением.

Во-первых, эмбарго будет экономически невыгодно самим союзникам.

Во-вторых, не надо забывать, что Украина, ее территориальная целостность, ее экономический успех совершенно не волнуют США и ЕС (равно как и российскую власть). Аннексия части Украины Россией с точки зрения США — всего лишь удар по российской экономике, повод изолировать Россию от технологий и ослабить международное влияние. При этом «русской» задачей США и ЕС является ослабление конкурентоспособности России и снижение ее роли в мире, но отнюдь не разрушение ее внутренней политической конструкции, которая их более чем устраивает: что может быть лучше ситуации, когда твой конкурент с одной стороны стабилен и не требует ни пристального внимания, ни помощи, а с другой — не способен ни успешно развиваться, ни создавать конкурентоспособную продукцию, ни удерживать у себя топ-кадры, ни даже отвлечь на себя серьезные инвестиции! В то же время успешное тотальное эмбарго, как в случае Ирана, очень быстро разрушит экономику России и вызовет непредсказуемые политические последствия. Этого ни США, ни Европа точно не хотят.

В-третьих, успешное эмбарго сложно установить, пока есть Китай и другие страны третьего мира. Россия, хоть и с большими жертвами, будет вынуждена переориентироваться на других партнеров, которые в итоге получат и активы в России, и денежные потоки почти бесплатно. Ни США, ни Европа на это не пойдут: вместо «наказания» России они получат усиление Китая.

А раз эмбарго не будет, инвесторы не будут беспокоиться по поводу рекомендаций.

Так что же будет с российским рынком? В связи с Украиной — ничего. А в целом, скорее всего, он будет продолжать движение вниз, вне зависимости от украинских событий. Россия и без Украины имеет множество проблем. В 2003—2007, и затем в 2009—2011 годах российский рынок (если не считать нефтяные и газовые акции) рос на ожидании роста потребления и развития реформ. Реформ не случилось, наоборот, Россия двинулась обратно — к государственной экономике. Цены на нефть остановились и, скорее всего, не будут расти. Потребление начало падать. А в результате за 25 лет постсоветского развития, при нефти, выросшей с 12 до 105 долларов за баррель, российский ВВП на душу населения вырос всего лишь в 3,7 раза, польский (без нефти) — в 8 раз, а чешский (тоже без нефти) — в 6 раз. У России нет ни средств, ни кадров, ни институтов для модернизации экономики; у инвесторов нет желания инвестировать в стране, где не существует одинаковых для всех законов; они понимают риски много лучше, чем политики. Даже прямой призыв администрации президента США не заставит их наращивать свои инвестиции в этой ситуации. Так что нам предстоит продолжать наблюдать отток капиталов — с Украиной или без. И если мы хотим переломить тенденцию, решения надо искать не на Украине и не в связи с ней, а в России. Если российская правовая система станет эффективной и справедливой, а экономика — открытой и конкурентной, никакие авантюры, даже военного характера, даже осуждаемые всем миром, не заставят российские индексы снижаться. Если же мы продолжим курс на плановую стагнацию, сокращение бизнеса внутри страны и снижение эффективности и без того крайне архаичных институтов, операции типа украинской будут нужны нам для объяснения причин очередного ухудшения экономической ситуации и бегства инвесторов.

Комментировать Всего 1 комментарий

Вполне здраво. Только события вокруг Украины важны не столько с точки зрения внешней политики России т оеакции мирового сообщества, сколько как элемент внутренней политики. И могут послужить триггером для резкого усиления уже имеющихся негативных тенденденций, с формированием долгосрочного даунтренда или в лучшем случае стагнации.