Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин:
Комплекс старшего брата

Иллюстрация: Corbis/All Over Press
Иллюстрация: Corbis/All Over Press
+T -
Поделиться:

Вам случалось когда-нибудь вмешаться в семейный конфликт соседей или родственников? Не правда ли, конфликт от этого не разрешается никогда, а вмешавшийся становится врагом как минимум одной стороне конфликта, а чаще обеим сторонам?

И не важно, как именно вы вмешиваетесь в чужой конфликт. Агрессивно ли принимаете сторону одного из конфликтующих. Или примирительно разводите руками, усаживаетесь с умным видом на соседской кухне и говорите: «Ну, ребята, ну, давайте спокойно все обсудим».

Я про Украину, разумеется.

Понятно, почему у большого числа украинцев вызывают раздражение российские политики и российская армия. Захватили Крым, баламутят на востоке. Но устроенный давеча Ходорковским на Украине конгресс интеллигенции показал, что и миролюбивые интеллигенты тоже раздражают.

И это даже не потому так, что украинская интеллигенция ждет от русской интеллигенции безоговорочной поддержки новой власти, а русские интеллигенты поддерживают новую власть с оговорками. Раздражение, мне кажется, основано на том, что русские политики, русские военные, русские журналисты и русские интеллигенты вообще позволяют себе высказывать какое бы то ни было мнение о внутренних делах Украины.

Вы же не позволяете себе публичных высказываний о том, почему именно семейная пара, живущая в соседней квартире, скандалит каждый вечер. Вы же понимаете, что слишком мало знаете об этих людях. Какая там у них была любовь, какой случился конфликт. Какие сложились обстоятельства. И если мы не можем толком судить об обстоятельствах наших соседей по лестничной клетке, то как же мы можем судить и вмешиваться в обстоятельства целой страны?

И тем не менее вмешиваемся. Оголтело, как Киселев. Или тихим голосом, как Ходорковский. Но вмешиваемся. И самая трудная для нас мысль заключается в том, что, какие бы события ни происходили на Украине, это вообще не наше дело.

С этой мыслью трудно смириться, правда?

Есть множество весомых возражений против того, чтобы совсем не вмешиваться в украинские дела и совершенно признать самостоятельность украинцев.

Вот, например, разве же мы можем стоять в стороне, когда на Украине ущемляются права русских? Этот вопрос аналогичен вопросу, можем ли мы не вмешаться, если в соседней квартире муж не просто ругается с женой, а бьет жену. Очень хочется вмешаться, ведь правда? Обижают же слабую женщину. Но практика показывает, что вмешиваться нельзя. Можно предоставить страдающей стороне убежище. Можно вызвать полицию, то есть кого-то, совершенно не заинтересованного в конфликте. В геополитическом смысле это значит, что если уж нам кажется, что русские на Украине подвергаются такой уж опасности, то следовало бы устроить на границе коридоры для беженцев, а на российской территории предоставить беженцам жилье и пособия. Заодно и выяснилось бы, много ли беженцев хотят покинуть насиженные места.

Или, наоборот, можем ли мы не вмешаться, если на Украине демократия в опасности и действия донецких сепаратистов угрожают демократическим завоеваниям украинского народа? Это трудный вопрос. Очень трудно признать, что это их, украинская демократия. И победит она или проиграет — совершенно не наше дело. И демократия она или притворяющийся демократией нацизм — тоже не наше дело. Как-то украинцы уж сами разберутся со своими демократиями, нацизмами, статусами распространенных на территории Украины языков, коррупциями, аннексиями, долгами. А если не разберутся и доведут страну до катастрофы, то вот тут-то и надо им помогать. Просто помогать едой и медикаментами.

В современном мире так относиться к соседней стране не принято. В современном мире принято лезть в чужие дела, заглядывать в постели и медицинские карты политиков и артистов, рулить чужими выборами и чужими экономическими реформами. В современном мире принято не только иметь мнение о соседях, но и довольно настырно втолковывать соседям свое мнение о них. И мне не нравится этот господствующий в современном мире комплекс старшего брата.

Комплекс, предполагающий, что все на свете — старшие братья. И все на свете имеют право кого угодно учить.

 

Также по теме:

Петр Порошенко: На Украине вообще нет экономики

Комментировать Всего 5 комментариев

По-моему, весь этот пафос комплекса старшего брата искусственный, так как никакого комплекса в действительности нет. Иначе "защиту русских соотечественников" надо было бы начинать не с Крыма, где они все-таки в большинстве. В Туркменистане положение русских трагическое, зато положение Газпрома неплохое, и потому на русских соотечественников там наплевать даже тем, кто пребывает на высшем градусе паранойи, не говоря уж о тех, кто истерит за компанию.

Ну, это комплексу старшего брата не противоречит. Брат говорит: вы терпите, мы же здесь работаем. Старший брат знает, в чём общее благо.

Эту реплику поддерживают: Андрей Шухов

Хотелось бы узнать у уважаемого автора - какие страны (кроме РФ) образуют тот современный мир, в котором принято лезть в чужие дела? Пальцев одной руки, думаю, хватит, чтобы их перечесть. Весь остальной современный мир глобально кооперируется и давно перерос дихотомию свой-чужой, занимаясь общими делами. 

Америку не предлагать. Есть принципиальная разница между действиями НАТО в Югославии и действиями РФ в Украине.

Первые вмешались, чтобы прекратить уже длящееся и усугубляющееся кровопролитие, перерастающее в геноцид. Вмешались и кровопролитие прекратилось.

Последние вмешались, чтобы отнять земли у соседа. Там, где было спокойно, после вмешательства стало напряженно. Продолжаем вмешиваться и началось кровопролитие.

Почувствуйте разницу на вкус

Ах, Виктор, вы правы: Югославия, конечно, процветающая страна. Только ее больше нет по странному стечению обстоятельств. А еще вы позабыли Афганистан и Ирак, где кровопролитие остановилось настолько, что давайте-ка поедем туда в отпуск. Давно мечтал посетить развалины Вавилона и Кербеллу.

А что Югославия-то? СФРЮ завершила жизненный цикл одновременно с СССР и ЧССР.

1991 г. - ушли Словения, Хорватия и Македония.

1992 г. - ушла Босния и Герцеговина.

Прошло семь лет. 1999 г. - операция НАТО

Прошло ещё семь лет. 2006 г. - ушла Черногория в результате референдума, признанного Сербией.

По семь лет с обеих сторон, но конечно, виноват госдеп, кто же ещё.