Неандертальское счастье, или История клеветы и оправдания

Недавние исследования рассказывают о том, как парень из долины Неандер стал жертвой комплексов и предрассудков человека разумного

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Если можно, мы не будем объяснять, кто такие неандертальцы — вы наверняка о них слышали. Ну разве что кратко: в XIX веке повсюду в Европе стали откапывать скелеты парней и девчат, довольно похожих друг на друга и чуть меньше похожих на современных европейцев. Выглядели они примерно вот так (это одна из самых известных реконструкций лица по черепу, М. Герасимова):

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Как видим, внешность не слишком экзотичная. Мы уверены, что среди наших читателей есть дамы, и почти уверены, что среди этих дам есть такие, кто вполне мог бы по пьяни познакомиться с таким парнем в баре. 

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

О том, кто такие эти неандертальцы, ученые спорили с самого момента открытия. В популярном общественном сознании эти споры отразились в виде трех основных концепций.

А. Наивно-дарвинистская. Неандертальцы — это такие примитивные создания, полулюди-полуобезьяны, от которых мы произошли, развив в себе все лучшее и преодолев животное начало.

Так думали примерно до середины прошлого столетия, но сейчас эта идея практически умерла. Хотя бы потому, что неандертальцы жили всего несколько десятков тысяч лет назад в Европе, а бурная эволюция человека разумного происходила один-два миллиона лет назад и совсем в другом месте.

Б. Политкорректная. Неандертальцы — отдельная ветвь эволюции. Они вымерли. В том, что эта ветвь оказалась тупиковой, нет ничьей вины: ну, хуже приспособлены оказались ребята, с кем не бывает. Жаль, что нас с вами тогда еще не было: непременно бы сохранили их самобытную культуру в специальных резервациях.

В. Экстремистско-либеральная. Неандертальцы — отдельная ветвь эволюции; они были умнее, тоньше и добрее нас. Неудивительно, что люди «разумные», с их подлостью и коварством, сжили со свету эту ангельскую расу. Но скоро правда восторжествует, вымрем и мы (от глобального потепления, надо полагать).

В общем, образ неандертальца получается противоречивый.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
 

Не очень понятно, как простому человеку, не обучавшемуся в университетах, относиться к этим существам.

Лично мне, автору, версия В всегда импонировала больше всех, ибо сам-то я либеральный экстремист и к современному человечеству отношусь критически. Версия эта получила подтверждение, когда выяснилось, что объем мозга у этих созданий был больше, чем у нас с вами, и особенно когда археологи начали повсюду открывать неандертальские орудия труда и даже что-то похожее на неандертальское искусство и религию. Но затем, когда был расшифрован геном неандертальца, такая красивая теория получила смертельный удар: оказывается, наши предки были вовсе не так уж жестоки по отношению к коренному населению Европы. Напротив, заключали с ними смешанные браки и рожали детей: а как иначе объяснить 4% неандертальских генов в геноме современного человека? Так что если мы их и били, то любя, между поцелуями.

Что касается версии Б, то и она, как выяснилось, не выдерживает критики. Неандертальцы вовсе не были хуже приспособлены к нелегкой человеческой судьбе. Про объем мозга мы уже упоминали. Добавим лишь один факт: они, похоже, вообще не могли простужаться из-за особого строения носоглотки, так что уж к европейскому климату эти ребята точно были приспособлены получше нашего. Не с чего им было вымирать.

А кто, кстати, сказал, что они вымерли?

В недавнем обзоре Паола Вилла и Вил Рубрукс, антропологи с серьезной репутацией, наконец-то набрались смелости и объявили: все, что вы думали о неандертальцах, — сплошной самообман. Статья так и называется: «Гибель неандертальцев: археологический анализ комплекса превосходства современного человека». Они весьма последовательно доказывают, что у неандертальцев не было ни малейших резонов проигрывать «человеку разумному» битву за Европу. Нет никаких свидетельств ни самой битвы, ни неандертальского поражения в ней, ни, собственно, вымирания неандертальцев как таковых.

А куда же они делись, спросите вы? Ну нет же их вокруг?!

Это еще как посмотреть.

По объяснениям авторов, вполне могло произойти вот что: большая группа людей полностью поглотила и ассимилировала меньшую группу людей (именно людей, наших прямых предков, а как же еще их называть?). При этом так случилось, что характерные черты этой маленькой группы — короткая берцовая кость, своеобразная форма черепа и т. п. — по каким-то причинам полностью исчезли у их потомков.

Авторы статьи, конечно, не генетики-эволюционисты; но не надо быть большим генетиком, чтобы понять, что такие превратности случаются. Среди современных потомков Пушкина, к примеру, совсем нет губастых и кучерявых; есть один кудрявенький, да и то в меру, вполне по-славянски.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
 

Вы же не скажете теперь, что Пушкин вымер — вон, целый съезд его потомков собирали. Да, гены подрастерялись по дороге, но и 4% — это существенно больше, чем ничего. У вас, например, всего 3% генов вашего прапрапрадеда. Это не повод говорить, что прапрапрадед не выдержал эволюционной гонки или что он был примитивен.

Куда же делись расовые черты неандертальского народа (вполне можно теперь считать его народом, я думаю) — необычный объемистый череп, широкая носоглотка, неподвластная вирусам, своеобразное строение конечностей? Так рассуждают дилетанты. А ученые на то и ученые, чтобы поставить вопрос по-другому: «А откуда, вообще говоря, эти черты взялись?»

В самом деле, отличия генома неандертальца от современного человека составляют 0,16%. Среди них значимых отличий совсем мало: лишь около сотни белков в организмах этих парней, похоже, отличались от человеческих по последовательности аминокислот. Между тем любой вменяемый палеонтолог отличит неандертальские остатки от человеческих с первого, от силы со второго взгляда.

Именно этой теме посвящена внешне скромная, но по сути совершенно революционная работа, опубликованная недавно в Science.

Статья эта вот о чем. Мы тут недавно объясняли, что есть такая эпигенетическая наследственность. Это такая наследственность, которая передается не через последовательность нуклеотидов в генах, а по-другому. В той заметке речь шла о наследовании неприятных черт характера по отцовской линии, на пару-тройку поколений вперед, и осуществлялась она через микроРНК. А самый известный механизм эпигенетики — метилирование ДНК (мы о нем тоже писали), то есть навешивание на цитозин групп СН3. Ну так вот, группа ученых из Израиля и других стран попытались выяснить, как была метилирована ДНК в геноме неандертальца.

На изысканнейшем дизайне эксперимента останавливаться не будем — любопытных отошлем к популярной заметке в Nature с красивым названием «Как сделать неандертальца». Скажем лишь о результатах. Обнаружены весьма существенные различия в распределении метильных групп в клетках костей (больше ничего от них не осталось) у неандертальцев и современных людей. В том числе и в генах, управляющих морфологическими чертами скелета. Совершенно точно, что некоторые неандертальские черты — например, широкие колени и короткую берцовую кость — можно с уверенностью списать на эти различия.

Но послушайте, постойте. Картина метилирования наследуется вовсе не с такой жестокой неизбежностью, как последовательность генов. Она, например, вполне может отвечать за наследование приобретенных признаков (как в вышецитированном случае мышиного характера). И вполне возможно, что черты эти просто не были переданы по наследству современным потомкам тех самых смешанных сапиенсово-неандертальских семей древней Европы — немножко понаследовались и перестали, как это принято в эпигенетике.

Не так уж много ученые знают о метилировании, его наследовании у потомков и эпигенетике вообще, так что кричать «Эврика!» никто не собирается. Но исследователи уже говорят, что именно изменение метилирования может объяснить некоторые случаи быстрой направленной эволюции вроде стремительного увеличения роста лошадей в олигоцене, которое с позиций традиционной эволюционной генетики объяснить хотя и можно, но с напрягом. И да, тут речь идет о наследовании приобретенных признаков. Или их ненаследовании, если нужда в них почему-то отпала.

Чтобы нет путать читателя и не длить наш рассказ выше меры, сформулируем ему в нехитрой форме, что из этого ему хорошо бы запомнить.

1. Вполне возможно, что неандертальцы — наши прямые предки и вымерли они разве что в том же смысле, что шумеры или римляне.

2. Отличие неандертальцев от нас не так уж велико, и никакой пропасти между нами нет — при желании можно и вернуться к их наработкам.

3. Не относитесь к неандертальцам свысока. Вообще ни к кому не относитесь свысока, особенно если знаете пока маловато, а то потом будет стыдно. Старайтесь узнать больше, как это делают ученые.

4. 

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

 

Комментировать Всего 5 комментариев

Третья рекомендация-вывод особенно понравилась.

Очень актуально.

Да, это правда. Ученые в этой области пока понимают маловато.

А вы прямо про метилирование в курсе? Потому что я-то, несмотря на некую квалификацию, даже толком не знаю, что они понимают, а чего нет. В годы моей активной исследовательской карьеры на метилирование было принято списывать всю непонятную фигню. 

Именно об этом я и говорю. В этой области очень много загадок и я рад, что есть ученые, которые пытаются понять как эволюция работает на самом деле.

Обидно, когда научные знания используются в ненаучных целях. К сожалению, в области генетики такое встречается часто.

А я всегда верил, что мы с неандертальцами слились. Потому что в 80-х я видел такого человека, как на фото № 2. Поразил череп, я только на него и смотрел. Искал лоб. На брецовые кости, к сожалению, внимания не обратил. Этот человек был директором ПТУ, а я сторожем. И, кстати, он меня выжил с работы.