Константин Кропоткин /

Метаболический Джонни

Наш автор Константин Кропоткин решил заняться своим телом. Фактически первый раз за 36 лет своей жизни. Обнаружил, что у него 20 килограммов дефицита веса, записался в спортзал, обложился специальной литературой и обещал регулярно делиться своими успехами с читателями блога «Здоровье и молодость»

Иллюстрация: Karlа Ditrych
Иллюстрация: Karlа Ditrych
+T -
Поделиться:

Я никогда не занимался спортом. Ни-ког-да. И даже перестал этого стыдиться. В конце концов, думал я, на школьных футбольных матчах надо было кому-то вечно стоять на воротах. Да и физруку — вечно похмельному — надо было над кем-то снисходительно подтрунивать, мол, ничего, парень, зато ты у нас по другим предметам «бегун», ну-ка, давай дневник, я поставлю тебе четверку.

Спортом я никогда не занимался и от недостатка его не особенно страдал, хотя бы потому, что в очереди к жировым складкам я вроде бы не стоял. Наверное, я бы и по сей день откладывал физкультуру до следующей жизни, но однажды приятель, зовут которого, скажем, Джонни, принес страшную весть.

— Люди умирают, — сказал толстяк Джонни.

Конечно, все мы смертны, но, как поведал мне приятель-банкир, те, кто собой не занимается, уходят из жизни каким-то особенно неприятным образом.

— Диабет — это проблема номер один, — сообщил он.

На работе, во время обычного для сотрудников франкфуртского банка обследования врачи проинформировали Джонни: у вас метаболический синдром — живот больше, чем нужно, давление выше, чем следует, так же как и уровень холестерина. Список болезней, которыми Метаболический Джонни может заболеть, оказался длинен, а испуг, который этот список вызвал, был достаточно силен, чтобы сообщить мне не только о смертности всего живого.

— В спортзал, — призвал мой стодевятикилограммовый приятель и нечаянно попал в самую точку.

Именно этим утром мне стало очевидно, что наступило и мое время носить рубашки слегка попросторней. Открытие не самое радостное. Я из тех худосочных мужчин, полнота которых выглядит беременностью. Плечистые мужчины полнеют красиво, жир равномерно расплывается по их телу, они просто укрупняются, и некоторым это даже добавляет привлекательности. Мужчины моей породы, получавшие четверки по физкультуре за «сумму заслуг», увеличиваются нелепо: словно арбуз под рубашку закатился, от чего легкая сутулость уже не выглядит такой уж легкой, а очки картину лишь дополняют. Знаю-знаю. Асексуально.

Еще недавно подруга-врач аттестовала мою фигуру кратко: «Дефицит веса 20 килограммов». К 36 годам дефицита сделалось на семь кило меньше, а испуг толстяка Джонни оказался заразителен. Кроме арбуза есть ведь много других предметов, которые могут чудесным образом закатиться тебе под рубашку. Тыква, например. Или даже воздушный шар. Буквально недавно я видел человека с исчезающей талией. В ночном клубе этот человек в возрасте около сорока крутил в танце девушку, а вместе с девушкой фокусничала и его талия. О своем существовании талия напоминала только с одной стороны, а именно со спины, но стоило ему повернуться боком, как тела возникало в разы больше, и от этого приникшая к нему хрупкая особа выглядела червяком, который изучает глобус.

— Спортзал так спортзал, — поддержал я Джонни, отбрасывая прочь тревожное воспоминание. Ко мне словно вернулись школьные демоны: и стыд, когда висишь на турнике колбасой, а над тобой гогочет весь класс; и ярость, когда физрук спрашивает, не играю ли я на скрипке.

Можно было бы действовать самым известным способом: зажмуриться в надежде, что само собой пройдет. Но прав Метаболический Джонни: сами собой люди только умирают. Для жизни нужно усилие.

Так я стал ходить в спортзал. Два раза в неделю по два часа. И жизнь моя изменилась. Если не лучше стала, то, во всяком случае, веселее. Я подробней потом расскажу.