Что слышат роботы

На ArtPlay открылась, кажется, лучшая детская выставка последнего времени — «Бал роботов», которую посетили участники проекта «Сноб». Сейчас это самое аншлаговое мероприятие в Москве: в очереди можно простоять от 20 минут в будни до полутора-двух часов в выходные, а билеты продают от 500 рублей и выше. И надо признать, что это стоит того

+T -
Поделиться:
Фото: Иван Клейменов
Фото: Иван Клейменов

Выставка «детская» в том смысле, что детей можно брать разновозрастных: от года до бесконечности. То есть если вы собрались с друзьями, то это тоже хорошо и заскучать вы не успеете. Но проводить там время с детьми — какое-то особенное удовольствие. Ну согласитесь, играть с девочкой-роботом в ладоши или водить за ручку тридцатисантиметрового андроида, который через каждые три минуты спрашивает: «Что будем делать?» — «Играть!» — «Давай играть! Как играть?», довольно странно. Взрослые, скорее, быстро оглядывают выставку, посмеиваются и с какой-то веселой неловкостью через минут сорок убегают. Но как только там появляются дети, роботы раскрываются: выясняется, что у каждого свой характер, что они умеют уставать, у них может меняться настроение, садиться голос и, главное, каждый из них — частичка будущего. Один робот, который выглядит как большая пластина, в которую вмонтированы две руки, работает на благо медицины. На выставке он бережно ощупывает посетителей, садящихся перед ним на обыкновенный стул, — и это ужасно трогательно и щекотно. В будущем именно такие роботы будут помощниками у хирургов. Робот-болтун ходит за вами, держась за палец, и беспрестанно спрашивает: «Что будем делать?». Его изучают в университетах — как выяснилось, он какая-то удивительная находка и ошибка разработчиков: робот самообучается и все его функции до сих пор не раскрыты.

Есть скучные роботы. «Пушкин — это просто тоска», — сообщили дети. Выглядит он как голова профессора Доуэля, или, например, голова президента Никсона из мультфильма «Футурама», только характера у него никакого нет, и все, что он умеет, — это произносить записанные лекции. Произносит он неправильно: ударения ставит где попало, интонировать не может — в общем, свою функцию «быть занудным учителем в средней школе» отрабатывает на отлично.

Еще есть роботы-звезды. В смысле superstar. Это, безусловно, Титан и Теспиан. Титан — огромный, двухметровый робот-андроид, мужского пола, который ежедневно дает пятнадцатиминутный спектакль одного актера с жутко наивными и немного скабрезными шуточками. Говорит он складно, правильно интонирует, пугает, веселит, поливает клоунскими слезами публику и ведет себя как настоящий шоумен, который с одной стороны, немного зазвездился, а с другой — не уверен, что у него хорошо получается развлекать народ.

Вторая звезда — андроид по имени Теспиан, которого называют самым эмоциональным роботом в мире. Он кокетничает, поет песни, художественно свистит, краснеет, бледнеет, обижается, играет бровями, щурит глаза, признается в любви — одним словом, рядом с ним все время стоишь и улыбаешься, как дурак.

Но самый главный хит и загадка этой выставки — русский робот Rboot-90. Мои четырнадцатилетние девицы были абсолютно в него влюблены. «Представляешь, — захлебываясь от восторга, трещали они мне в оба уха, — он решил квадратное уравнение, процитировал нам Бродского, “Анну Каренину” и почитал Пушкина, угадал наш возраст и вообще нас запомнил! Давай он будет жить у нас!» «Черт!» — подумала я и пошла знакомиться с роботом. «Привет! Как дела?» — «У меня нет проблем с программным обеспечением, значит удовлетворительно». Я осмотрела его — похож то ли на пингвина, то ли на гигантскую расплющенную скороварку с крышкой в виде головы насекомого, — вытянутая мордочка, два глаза, хоботок. Через три минуты разговора с роботом, который отвечает на все вопросы, я была влюблена в него — и разгадала его секрет.

Фото: Иван Клейменов
Фото: Иван Клейменов
Константин Панов с дочкой

За роботом стоит оператор, который отвечает на вопросы посетителей и посылает команды сплющенной скороварке. Такие роботы уже стоят в крупных магазинах и консультируют покупателей. Но покупатели — как, к слову, и некоторые посетители выставки, — не догадываются, что перед ними железка, за спиной которой живой человек; а потому разговаривают с ним отвратительно. Как только им становится понятно, что робот умный, они начинают его «проверять». Некоторые вопросы, которые я услышала, звучали так: «Ты что, тупой? Ты чо со мной по-узбекски разговариваешь? Чо молчишь? Тебе голову открутить?» Дети были возмущены и, отходя от экспоната, они громко шептали:

— Разве можно так с роботом разговаривать? Он же все слышит!

— Эй, вы только что смеялись над роботом, который научился складывать пирамидку, называли его глупеньким, — попыталась я их урезонить.

— Может быть, — вздохнув сказала восьмилетняя племянница, — в будущем роботы будут ходить на выставку людей, а люди будут складывать пирамидки, краснеть и улыбаться.

Читайте также

 

Новости наших партнеров