Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Журналисты с ракетой

Фото: Anzenberger/Fotodom
Фото: Anzenberger/Fotodom
+T -
Поделиться:

Вот вам задачка про журналистов. Условия следующие.

Мустафа Найем — журналист, украинский пуштун, с которым мы росли на одной улице в Москве, — знаменит среди прочего тем, что с его поста в «Фейсбуке» начался Евромайдан: это он 21 ноября призвал киевлян выйти на главную площадь города, чтобы протестовать против отказа Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом. А дальше уж слово за слово...

Виктория Сюмар тоже работала журналистом и тоже была на Майдане. Там она так отличилась, что и.о. президента Александр Турчинов назначил ее замсекретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины.

И сотрудник LifeNews Олег Сидякин тоже был на Майдане, хоть ему и не симпатизировал. Говорят, его даже контузило во время тамошних стычек. А 18 мая вместе с коллегой Маратом Сайченко его задержали под Краматорском украинские силовики и теперь допрашивает в Киеве контрразведка СБУ. В багажнике машины, в которой ехали Сидякин и Сайченко, вроде бы нашли переносной зенитно-ракетный комплекс. Примерно такой, из каких боевики в Славянске сбили несколько украинских вертолетов.

Журналистка Сюмар и журналист Найем отметились в «Фейсбуке» постами про журналистов Сайченко и Сидякина.

Сюмар написала: «Так называемые “журналисты” LifeNews Олег Сидякин и Марат Сайченко — яркий пример содействия терроризму через информационное сопровождение... Содействие терроризму, заговор с террористами, помощь терроризму — это не журналистика. “Взаимовыгодное сотрудничество” с людьми, которые убивают и берут заложников — это преступление».

Найем написал: «Я не считаю этих ребят своими коллегами, у нас с ними разное понимание профессии. Но в данном случае речь идет не о конкретных лицах, а об отношении государства к журналистам в целом. Я был почти в такой же ситуации в Минске. Освещал президентские выборы и зверский разгон демонстрации на площади в 2010 году. Формально местные власти могли задержать меня и назвать участником акций, поскольку работал я без аккредитации местного Центризбиркома, которую не мог получить в короткие сроки».

А Сайченко и Сидякин ничего не успели написать, кроме смс «Нам п....ц».

Теперь задание: расставить фамилии участников в порядке их соответствия вашим представлениям о том, кто такие журналисты и зачем они нужны.

Расставили? Я тоже хочу предложить свой вариант решения.

На первом месте будет Мустафа. Он хотя и сочувствует украинской революции всем сердцем — что там говорить, он одно из ее публичных лиц, — но ему свойственна важная черта журналиста — способность сомневаться в правильности действий любой власти. А также — всегда сочувствовать более слабой стороне. Даже если она не права.

Кроме того, Мустафа хорошо понимает, что, когда ты пишешь — а особенно снимаешь видео — о любом конфликте, это часто приходится делать с одной из сторон. Потому что другая по каким-то причинам не желает тебя знать, считает врагом. Или потому что этой другой стороне вообще невыгодно, чтобы ее снимали. А если ни с кем не договариваться, близко не подберешься, ничего не снимешь, а то даже и не опишешь.

Правда, настоящие безбашенные репортеры иногда ухитряются — польский журналист Бартоломей Маслянкевич все на том же Майдане показывал, как это можно делать. Но настоящий героизм, увы, лежит за пределами нашей задачи.

Когда в 2000 году российские силовики в Чечне задержали журналиста радио «Свобода» Андрея Бабицкого, ему вменили в вину отсутствие аккредитации при штабе российской контртеррористической операции. Но на самом деле в глазах федералов Бабицкий был пособником чеченских сепаратистов. Сам Владимир Путин, тогда еще и.о. президента, назвал Бабицкого предателем. На месте Андрея, однако, мог бы оказаться каждый, кто не хотел кормиться с руки у федералов, получая строго дозированную информацию, а хотел увидеть войну глазами априори более слабой стороны. Бабицкий не был «пособником террористов» — он собирал собственный материал вместо того, чтобы переваривать пропаганду.

На второе место я бы поставил парней из LifeNews. Они хотя внешне и делали то же самое, что Бабицкий в Чечне или Мустафа в Минске, — ну да, смотрели на конфликт глазами более слабой стороны, которая в итоге проиграет, — но все же знали, что их канал участвует в пропагандистской войне официальной Москвы против Киева. То есть, по сути, осознано играли все же за более сильную сторону.

Не могу утверждать этого наверняка, но репортаж со стороны борющейся с пророссийскими боевиками Нацгвардии едва ли подошел бы LifeNews. Мне так кажется, когда я вижу их сюжеты про Украину.

Поэтому уместна оговорка Мустафы о том, что он не считает Сайченко и Сидякина коллегами.

Но скорее уж они мои — и Мустафы — коллеги, чем Виктория Сюмар. Человек, который нанялся в госорганы, вообще теряет право судить о том, что такое журналистика. Он уже не работает, а служит. Но даже бывший журналист не может, будучи в здравом уме, обвинить в перевозке оружия телерепортеров, ехавших в машине какого-то боевика. Разве непонятно, что они не в состоянии, да и не вправе, запретить ему перевозить в багажнике хоть трупы? С таким же успехом оператор Discovery Channel мог бы запрещать гиене поедать птенцов.

А Сюмар даже предположила, что Сайченко с Сидякиным собирались сами стрелять из ПЗРК. Не думаю, что LifeNews отправил их в Восточную Украину именно с этой целью: российские боевики попадают туда по совсем другим каналам. Да и помощь телевизионщиков этим профессионалам явно не нужна, сбивать вертолеты они и сами умеют.

А «содействие терроризму через информационное сопровождение» – это и сам Владимир Путин лучше не сказал бы.

В Киеве сейчас много говорят о создании государственного медиахолдинга — для контрпропаганды. И.о. главы президентской администрации Сергей Пашинский уже и здание для него присмотрел, да какое — причудливый киевский Дом с химерами.

Создадут — и не такие химеры полезут из сказочного дома. Сюмар, весьма вероятно, получит там кабинет, станет украинской Маргаритой Симоньян. Претендентов на роль Дмитрия Киселева в Киеве сейчас тоже достаточно.

Украина вырвалась было из неумолимой постсоветской логики отрицательного отбора, распила, бездарности — но любая новая власть, у которой появляется свой Бабицкий, неизбежно приходит к телеканалу «Раша тудей». Можно сколько угодно бороться против Путина, проклиная его на каждом углу и распевая о нем известную песню украинских болельщиков с припевом «Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла». Но Путин — он внутри. Он и песенке подпевает, как настоящий разведчик, чтобы не спалиться. Только так и побеждает.

Одно меня немного успокаивает: если что, Мустафа опять позовет на площадь. Должно же когда-нибудь получиться как надо.

 

Также по теме:

Петр Порошенко: На Украине вообще нет экономики

Комментировать Всего 21 комментарий

С лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом первыми вступали в города... Будем надеяться что здравый смысл в этом случае восторжествует, хотя с другой стороны какие у нас есть основания полагать, что здравый смысл восторжествует хоть в каком то случае? Ровно никаких. 

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Кузнецов

Здравый смысл должен был бы подсказать журналистам, что ездить на машине повстанцев чревато неприятностями, но не подсказал... По-моему всё просто: или ты врач, журналист, священник, и держишься в стороне, или ты участник события и принимаешь на себя все риски.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Christina Brandes-Barbier de Boymont

т.е. врач, оказывающий помощь раненым, для противной стороны враг даже больший, чем просто солдат с автоматом в окопе?

Нет, ибо это его святой долг. А вот врач, который в санитарной машине везёт оружие и боеприпасы - уже не врач, а комбатант. Не согласны?

Согласен.

А врач едущий на попутке, которая везёт боеприпасы ?

Врач на войне, или военный врач - особая категория. Врачи находящиеся в зоне боевых действий отдают себе отчет в огромных рисках, которым подвергаются, причем не только от "шальной пули", но и от захвата в плен, заложниками и пр. 

Врач, севший на попутку, везущую боеприпасы, должен быть готов к самым плохим последствиям.  

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Трофимов

Именно так. Такая машина - легитимная цель для другой стороны конфликта. Именно поэтому санитарные машины, поезда и здания и должны быть отмечены Красным крестом.

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Ситуация:

Врач, использует попутку с боеприпасами, осознает, что могут обстрелять, разбомбить и он может погибнуть, но на передовой умирают раненые без его помощи

Плохие варианты развития :

1. Разбомбили, все погибли (водила, врач, раненые на передовой) - никто не виноват, кроме войны

2. Пробили колесо, захватили в плен водилу и врача

3. Убили водилу, врач довёл до передовой грузовик с патронами, начал оказывать помощь раненым, но в результате боя был захвачен в плен

4. то же, что и п.3, но у врача было личное оружие, из которого он не стрелял

5. то же, что и п.3, но у врача было личное оружие, из которого он стрелял, защищая себя и раненых

Вопрос: Кем является врач в п. 2 - 5 ?

Эту реплику поддерживают: Елена Савина, Дмитрий Трофимов

Вячеслав, вы забыли упомянуть 4 всадников Апокалипсиса, ангела Господня и Тунгусский метеорит... Относительно ваших вопросов - обратитесь к Женевским конвенциям и требованию к мед. персоналу воздерживаться от любых враждебных действий. Применение данного принципа международного права - вопрос вторичный и казуальный.

Дмитрий, Вы ушли от вопросов к Вам лично, к Вашему пониманию справедливости, а не к Конвенции.

2 случай - ну захватили и захватили. Расстреливать всё равно не будут. Плен - это не наказание. 

3 - враждебные действия налицо, во время руления машиной с боеприпасами противник имеет полное право прибить как муху. После приезда на место - не пойман, не вор.

4 - имеет право на личное оружие, если не стрелял, то и взятки гладки.

5 - зависит от ситуации, в кого стрелял, зачем стрелял. Раненые, если что, тоже защищены конвенциями. Как повезёт. Но если это нормальное боестолкновение, то вы же не думаете, что противник будет сильно волноваться над мыслью "а кто это там такой красивый и в белом халате в нас стреляет?" Пристрелят и всё. И будут правы.

Дмитрий, спасибо за ответ.

Если честно, то если бы эти персонажи были в период ВОВ, и с фашистской стороны, то я, скорее всего, убил бы их всех в любом случае...

А вот в наше время, время конфликтов неивестно из-за чего, убили бы меня, за "мягкотелость"...

Вячеслав, человеку часто свойственно себя как переоценивать, так и недооценивать. И на войне было по-разному. С обеих сторон. Также как и сейчас. Война выпускает демонов и ангелов из души человека... Самое страшное, когда они вылетают попеременно, и непонятно, кто этот человек, чудовище или герой.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Вячеслав Кузнецов

Дмитрий, ангелы и не на войне влетают и вылетают по несколько раз за день)

уже запоздало, но если все же позволите, то отвечу. 

Обычно врачи (в зоне военных действий) не передвигаются по одиночке (исключение, особые, чрезвычайные обстоятельства, напр, мед. объект был уничтожен, один врач остался в живых), врачи не работают на передовой, для этого есть спец.отделения, которые доставляют раненых в мед.учреждения (палатки, мед.пункты, стац. или временные больницы). Врач не передвигается в одиночку хотя бы потому, что у него с собой должен быть, как минимум, набор перевязочного материала, инструментария, одноразовые шприцы и т.п., медикаменты, и пр и т.п. , т.е. это такой метал. контейнер, 50-60кг (больше).   Врач "на легке" - простите за цинизм, - бесполезен.   

В зоны боевых действий находится или мед. персонал каждой из воюющих сторон (военные мед. подразделения) и тогда м.б.врач имеет право на боевое оружие (в зависимости от страны и пр), или "нейтральный" мед. персонал, напр. "Красный крест".  

Персоналу  "Красного креста", "Врачи без границ", ВОЗ, пр.  не положено оружие. Стреляющий врач, теряет автоматически статус  "нейтрального мед.персонала" и может быть убит в любой момент, как солдат противника.   

Дмитрий, ездить на машине одной из воюющих сторон (и снимать только одну из воюющих сторон в течение одной командировки) - это стандартная практика военных корреспондентов.

Елена, возможно... Так и вижу сценку: по тылам советской армии едет гитлеровский вездеход с диверсантами, их ловят, вытаскивают оттуда нескольких человек, и двое из них заявляют: нихт шиссен, мы журналисты "Фолькише Беобахтер"... :)

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Дмитрий, Ваш остроумный ответ, наверное, очень смешно читать всем, кроме реально работающих на войне журналистов.

Елена, я понимаю вашу заботу о коллегах по цеху... Но я бы ещё понял, если журналисты НЕЙТРАЛЬНОЙ страны (или стороны) едут в машине одной из сторон конфликта. Но в описываемой ситуации ждать уважения к ним, как к представителям прессы, было довольно странно. Если бы в той машине ехали английские, молдавские, никарагуанские или ангольские журналисты - их бы никто и не подумал задерживать. Хотя не факт, что их не могли застрелить без всякой проверки документов. Но это их профессиональный риск, не так ли? И мой пост был чересчур ироничным именно поэтому.

Все-таки есть разница между Эренбургом и Геббельсом. На Украину напали.

Я дилетант в этом вопросе, но

думаю, что когда человек выбирает профессию, дающую ему некоторые права на неприкосновенность (журналисты, адвокаты, врачи), должен отвечать за свои права перед своей профессией и перед собой. У таких профессий должен быть орган, дающий или отнимающий такие права. А остальные, тем не менее, должны эти права соблюдать. Никто не знает, что было на самом деле, и, если это не прямое преступление против закона, мне кажется, журналистов воюющие стороны НЕ должны задерживать, но при наличии сомнений в соответствии этике профессии должны сообщить об этом и настоять на расследовании. Может быть, международном.

PS. Также считаю, что похищение наблюдателей ОБСЕ автоматически переводит похитивших из статуса воюющей стороны в бандитов.