Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Путин и Сяо слушают нас

Русско-китайский альянс на основе забвения, розовых очков на затылке и общих ценностей — это больше не литература, это, кажется, близкое будущее

Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

Вот вам загадка. Кто по национальности автор следующей цитаты (я заменил в ней упоминания о стране и народе звездочками):

«Хотя *** общество в последние 25 лет пережило одни из самых резких перемен в истории человечества, в мире ценностей мало что изменилось. Многие из нас первым дело озабочены повседневными нуждами и амбициями — работой, образованием, жильем — и не станут напрягаться или чем-то жертвовать, чтобы добиться чего-то сверх этого. *** предпочитает забывать или попустительствовать забвению — подход, непонятный Западу. Это дает *** возможность освободиться от тяжелой самокритики и от еще более тяжелого морального груза. Что важнее, это освобождает *** от ответственности за свои действия и молчаливое согласие... Как долго будет *** идти этой дорогой забвения? Интернет и глобализация открывают гражданам истины, которые самоочевидны повсюду в мире, и страна переживает внутренний кризис доверия. Потеря доверия и моральных точек соприкосновения между людьми и государством — самая большая опасность для режима сегодня».

Вполне мог бы быть и наш соотечественник, правда? Подставьте вместо звездочек «Россию» и «русских» — ничто в цитате не будет резать глаз. Понятно ведь, о каком забвении идет речь: о вернувшейся в одночасье тоске по советским временам. И про кризис доверия тоже понятно: сколько бы ни радовались у нас взятию Крыма, а чиновников и ментов не уважают, не верят им.

Ну? Наш или не наш?

Да как сказать. Китаец.

Цитата — из колонки художника и диссидента Ай Вэйвэя, написанной к 25-й годовщине разгрома китайской «Болотной» — студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь.

Про то, что русский с китайцем снова братья навек, сейчас слышно из каждого утюга. Лобзания в Пекине, знаменитая газовая сделка, разговоры о партнерстве между будущей российской платежной системой и китайской UnionPay в противовес американским Visa и MasterCard, теперь еще и совместное рейтинговое агентство — опять же в противовес западным...

Союз выглядит вынужденным: еще в начале 2000-х Путин уверенно говорил о европейском пути для России, но раз уж с Европой не сложилось, остался только Китай. На самом деле у наших двух стран в их нынешнем виде слишком много общего, чтобы объятия диктаторов были всего лишь ситуационными.

Китайцы, как и мы здесь, в последнее время увлеклись работой, бизнесом, потреблением, игрой в догонялки с Западом. У них получилось несколько лучше, надо признать — и это вызывает у нашего начальства некоторую зависть и желание сделать похоже. Но сходство уже имеется, и оно в том, что и русские, и китайцы — аполитичные народы.

По данным Глобального исследования ценностей, только для 28,3% китайцев и 20,2% русских политика — штука «довольно важная». В Америке таких людей — 41,8%.

28,7% китайцев и 22,1% русских в принципе могли бы принять участие в мирной демонстрации. Среди американцев таких 54,8%.

68,2% китайцев и 76,3% русских ни за что не стали бы бастовать. В Америке — только 49,5%.

Между русскими и китайцами вообще наблюдается ценностная близость. Оба этих народа в целом считают, что первым делом о всеобщем процветании должно заботиться государство, а люди сами о своем — в последнюю очередь (и это при том, что в обеих странах гораздо более яркий культ богатства, чем в той же Америке). Ну и конечно, оба народа ценят демократию меньше, чем западные люди: она «абсолютно важна» для 29,9% китайцев, 26% русских и 46,5% американцев.

Бывший глава Госкомимущества, а ныне диссидент Альфред Кох написал в «Фейсбуке»: «Назовите мне хоть одного китайского певца, на концерт которого вы ходили? Композитора, музыку которого вы слушаете? Писателя, книги которого стоят у вас на книжной полке, зачитанные до дыр?.. И вот эти самые мы, мы, такие как мы есть, готовы ненавидеть Америку и любить Китай? Мы готовы упасть к нему в объятия? А не сошли ли мы с ума? Назло теще отморожу себе уши?»

Ну да, мы, конечно, сейчас больше знаем про Америку, в этом Кох прав. Но это ведь поправимо. Мы ведь в советское-то время об Америке слышали только городские легенды, которые потом сдулись от столкновения не только с реальностью, но и с голливудским кино. Станет китайская культура более доступной — случится то же самое и с ней. Будем детям читать «Путешествие на запад» вместо братьев Гримм. А Йо-Йо Ма мы и так слушаем, Вонга Карвая и Ай Вэйвэя тоже всячески уважаем.

Сколько твердили еще в прозападные времена, что китайский учить уже полезнее, чем английский, — сейчас это тем более правда.

Смеялись, мол, Сорокина в жизнь, — ну вот он, глоссарий китайский в конце «Голубого сала», можно для начала выучить хотя бы его. Да и Хольма ван Зайчика пора перечитывать, — похоже, смешные детективы писавших под этим псевдонимом фантастов и китаистов про русско-китайскую «Ордусь» были несколько более пророческими, чем казалось в начале 2000-х, когда они выходили в свет.

Русско-китайский альянс на основе забвения, розовых очков на затылке и общих ценностей — это больше не литература, это, кажется, близкое будущее. Жаль только, не бывать Москве местным Гонконгом: слишком недолго прожила она при своем кривом эквиваленте британской демократии. А в остальном:

Крепнет единство народов и рас.

Плечи расправил простой человек —

С песней шагает простой человек.