Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 2

Из второй серии «Словарного запаса» вы узнаете, когда на самом деле нам «разрешат» говорить «звОнит», сожалеют ли в Институте русского языка о запрете мата и что общего у усов Пескова и чемпионата по футболу в Бразилии

Участники дискуссии: Лена Де Винне
+T -
Поделиться:

Правило: Чем свЕрлит лучше звОнит

Спор о глаголе «звОнит» в последнее время напоминает бородатый анекдот: «Мужчина, вы, наверное, хотите меня изнасиловать? — Да нет, что вы! — А придется!» В роли «а придется» выступают журналисты, с удивительным упорством настаивающие на том, что лингвисты вот-вот внесут в словарь «этот чудовищный вариант ударения, ставящий крест на всем русском языке». Лингвисты интеллигентно отпираются, дают интервью, объясняют тенденции. Говорят: «Да, ударение постепенно смещается. Во времена Пушкина говорили “курИт” и “варИт”, а теперь — “кУрит” и “вАрит”. Так ведь сто лет прошло! Может, и для “звОнит” столько потребуется…» Но ничего не помогает.

Вот и на днях в сети жаждущих насилия над языком граммар-мазохистов попал главред «Грамоты.ру» Владимир Пахомов. Объяснил и про тенденции, и про сто лет. Но все равно был зачислен в ряды тех, кто «вот-вот легализует неграмотность».

Глагол «звОнит» (как и средний род существительного «кофе») уже давно превратился в  жупел для пуристов. То есть, собственно, пуристы его и сделали жупелом. В десятках похожих глаголов мы ставим ударение неправильно — и ничего. Вот, например, глагол «сверлить». Опросите знакомых, и вы убедитесь в том, что многие говорят не «сверлИт», а «свЕрлит». Или еще один глагол — «рулить». Почему мы не возмущаемся этим «рУлит»? Почему не падаем в обморок от «сОрит»? Почему не бросаемся словарями, услышав «щЕмит», а не «щемИт»? Нет, жертвой мы выбрали именно «звОнит», и именно оно, считаем мы, и есть главная проблема современного русского языка.

«Поверь, Карлсон, не в пирогах счастье», — говорил Малыш. Поверьте, не в «звОнит» несчастье. Только не спрашивайте, в чем же еще.

Событие: Ненормативно сильная рука

1 июля вступил, как известно, в силу закон о запрете ненормативной лексики в публичном исполнении. Институт русского языка РАН в лице профессора филологии, завотделом экспериментальной лексикографии Анатолия Баранова прокомментировал это событие так: законом мат не запретишь, тут скорее подействовал бы некий общественный договор, общественное согласие — словом, чтобы не сверху инициатива была, а снизу. А в художественных произведениях без мата порой вообще сложно: так что лучше бы зритель/читатель сам решал, смотреть или не смотреть, читать или не читать.

Вообще-то само появление этого комментария удивительно. Толерантность, стойкость и спокойствие Анатолия Баранова, которого за последние несколько лет так же достали вопросами о мате, как главреда «Грамоты» вопросами об ударении «звОнит», заслуживает уважения. Но вот либеральный настрой и того, и другого (пусть сами решают насчет мата, «звОнит» укладывается в логику языка) заставляет как-то за них, да и за лингвистов в целом, переживать.

Иллюстрация: Фрагмент плаката BOHN
Иллюстрация: Фрагмент плаката BOHN

Говорят, в Институт русского языка в последнее время пишут доносы анонимы. Что засело там  «бандеровско-мазепинское подполье», что разрешают все подряд, попирают нормы, не уважают язык и — о ужас! — положительно смотрят на вариант «в Украине».

Все это, увы, укладывается в общую тенденцию, соответствует общей атмосфере. Вопрос о «звОнит» и какой-нибудь политический запрет — вещи одного порядка. Языковые варианты, сомнения, движение, развитие — все это опасная свобода, а нужна сильная рука. Выбрать твОрог или творОг? ОдноврЕменно или одновремЕнно? Пойти на фильм с матом или не стоит? Вы допереключаетесь!

Штамп: Зачем так много диких обезьян

Штампы бывают не только у журналистов. Нечего их ругать за «небывалые снегопады», «беспрецедентные меры» и каких-нибудь старожилов с отшибленной памятью. Нечего, если вы сами на вопрос: «Как дела?» — нет-нет да и ответите: «Пока не родила!» Или, увидев в «Фейсбуке» пост о чемпионате мира по футболу в Бразилии, бросаетесь писать про диких обезьян.

Недавно во френдленте я увидела чей-то текст с умоляюще-предупреждающим комментарием: «Только без комментариев про обезьян! Буду удалять!»

Иллюстрация: Фрагмент обложки журнала «MAD»
Иллюстрация: Фрагмент обложки журнала «MAD»

В последние две недели безусловными лидерами стали два штампа: об одном я уже рассказала, другой стал реакцией на смену имиджа пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова. Считать я поленилась, но осмелюсь предположить, что комментарий «Зачем Володька сбрил усы» видела в каждом втором посте, посвященном ликвидации растительности. Срабатывало как рефлекс «пароль — отзыв».

В одном интервью о словах и антисловах современности актер Максим Виторган как-то сказал мне: «Я бы очень хотел, чтобы после какого-то количества употреблений растворялись выражения типа “какие люди и без охраны”, “как дела — пока не родила”, “у тебя папа не стекольщик”. Это все чудовищные банальности». Ту же мысль чуть позже высказали и участники «Квартета И». «Заимствованное остроумие хуже неприличных слов», — сказали они. В общем, надо еще подумать, что запрещать. В усах правды нет.

Читайте также:

Ксения Туркова. Словарный запас. Выпуск 1

Комментировать Всего 1 комментарий

Какими прекрасными ритмическими категориями мыслит Анатолий Баранов: :-)

законом мат не запретишь. (умомо Россию не понять?) :-)))

смотреть или не смотреть, читать или не читать.