Дело не в стрелочнике

Кого нужно уволить за аварию в метро

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Вчера вечером я ехал домой на метро. По той самой синей ветке. В новом вагоне типа «Русич». И вдруг поезд резко притормозил. Нет, ничего страшного не случилось: поезда так иногда делают. Но на ту долю секунды, пока это не стало еще ясно, лица людей вокруг меня исказились от ужаса. Они начали судорожно хвататься за поручни. Все же слышали, что в тех вагонах погибли прежде всего те, кто стоял и не держался.

Конечно, это паническая реакция по свежим следам. После терактов тоже первые день-два бывает тревожно спускаться в метро. Но сперва успокаиваешь себя, что «дважды в одну воронку…», а потом заедает рутина и все как-то забывается. Человеческая память не хочет и не может постоянно возвращаться к ужасу. А раздавленные всмятку вагоны, в которых под грудами смятой, как фантик, стали погибли люди, — это именно что ужас.

Но он уйдет. И будут только странные знакомые через несколько лет вспоминать в фейсбуке изредка, если фейсбук, конечно, еще не запретят к тому времени: «Помните, в метро в четырнадцатом или, нет, в тринадцатом году сошел поезд с рельсов, а наказали тогда… стрелочника». Ну, примерно как сейчас до сих пор иногда «шутят» про 146 процентов.

Мы все знаем, что так, скорее всего, и будет. Ну, может быть, кроме путейцев, которых, видимо, посадят, снимут еще какого-нибудь начальника  московского метро очень средней руки. Или даже какого-нибудь зама из правительства Москвы, чью фамилию все равно никто не знал. И об этом тогда обязательно расскажут в новостях. Виновные наказаны.

А впрочем, если бы все было не так, если бы за стрелочником и его помощником последовали громкие отставки, которых так жаждут в социальных сетях, или сами по себе, не вынеся душевных страданий, подали рапорт Максим Ликсутов или даже Сергей Собянин, тоже, откровенно говоря, мало что изменилось бы.

Шутка про стрелочника не смешная еще и потому, что это, в общем, не шутка, а правда. Существующая сегодня в России власть не только несменяема, но и ненаказуема. Она накажет сама. Кого захочет. Когда захочет. Если захочет. Нас с вами не спросит. И шутки в твиттере не прочитает.

У нас любят мечтательно перечислять. Вот в такой-то европейской стране премьер ушел в отставку за подарок в тысячу евро. А в этой — и вовсе пятьсот. Имеется в виду, что, если бы Россия тоже была демократическим государством, и у нас бы так было. Но вывод из этого делается несколько другой. Скопировать предлагается не причину, а следствие.

Отставки. Нам нужны отставки. Предполагается, что, если в путинском режиме негодный шпунтик заменить на новый, весь механизм в целом станет лучше.

А ведь, в сущности, это такой же карго-культ, как ситибайки того же Ликсутова или парки его коллеги Капкова. То есть, если будем отправлять в отставку высокопоставленных чиновников, как в Европе, то, глядишь, и мы станем Европой.

Нет. Европой мы станем, когда у нас появятся честные выборы, справедливые суды, свобода слова и еще много чего. Смена власти под давлением общества — это не отставка отдельно взятого чиновника, а полная ее перетасовка. То, чего у нас не происходило с 1991 года.

Только не подумайте, пожалуйста, что я защищаю Ликсутова или Собянина. Их вполне можно уволить за эту катастрофу. И Путин может это сделать. А может и не сделать. Это меня и беспокоит, понимаете? Что мы прыгаем на задних лапках и кричим: «Батюшка-царь, боярин-то у тебя плохой». А батюшка-царь все равно сделает как хочет.

В России должна меняться власть. Меняться путем выборов. Меняться регулярно. Нет, аварии из-за этого не перестанут происходить. Но бюджеты на развитие метро тогда окажутся почему-то в разы меньше. И о скандалах с технической безопасностью будут рассказывать свободные журналисты. Заранее рассказывать. И самостоятельные следователи будут выяснять, чей сын с чьим зятем вместе делал бизнес на городском транспорте. И независимые судьи начнут вдруг выносить им обвинительные вердикты.

Дело ведь не в стрелочнике. И не в трехмиллиметровой проволоке.

Автор — шеф-редактор сайта телеканала «Дождь»