Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Константин Зарубин

88139просмотров

Константин Зарубин: Запретить муми-троллей

Фото: Arne Jönsson
Фото: Arne Jönsson
+T -
Поделиться:

Текст, посвященный столетию Туве Янссон, в России надо писать в форме доноса.

Так и поступим.

«Мединскому Владимиру Ростиславовичу,

министру культуры Российской Федерации,

члену “Единой России” с 2001 года

ДОНОС

Довожу до Вашего сведения, что 9 августа сего года в ряде недружественных России государств широко отмечается столетний юбилей финского писателя и художника Туве Янссон.

В этой связи обращаю Ваше внимание на то, что даже сегодня, когда наша страна в кольце врагов, так называемые “детские книги” госпожи Янссон находятся в свободной продаже. Считаю необходимым скорейшее изъятие этих “сказок” из всех книжных магазинов. Причины излагаю ниже.

1. Книги Т. Янссон оскорбляют органы власти Российской Федерации и открыто призывают к массовым беспорядкам.

Так, в произведении “Опасное лето” анархист Снусмумрик попадает в суверенный парк. В парке давно построена стабильность под чутким руководством легитимной власти в лице Сторожа и Сторожихи. Взвешенные законодательные меры хранят парк от либерального хаоса, царящего за его пределами.

Газоны окружены заборами. Везде висят таблички, запрещающие курить, смеяться, прыгать, свистеть и сидеть на траве. Трава растет под прямым углом, деревья пострижены в квадрат. Между заборами ходят красивым строем двадцать четыре лесные малютки. Из них вырастут хорошие Сторожа и Сторожихи, будущие защитники парка.

Как же реагирует на это анархист Снусмумрик? “Мы сорвем все таблички! — заявляет он. — Каждая травинка сможет расти, как ей захочется!”

Ему нет дела, что предки этих малюток, быть может, веками ходили строем и возводили заборы. Он готов растоптать неповторимое культурное наследие парка. Хуже того, он подстрекает к либеральному дебошу несовершеннолетнюю Крошку Мю.

2. Книги Т. Янссон пропагандируют равноценность любви к лицам своего пола.

Так, в произведении “Шляпа волшебника” мы встречаем персонажей по имени Тофсла и Вифсла. Эти “друзья”, явно однополые, гуляют, взявшись за ручки, и спят в одной сумке, свистнутой у Муми-мамы.

Последние сомнения в истинной природе их “дружбы” развеивает жизнь. Прототипом Тофслы была сама Т. Янссон, а Вифслы — ее первая любовница Вивика Бандлер. Даже тайныйсла языксла, на котором онисла разговаривают, — символ осторожности, с которой двум женщинам приходилось любить друг друга в тогдашней Финляндии, еще не сгнившей на корню.

Туве Янссон «Праздник в городе»
Туве Янссон «Праздник в городе»
Фреска из здания городского совета Хельсинки. Туве сидит за столом с веером и сигаретой; темноволосая Вивика танцует с мужчиной во фраке справа от нее

При этом в “Шляпе волшебника” Тофсла и Вифсла не подвергаются заслуженной травле. Отнюдь! Муми-общество принимает их с распростертыми объятиями. Им предлагают кофе. Хемуль учит их извращенный язык. Волшебник не отбирает у них рубин. Даже Снифф нехотя проникается к ним симпатией!

Еще более опасным пропагандистом представляется Туу-тикки из произведения “Волшебная зима”. Ее прототип — художник Тууликки Пиетиля, сожительница Т. Янссон. Мало того, что Туу-тикки — положительный персонаж, исполненный мудрости. Мало того, что она опекает несовершеннолетнего Муми-тролля. Возмутительней всего, что Т. Янссон и Т. Пиетиля прожили вместе 45 лет!

Нашим детям не нужны такие примеры для подражания!

3. Книги Т. Янссон могут пробудить у детей нездоровый интерес к истории.

Вам как доктору суверенных исторических наук известно, что в конце 30-х годов великий СССР вовсю готовился спасать мир от фашизма. Финляндия, форпост фашизма, имела наглость находиться рядом с Ленинградом. СССР по-хорошему попросил ее отодвинуться. Но финские фашисты уже планировали на нас напасть и не хотели по-хорошему. Пришлось Красной армии проучить зарвавшихся чухонцев. Заодно и Выборг вернули.

Теперь представим: ребенок, попавший под чары Т. Янссон, полез читать ее биографию. А Т. Янссон, на минуточку, во время Второй мировой делала обложки для сатирического журнала Garm. Карикатуры рисовала на Гитлера и Сталина.

Туве Янссон. Обложки журнала «Garm»
Туве Янссон. Обложки журнала «Garm»

Что подумает ребенок? Что финны не видели разницы между Третьим рейхом и сталинским СССР. Хорошо, если ребенок попадется идейно устойчивый. Отмахнется от крамолы. А если нет? Если дальше читать полезет? Он же узнает, что эту разницу, кроме нас, вообще мало кто видит!

(Место для перечисления ряда событий 1939—1940 гг., которые настоящий патриот не может выговорить даже в доносе. См. неединый учебник истории.) Нашим детям не нужны такие сопоставления!

4. Наиболее опасный аспект антироссийского творчества Т. Янссон я приберег напоследок. Миллионы детей и взрослых влюблены в “сказки” про муми-троллей не только потому, что там полно пушистых прямоходящих бегемотиков. Главное оружие Т. Янссон — подлинность. 

В книгах Т. Янссон нет подделок. Приключения, слезы, смех — всё настоящее. Беды — только настоящие. Например, страшная комета. Разлука Муми-тролля и Снусмумрика. Одиночество уродины Морры. Старость Онкельскрутта. Тоска маленького хомсы Тофта по маме, которой никогда не было.

Любая фальшь в действиях героев видна насквозь. Бахвальство Сниффа, позерство Ондатра, громкие слова Муми-папы, которому вечно не хватает подвига, — все враки просвечивает понимающая улыбка автора. Каждая книга Т. Янссон — прививка от лицемерия и лживого пафоса.

Российским детям не нужны такие прививки. Подделка — краеугольный камень нашей государственности. Даже в правительство, как Вы знаете, не берут без фальшивой научной степени. “Журналисты” в телевизоре подделывают “новости”. Поддельный “парламент” подделывает “законы” по 60 штук за четыре часа. Жуликов всех мастей “выбирают” на подделанных “выборах”, и везде звучат речи, лицемерные и пафосные, о “ценностях”, не стоящих выеденного яйца.

Пришла пора выбирать: или муми-тролли на прилавках, или Россия на глобусе! Общеизвестно, что книга “Сказочные повести скандинавских писателей”, вышедшая в 1987 году двухмиллионным тиражом, содержала сразу три “сказки” Т. Янссон и сыграла не последнюю роль в развале СССР.

История не должна повториться! Мы не бросим наших детей на растерзание идеологическим волкам в муми-тролличьей шкуре.

Рассчитываю на то, что мой сигнал будет услышан».

А если и не мой, то чей-нибудь еще, написанный со звериной серьезностью, без тени иронии, — наверняка. Слишком много в последнее время нашлось людей, отмороженных Моррой.

Но хватит о грустном. На дворе лето и день рожденья муми-мамы. Поздравляю вас, дорогие читатели. К праздничному столу рекомендую «Путешествие налегке» и кофе с вареньем.

Читайте также

Комментировать Всего 5 комментариев

"Полуобезумевшая, в развевающейся юбке Филифьонка стояла посреди гостиной, и в голове ее проносились бессвязные мысли: "Ну, вот. Теперь все пропало. Наконец-то. Теперь больше не нужно ждать..."

Обидно, что ее редко перечитывают взрослые. Особенно "В конце ноября" или "Дитя-невидимку" - это же северный экспрессионизм и финский экзистенциализм.

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

И "Папу и море" ещё надо перечитывать. Прекрасная книга о семейной жизни и традиционных гендерных ролях в постиндустриальном обществе. В придачу ко всему остальному.

"В конце ноября" - по-моему, настолько гениальная книжка, что я даже не знаю, как о ней говорить.

В 1987 было фактически второе издание, которое издательство "Правда" дополнило парой рассказов. До того в 1976 году в "Детской литературе" вышел сборник "Муми-Тролль, Людвиг Четырнадцатый и совсем другие". В том же 1976 году то же самое издательство допустило выпуск не менее провокационной (с убийством лидера и последовавшей гражданской войной) книги "Хоббит, или Туда и обратно" ещё более западного автора. 

Морру я почему-то понимал как аналог смерти в сказочном мире, где никто не умирает.

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

Константин, поздравляю! Вы помогли Минкульту проявить свой высокий профессионализм.

 Это не вранье, не небылица.

Видели другие, видел я,

Как в ручную глупую синицу

Превратить пытались журавля.

Чтоб ему не видеть синей дали

И не отрываться от земли,

Грубо журавля окольцевали

И в журнал отметку занесли.

Спрятали в шкафу, связали крылья

Белой птице счастья моего,

Чтоб она дышала теплой пылью

И не замышляла ничего.

Но недаром птица в небе крепла.

Дураки остались в дураках.

Сломанная клетка, кучка пепла.

А журавлик снова в облаках.

 — Г. Полонский

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

Спасибо, Марина! Да, Минкульт не подкачал.

 

Новости наших партнеров