Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 5

Из пятого выпуска «Словарного запаса» вы узнаете, как правильно обращаться с запрещенными продуктами, кто и за что ненавидит «молочку», а также о том, почему в последнее время мы «чотаржом»

+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Corbis/All Over Press
Иллюстрация: Corbis/All Over Press

Камон, хамон!

Все мы уже успели пошутить насчет белорусских мидий, камамбера как причины выезда из страны и воскликнуть: «Don’t cry for me, буженина!» Но никто за все это время продуктовой истерики, переходящей у одних в овацию президенту, у других в плач по пармезану, не задумался: а употреблять-то мы всё это как следует умели? Не в смысле физического потребления, нет. Знаем ли мы, как правильно произносить название «камбала»? Умеем ли склонять фуа, не побоюсь этого слова, гру? Сможем ли написать «карпаччо» так, чтобы не было потом мучительно больно?

Боюсь, что нет.

На сайте одного известного в Москве ресторана, который, судя по всему, сейчас сильно пострадает от санкций, потому что специализируется на рыбе и морепродуктах, я нашла надпись: «Рыба (название) на скАвороде». Именно так: «на скАвороде». И это при том, что сковородки еще под санкции не попали.

Впрочем, вернемся к самим продуктам. И, раз уж упомянули камбалу, с нее и начнем.

Помните мультфильм про осьминогов? «Но однажды камбалА маму в гости позвалА…»

На самом деле вариант с ударением на последнем слоге считается разговорным. А основной, литературный — все-таки «кАмбала».

Или вот прилагательное «лососевый», тоже весьма актуальное в связи с санкциями. Как его произносить? Словарь дает только один вариант — «лососЁвый». Так что запомните, если будете интересоваться в ресторане, есть ли там что-то лососЁвое.

В слове «карпаччо» две буквы Ч. Никаких «карпачо», или «карпачьо», или «карпаччио».

Руккола, согласно орфографическому словарю, пишется с двумя К, а вот цукини — с одной (см. запрет овощной продукции).

Фуа-гра не склоняется ни при каких обстоятельствах.

Есть еще много открытий, которые готовят Большой орфоэпический и Большой орфографический словари. Весь санкционный список перечислять тут не буду. Но вы все же поинтересуйтесь. Запретили-то на год — есть время потренироваться.

Молочка, интимка, духовка

Фото: Jernova/Tumblr.com
Фото: Jernova/Tumblr.com

Слово «молочка», обобщающее все молочные продукты, уже давно уверенно лидирует в негласных списках ненавидимых всеми слов. Для многих «молочка» хуже, чем слово «шампусик» или даже формулировка «человечек пришел за денежкой». «Фонетически отвратительное» — так многие характеризуют это существительное, когда о нем заходит речь в соцсетях. Если в случае с «шампусиком» бесит сюсюканье, то «молочка» отталкивает запахом чиновничьего кабинета, номенклатуры. Или вдруг представляется огромная алюминиевая кастрюля, как в детском саду, с надписью краской: «молочка». Такая молочка не может быть вкусной: она, наверное, с какими-то пенками, комками или еще чем-то неприятным.

Сейчас, в связи с санкциями, «молочка» в нашей речи активизировалась. И вот что я с удивлением отметила. Именно сейчас она стала почему-то уместна и даже органична. «Чиновники запретили молочку». Тут слово явно на своем месте. Они запретили не нежный йогурт, вкусное молоко или густую сметану. Они запретили «молочку» — какую-то общую ненавистную им массу западной, отравляющей русского человека продукции. Само название — «молочка» — до того противное, что убивает вкус. Будешь часто слышать — и действительно аппетит пропадет.

Словом, осталось утвердить в каком-нибудь новом законе термин «интимка» (продукция секс-шопов), и спустя какое-то время появятся все основания сказать, что «у нас секса нет». Не исключаю.

Чотаржу

Именно этим словом, кстати, сопровождались многочисленные перепосты новостей о запрещенных продуктах.

Форма «чотаржу» в последнее время превратилась в сетевой штамп. Этим словом, слепленным в одно из трех исходных, сейчас часто сопровождают свои тексты пользователи соцсетей.

Любопытно, что этой формулой обычно сопровождают не просто что-то смешное. Шутка есть шутка, и эмоциональная подпорка в виде пояснения «чотаржу» к ней не подходит. Я заметила другое: «чотаржу» во многих случаях — маркер сарказма, иногда даже с элементами злорадства.

К примеру, именно под тегом «чотаржу» я на днях увидела сообщение о том, как на Керченской переправе перевернули машину депутата, пытавшегося влезть вне очереди.

Это словечко, как и многие другие сетевые штампы, мне кажется важным маркером происходящего. «Чотаржу» с этим грубым О после Ч, словно некрасиво открытым ртом, — это не очень-то хороший смех, не легкий, не веселый. Может, что-то вроде защитной реакции.

Ну да, пока мы нервно «чотаржом», шутя шутки типа «Сегодня ты жуешь хамон, а завтра у тебя ОМОН». А будет ли действительно смешно дальше — посмотрим.

Комментировать Всего 5 комментариев

А меня, по аналогии с шампусиком, еще бесит слово "днюха".

Эту реплику поддерживают: Валерий Зеленский, Лариса Гладкова

О, вот, а еще бесит, когда перепост линка делают с комментарием "обязательно читать всем" или "это взорвет ваш мозг".

И еще "я в шоке".

Эту реплику поддерживают: Ирина Фефелова