Санта-Клаус в Петушках. История британского фермера в России

Ксения Соколова поехала во Владимирскую область, наткнулась на образцово-показательное фермерское хозяйство, созданное и управляемое британским экспатом Джоном Кописки, и не смогла не расспросить его о том, приносит ли его бизнес прибыль, что ему мешает и как, в конечном итоге, нам обустроить Россию

+T -
Поделиться:

Про Петушки — город контрастов — весь мир знает благодаря великому писателю Ерофееву. Венички уж нет, а контрасты ширятся и растут. Я не понаслышке знаю, о чем говорю: в 30 км от города волшебных Веничкиных грез находится местечко Костерево, а в нем церковь, построенная в 1812 году. Настоятелем этой церкви был мой прадед — вплоть до 1938 года, когда его арестовали и затем расстреляли на Бутовском полигоне. По этой и некоторым другим причинам я это место недолюбливаю, но моя мама категорически отказывается продавать родовое имение, несмотря на то что почти каждую зиму местные богоносцы грабят и пытаются поджечь дом своего бывшего пастыря.

Фото: Остап Соколов
Фото: Остап Соколов
Джон Кописки

Пару недель назад, приехав навестить маму, я услышала от соседей о том, что буквально в 20 верстах от нашего дома находится место, на первый взгляд кажущееся очередным эпизодом алкогольного бреда великого русского писателя. Англичанин по фамилии Кописки 10 лет назад купил под Петушками землю и основал ферму. Владелец сделал из своей фермы идеальное хозяйство: у него 200 га земли, 4500 коров, он продает молоко «Данону» и другим крупным концернам, доставляет в Москву прекрасное фермерское мясо, сыр и т. д., построил деревянную церковь, отель, хостел, музей, ипподром, организовал летний лагерь для детей и т. д. Интернет подтвердил данные «сарафанного радио» — ферма «Богдарня» имеет собственный сайт. Там можно забронировать отель, отправить заявку в детский летний лагерь, купить с доставкой отличный стейк и т. п. На сайте имеются фото самого мистера Джона Кописки — благообразного джентльмена с окладистой белой бородой — и его супруги Нины Кузьмичевой, матери четверых детей, принимающей самое активное участие во всех аспектах хозяйствования. Я набрала номер, представилась и договорилась с Джоном и Ниной об интервью. Мне показалось, что преуспевающий российский фермер британского происхождения, владелец крупной образцово-показательной частной фермы, первопроходец российского агротуризма — идеальный источник, от которого можно узнать о перспективах, открывающихся перед отечественным сельским хозяйством в условиях продовольственных контрсанкций.

Похожий на Санта-Клауса, улыбающийся Джон (сотрудники ласково обращаются к нему Джон Янович) и его супруга в домотканом вышитом сарафане ожидали нас в красиво убранной гостиной своего отеля, похожего на сельский коттедж британского латифундиста. Вкусно пахло эспрессо —  его нам вмиг приготовила отличная кофе-машина. В поставце стояли хорошие итальянские вина. В lady’s room наличествовал белый унитаз (подробность, немаловажная для описываемой местности). Светило солнышко, по двору бродили гуси, лошади отдыхали в стойлах, рабочие разбирали леса — кругом царила настоящая маниловская идиллия с легким британским налетом. В прохладной тиши свободно текла наша неспешная беседа о сельском хозяйстве, мои впечатления от которой, забегая вперед, уместнее всего выразить словами героя Венички Ерофеева: «С тех пор я не приходил в себя и никогда не приду».

Фото: Остап Соколов
Фото: Остап Соколов
Нина Кузьмичева

СДжон, расскажите, как вы попали в Петушки?

Джон Кописки: В декабре 1991 года я приехал в Москву в командировку на три дня. Я был бизнесменом, занимался металлургией. В Москве у меня была встреча с представителями государственной корпорации. Вернувшись в Лондон, я понял, что хочу жить в России.

СПочему?

Джон Кописки: Я почувствовал себя здесь дома.

СТрех дней оказалось достаточно?

Джон Кописки: Можно сказать, что я влюбился. Но я и до этого долго жил вдали от дома. Я работал в Восточной Европе 10 лет.

СВы профессиональный экспат?

Джон Кописки: Да, я жил в Бангладеш, Индии, Пакистане, Турции, Иране. 16 лет я не жил в Англии. Мой бизнес был связан с металлом — экспорт и импорт. Потом появились перспективы в России, и я приехал сюда. Захотел остаться. Я вернулся и сказал своему начальству: «Вот мое заявление об уходе. Я уезжаю в Россию». Мне ответили: «Отлично, у нас как раз нет офиса в России, ты его и откроешь». Я работал с ними еще два года, а потом стал работать самостоятельно, появились русские партнеры. Но главное, я чувствовал себя здесь дома. В Англии я жить не могу.

СПочему?

Джон Кописки: Я не люблю их политику, особенно социальную. Не люблю политкорректность. И еще там больше мусульман приходит в храм, чем христиан.

Нина Кузьмичева, жена Джона: Мне кажется, у моего мужа просто врожденное чувство миссионера, а в Англии его проявить никак нельзя.

Джон Кописки: Как можно объяснить любовь?! Я люблю Россию и всё! Когда я приехал сюда, мне было 42 года, у меня был очень большой дом, деньги, проблем не было, но жизнь была пустой.

СИ вы решили ее наполнить?

Джон Кописки: Да. Я всегда был верующим человеком, но я был католиком, и это мне не нравилось. А войдя в православный храм, я почувствовал, что он словно для меня создан. В общем, я нашел здесь все преимущества, так сказать, «пакетом». Неплохо, а?

СFull package?

Джон Кописки: Full package — но еще без девушки. Девушку я нашел потом — мою Нину. Вернее, она сама нашла меня.

СИ как дальше развивались события? Вы приехали в Петушки и стали искать место, где купить ферму?

Джон Кописки: Не-не… Я хотел быть фермером, мы хотели жить крестьянской жизнью. Здесь — потому что у нас была рядом дача. И вокруг — несколько женских монастырей. Однажды мы предложили матушке-настоятельнице монастыря восстановить скит. Он был когда-то разрушен. Но она отказалась. Тогда я стал присматриваться к руинам когда-то бывшего здесь колхоза. Тут был старый русский колхоз «Клязьменский»: 270 коров, 127 рабочих, 27 тракторов. В 1996 году на месте колхоза оставались одни руины, железки. Я решил, что, раз в стране не хватает молока, сыра, молочных продуктов, организовать небольшую ферму на месте старого колхоза — отличная идея.

СВы были на тот момент хотя бы отдаленно знакомы с сельским хозяйством? Может быть, ваша жена?

Джон Кописки: Нет, мы никогда не занимались этим бизнесом, этой жизнью. Но мы думали, если мы будем все делать правильно, много работать, создадим разумный менеджмент, то все должно быть хорошо.

СВаши планы сбылись?

Джон Кописки: К сожалению, нет.

СПочему?

Джон Кописки: Потому что мы были дураки. Я построил ферму, вложив свои деньги, и я их потерял. Ферма принесла только убытки.

СВозможно, это случилось потому, что вы были несведущи в сельском хозяйстве, это был первый опыт?

Джон Кописки: Нет, я все сделал правильно.

СВ таком случае можете объяснить мне, человеку, не знакомому с сельским хозяйством, почему, если вы все сделали правильно, ваша ферма обанкротилась?

Джон Кописки: Давайте вернемся на 20 лет назад. Молоко тогда стоило 45 копеек за литр. Я понимал, что при такой себестоимости можно заработать.  Я видел, что много бабулек покупало здесь дома, они каждый день продавали, сидя у дороги, по 20-40 литров молока, это было выгодно. Я думал, так и у меня должно быть, только в больших масштабах, это нормальный бизнес. Но, только уже купив землю в Петушинском районе и работая на ней, мы начали понимать, что все не так просто. Например, самое главное на ферме — это корм, а здесь мы не можем использовать минеральные удобрения, потому что находимся в пойме реки, и вокруг заливные луга. Когда мы взяли эту землю, мы этого не понимали. Здесь растут разные травы, сорняки, розы — это очень красиво, особенно в мае, но для молочных коров это невыгодно.

Фото: Остап Соколов
Фото: Остап Соколов

СА чем кормили коров раньше, в колхозе?

Джон Кописки: Раньше окультуривали заливные луга, государство вкладывало очень большие деньги в мелиорацию, были осушительные каналы. Если за всем этим следить, ухаживать, то получается экологическое, шикарное сено. Но этого недостаточно для того, чтобы корова давала молоко в промышленных масштабах.

СЧто значит — «в промышленных масштабах»?

Джон Кописки: Мы начинали с надоя в 6 литров.

СЭто мало или много?

Джон Кописки: О, столько собака может дать! На самом деле, коза. Через 3-4 года существования фермы у нас уже было 14-15 литров — это средний надой в России. Мы совершили чудо, но оказалось, что это совершенно невыгодно.

СПочему?

Нина Кузьмичева: Я попробую объяснить то, что когда-то объясняла Джону. В СССР колхозы создавались не для извлечения прибыли, хотя были и колхозы-миллионеры. Но у нас по Конституции в советское время всем гражданам была гарантирована работа, рабочее место. Поэтому, например, есть деревня Крутово, а значит, должны быть рабочие места для всех жителей. И поэтому, естественно, колхоз не был бизнесом, о прибыли не могло быть и речи. Тем более что наше отделение колхоза было подразделением большого предприятия, у которого были пашни, которое заготавливало корма и т. д. Мы долго всего этого не знали. Джон просто хотел делать какое-то маленькое, свое, полезное дело. Восстановить разрушенную ферму. Построить храм… Потом оказалось, что мы не можем собой заменить государство.

СКогда вы поняли, что ваша маленькая ферма — банкрот, что вы сделали?

Джон Кописки: Я решил не сдаваться. Строить другую ферму, работающую по другим принципам, как промышленное хозяйство.

СНо вы уже потеряли деньги, убедились, что заниматься фермерством в России крайне тяжело…  

Джон Кописки: Да! Но я все делал правильно! Я думал, что теперь, когда знаю все подводные камни, смогу избежать ошибок, которые уже сделал. Я стал строить «Рождество».

СЭто ваша нынешняя, действующая ферма?

Джон Кописки: Именно. Вместо семейной, маленькой фермы я построил образцовое, идеально работающее хозяйство на 4500 коров.

СВы снова вложили свои деньги?

Джон Кописки: Частично да. Около 200 миллионов рублей. И привлек инвестиции.

СВаши надежды оправдались?

Джон Кописки: С точки зрения производства — на 100 процентов. Сегодня мы получаем рекордные надои. У меня молоко самого высокого качества. Я продаю его крупным транснациональным концернам, у которых самые высокие требования. Я продаю мясо. Ко мне приезжают перенимать опыт со всей России. По примеру моего хозяйства создано несколько ферм только во Владимирской области. Проблема заключается в том, что на сегодняшний день я фактически банкрот.

СНо как это может быть? Если ваше производство идеально работает? У вас 4500 тысячи коров, вы успешно продаете продукцию и т. д.

Джон Кописки: И тем не менее я банкрот и хочу продать «Рождество».

СКакова цена вопроса?

Нина Кузьмичева: Около миллиарда рублей.   

СДжон, вы можете объяснить мне, человеку несведущему, этот парадокс? Вы говорите, что создали идеально работающее, налаженное производство, и при этом вы банкрот. Почему?

Джон Кописки: Потому что я вынужден продавать молоко дешевле себестоимости.

СКакова себестоимость молока?

Джон Кописки: По статистике наша себестоимость молока около 14-15 рублей. Если урожай, если погода хорошая, это может быть 12 рублей. Но еще нужно заплатить доярке, купить минеральные удобрения и проч.  Себестоимость литра без кредита получается между 12 и 15 рублями. С кредитом — 22 рубля.

СА продаете вы молоко за сколько?

Джон Кописки: Меньше, чем себестоимость. Читать дальше >>

Читать дальше

Перейти ко второй странице

Читайте также

Комментировать Всего 32 комментария

Ух, отличная статья! А переход от первых двух третей к последней - прям как в триллере! 

А я смеялся потому, что история эта напомнила мне одну из любимых мною с детства норвежских народных сказок: 

"У нас в округе мельник один был, так у него мельница каждый год горела — и всегда в один и тот же день. И вот случилось, что однажды, как раз накануне этого самого дня, у мельника работал портной — шил ему и его жене новое платье.       — Неужто и в этом году духи мне мельницу спалят,— сокрушается мельник.       А портной ему и говорит:       — Дай мне ключ и позволь переночевать на мельнице. Я этих духов мигом разгоню.       Мельник и рад. Дал портному ключ, и отправился тот на мельницу,— она только-только отстроена была.       Начертил портной на полу круг, а сам сел в середине. Теперь хоть сам чёрт приходи — ему нечего бояться! За круг никакая нечистая сила не переступит.       И что же вы думаете? В полночь дверь вдруг распахнулась и на мельницу ворвалась целая туча чёрных кошек. Поставили они на очаг большой котёл и развели под ним огонь. Скоро в котле что-то заклокотало, закипело, а на мельнице запахло горячей смолой.       «Ах, вот оно что! — подумал портной.— Вот они что затеяли!» И верно. Видит он, одна кошка уже протянула лапу, чтобы опрокинуть котёл с кипящей смолой.       Тут портной возьми да скажи:       — Берегись, кошка, обожжёшься!       — Портной говорит: «Берегись, кошка, обожжёшься! — закричала кошка другим кошкам, и все они бросились скакать около портного. А через круг ни одна не смеет перескочить. Попрыгали они, попрыгали, и опять та — первая — кошка стала к котлу подбираться, опять норовит его опрокинуть.       — Берегись, кошка, обожжёшься! — сказал портной.       — Портной говорит: «Берегись, кошка, обожжёшься!»—закричала кошка другим кошкам. И снова все они принялись плясать, и скакать, и визжать. Мелькают они перед портным, крутятся всё быстрее и быстрее, так что у портного всё перед глазами поплыло. И .видит он, словно в тумане, что одна кошка так и ловчит цапнуть его когтями, так и суёт лапу через очерченный круг. Ну, тут уж портной не стал больше ждать. Вытащил из кармана свои портновские ножницы да и отхватил кошке лапу. Завизжала она диким голосом, и другие кошки завизжали, завыли, закричали. Потом бросились в дверь и — как не бывало их. А портной спокойно улёгся в своем кругу и проспал до полудня. Выспался хорошенько и вернулся в дом мельника.       Тот не знает, как его благодарить.       — Спасибо тебе,— говорит,— уж такое спасибо! Спас ты мне нынче мельницу!       А мельничиха молчит, лежит на лавке,— лицо белое как мел, одеялом до подбородка укрылась, точно её трясет озноб.       Стал портной с ними прощаться. Мельник его обнимает, чуть не целует, а мельничиха протянула ему левую руку, а правую ещё глубже под одеяло спрятала... Вот какие дела бывают..."

"Писатели реалистической манеры неизбежно создают сходные картины мира, поскольку не придумывает явления, а описывает существующие в действительности." Karl Friedrich Hieronymus Freiherr von Münchhausen, "Mein Leben, die Memoiren eines Offizier."

Эту реплику поддерживают: Марина Романенко

Сергей, сказочку Вы припомнили действительно замечательную и имеющую прямое отношение к теме. Только не очень понимаю почему Вы смеялись. Как-то не хочется смеяться. Последнее время приходится читать много грустного. Но эта публикация вызывает совсем уж не веселые чувства. Понимаю Вашу жену.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Lucy Williams, Ирина Неделяй

А мне бы, честно говоря, хотелось увидеть на страницах Сноба вдумчивый разговор (а не поверхностные комментарии) на тему об этих самых Нинах Кузмичевых. У нас в США их не меньше в процентном отношении, и с ними очень хорошо умел разговаривать Рейган.

Алекс, не могу сказать, что я Вас понял.                                         Во-первых я совсем не уверен, что в США Нин Кузмичевых "не меньше". Я лично никогда не видел ни одного американца, объясняющего свои проблемы происками заграницы. Во-вторых не понял про Регена.  С кем и о чем он умел хорошо разговаривать. В третьих по-моему в Снобе постоянно говорят "вдумчиво" о том как была сотворена нынешняя российская ментальность. Конечно статья Ксении Соколовой дает еще один повод. С этим согласен.

А в четвертых, совершенно согласен с Вашим первым комментарием по поводу статьи Соколовой. Великолепная статья!  В огромной степени потому, что начинает как бы с ожидаемой демонстрации пути к спасению страны. Поэтому конец заставляет глубоко задуматься. 

Слава, я вас поддерживаю насчет того,что американцы если и встречаются с мыслями,что кто-то им "мешает жить", то речь ведут о "больших корпорациях", а не о каких то странах или нациях.

Вот таких, что взахлеб рассказывают о "корпорациях" ужасных, я встречаю не редко.

Ну и интересна мне "тенденция" некоторых читателей,которые бы "с удовольствием прочли" анализ того и сего. Вариации разные, от "вдумчивых" до "компетентных".

Хорошо хоть не выражают желания, чтоб им дома бесплатно пол помыли или с детьми посидели. Уже хорошо, и тенденции гуманные в целом.

Ха! Я тоже люблю поговорить о ужасных корпорациях. 

А я чтоль не люблю? У меня вот они съели все магазины с ситчиком в округе.Ну то есть буквально последний магазин доели.А мелкий бизнес? Мне негде травы купить съедобной. Надо садиться в машину и ехать в большой магазин...

А за ситчиком теперь в Нью Джерси надо в поход...

Эту реплику поддерживают: Игорь Вечеребин

Ирина, извините, что не в тему. А как бы мне посмотреть, что у Вас есть на продажу из Ваших картин, уж больно нам с женой нравится Ваша манера и настроение. Не помню названия, но там, где превалируют сине-голубые тона с котом и деревней. Я надеюсь, что на эту тему у Вас есть что то, или не на эту.

irene.nedelay_art@yahoo.com

Игорь, это мой помощник.

Он вам всё объяснит и расскажет в подробностях.

Можете его спросить, и он ответит на все вопросы, и о ценах и что хотите...

Ну и интересна мне "тенденция" некоторых читателей,которые бы "с удовольствием прочли" анализ того и сего. Вариации разные, от "вдумчивых" до "компетентных".

Ирина, я с удовольствием поговорю на эту (или любую другую интересующую меня) тему вдумчиво и, как могу, компетентно.

Slava, 

I think I forgot my Russian keyboard at my other place, so I will respond in English.

1. I did not at all mean to draw a direct literal parallel between what Nina Kuzmicheva says about “foreign interference” and what your mill-of-the-road-and-away-from-either-coast Americans say. I meant to say that I’ve encountered a lot of loopy thinking as close to (or as far as from) NYC as 100 miles West. In other words, I’ve heard enough fantasy-based arguments about the imagined causes of things from seemingly normally functioning Americans (for example: “world government” trying to take over the US, believers in Rupture, the Years 2000 bunker builders, Christian homeschoolers, etc.).

2.To the best of my knowledge, Regan was a master of reassuring such people’s fears and feelings-inspiring hope, subtly flattering, and appearing to address the concerns.

3. I guess, I’d like to see a “regain-esque” rather than metropolitan approach to the “heartland” thinking, even though I do not share this thinking at all.

Алекс!

Не вижу никакого сходства между ментальностью Регена и описываемых Вами американцев с ментальностью героини очерка Соколовой. На мой взгляд они прямо противоположны.

Не вижу никакого сходства между ментальностью Регена и описываемых Вами американцев с ментальностью героини очерка

The way Nina Kuzmicheva thinks brings to mind a heroine of Ostrovsky’s drama, who declared that devil propelled the steam train. A lot of undereducated (and some educated) people  all over the globe use wild imagination to “explain” or “enhance’ facts on the ground. This kind of thinking is present all over the world, but when a Nepalese beggar thinks this way no one notices (or even asks). When a wife of an intelligent and in so many ways successful person reveals it in an interview, it is striking.

Here in the US, we have  hordes of people who substitute wild fantasy for reality. Just like Nina Kusmicheva and unlike a Nepalese beggar, they are also pretty successful and rational economic players. Think Sarah Palin, as a very visible example. Michelle Bachman comes to mind as another.

These people, often based in the South and away from either coast and often super conservative, mostly kept to themselves until Reagan brought them into the political fold. This crowd went from being a laughing stock to being an influential force in the US political discourse. They could have come into their own in American politics without him, too, but it so happened that Reagan was the instrument.  Reagan did it by connecting to them and speaking to their concerns often in an oblique but a highly respectful way. Whether he really profoundly respected them or just acted it another question.

PS My conversation belwo with Irina Gruzdeva clarifies my position, I hope. 

PPS I won't have access to my Russian keyboard until I can get back to my country house, so I am doomed to either ingore comments addresed to me, or write in English.

Alex, pls поясните, что имеется ввиду, когда говорится о Christian homeschoolers.

Наверно, Игнат, Ермолай и Степан Солженицины?

Эту реплику поддерживают: Ирина Неделяй

Вот с этой шутки и начнем день. Кстати, Игнат - классный пианист.

Кстати, Игнат - классный пианист.

Я знаю. :-)

Christian homeschoolers.

I mean  thousands upon thousands of American parents (mostly, "born-agains") who educate their children at home not because public schools are dumb or ineffective (which they are) but because they are insufficiently religious. I once saw a documentary about a Christian summer camp, and what was being taught there about things like Rupture, second coming and life after death. Scary stuff, fit for the 8th c AD, not 21st!. BTW, check out which colleges Michelle Bachman went to.

Irina, This is exactly the reason exactly why I comment on the US on Snob. I have a feeling that in Russia one is either anti-American (and pro-Putin) or anti-Putin and pro-American. This coupling of pro or anti Putin with pro or anti American based on Russian domestic politics makes it difficult for the Russian public to see US as a diverse, complex, contradictory, inperfect, and interesting country it is.

Also because of the Russian domestic politics and this coupling of two otherwise  unrelated subjects, some Snob memebres  have created an an image of me in their minds as "unti-American" and now read anything I write from that perspective.

100% agree with you. Actually I think in the same way: it's just devil's cocktail of social myths, propaganda stunts and huge-huge gap of mentality. We have to eliminate it in the least. 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Шутить изволите :-)А мне это интервью напомнило сорокинскую 13-ю любовь Марины.  Первая часть - живой текст о живых людях, последняя - шершавый язык плаката.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Таня! Не знаю, как воспримет Ваш коммент Соколова, но по-моему - это высший комплимент. 

Эту реплику поддерживают: Игорь Вечеребин, Таня Ратклифф

 

Новости наших партнеров