Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Ксения Туркова: 
Словарный запас. Выпуск 6

Из шестого выпуска «Словарного запаса» вы узнаете, что странного в «гумконвое», что нам дал МакДоналдс и почему общество стало страдать «эмигренью»

+T -
Поделиться:

Осквернение сочетаемости

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Дерзкие эксперименты с соединением слов — вещь для российского медийного пространства не новая. Можно вспомнить, например, «принуждение к миру» времен событий в Грузии и Южной Осетии. Да и много чего еще.

В День независимости Украины появилось очередное сочетание из разряда насильственных: «Осквернение высотки». Именно его написали в протоколе в отношении тех, кого задержали как предполагаемых исполнителей акции.

Как всегда в первой части «Словарного запаса», обратимся к правилам. Осквернить, согласно Большому толковому словарю, значит нарушить чистоту, лишить святости, предать поруганию. Высотка на Котельнической (и сама звезда на ней) — один из символов советской эпохи. Осквернить высотку — это покуситься на святое, то есть советское прошлое и его рудименты в настоящем. Составители протокола, сами того не подозревая, признали: советское — значит сакральное.

Проблемы с сочетаемостью невооруженным глазом заметны и в «гуманитарном конвое», ставшем, безусловно, одним из главных словосочетаний августа. Конвой связан с войной, гуманитарный — с миром. Журналисты тут же сократили его до «гумконвоя» (образование, хуже которого, по признанию многих, может быть только «молочка»). В «гумконвое» слышится невнятное мычание, неопределенность цели. Сокращение «гум» не зря напоминает жвачку — тягучую и мутную историю, которой не видно конца. Может, и противно, зато точно.

Слышала еще, что сотрудники некоторых СМИ, чтобы исправить стилистическую погрешность, предлагают переименовать гумконвой в «колонну милосердия». Что ж… Милосердие, выстроенное в колонну. Движущееся угрожающе в сторону границы. Идущее напролом. Это тоже необычный образ.  

Словарный фаст-фуд 

Когда закрыли четыре московских «Макдоналдса», в том числе самый первый, на Пушкинской, тут же выскочил на страницы соцсетей залежавшийся было штамп «ушла эпоха». Хотя вру, такое обычно не залеживается.

В общем, я подумала именно об эпохе. А что дал нам «Макдоналдс» как явление? Оставил ли после себя след в словарях — официальных и народных? Есть ли у этого ресторана фаст-фуда хоть какой-то свой словарь?

Интересно, что многие названия блюд так и остались лишь в устной речи. В словари они не попали. Например, «филе-о-фиш» можно найти только в одном справочнике под названием «Слитно или раздельно». Узнать, сколько букв г пишется в слове «наг(г)етс», невозможно — его нигде нет. И ни в одном источнике вы не прочтете, как правильно: тэйсти или тейсти.

Само название ресторана — «Макдоналдс» — пишется именно так, без мягкого знака. Впрочем, это не мешает подавляющему большинству все-таки писать его с мягким. Но словарь пока не сдается.

Ну а бигмаки, чизбургеры и, конечно, гамбургеры в авторитетные издания успели проскочить. Так что даже если «вредная» американская еда исчезнет, память о ней частично останется в словарях — для потомков.

Эмигрень, такоэ…

Фото: tjournal.ru
Фото: tjournal.ru

Публицист Александр Архангельский на днях предложил неологизм: «эмигрень». Это новый вид головной боли, при котором тянет уехать из страны. Очевидно, что этой разновидностью мигрени страдают поравалитики — то есть те, кто постоянно говорит (или думает) о том, что «пора валить».

Среди неологизмов очень часто встречаются какие-то искусственные, надуманные. Эмигрень — не из их числа. Это существительное удивительно ладно скроено и крепко сшито. Может войти в обиход.

А если добавить к назывному предложению «Эмигрень…» присказку «вот это вот все» (о которой недавно подробно написала Татьяна Толстая), то получится вполне завершенный образ. И объяснять ничего не надо: «Понимаешь, эмигрень, вот это все…».

Но я бы хотела обратить внимание на еще одно выражение из разряда «паразитов» (беру в кавычки, потому что не уверена в такой уж вредоносности), а именно: «Ну, такое». Одним из первых специфическую функцию этой формулы подметил журналист Илья Азар — он заметил, что это выражение очень популярно в Киеве. Это действительно так, но теперь я стала замечать его и за пределами Украины. Это «такое» стало настолько популярным, что начало многих раздражать, как в свое время «как бы» и «типа», и обрело армию ненавистников.

На самом же деле не такое оно и бесполезное (бесполезных слов-паразитов вообще почти нет, если уж честно). Я бы не сказала, что оно обозначает нечто смутное и неопределенное, хотя и это тоже. Скорее, это выражение заменяет то, что собеседник и так может предположить. «Ну, такое…» — так говорят, когда хотят выдать что-то вроде «Ты понимаешь, как обычно бывает в этих случаях и как все это выглядит, вот такая ситуация». Эта формула, как и «вот это вот все», помогает избежать перечисления, описания, комментария. Этакая «ленивая» маркировка явления или события, иногда действительно мутного и непонятного.

Появление этих слов-ленивцев (не паразитов), по-моему, довольно точно отражает наше пронизанное эмигренью время. Мы устали от споров, холиваров и доказывания чего-то друг другу. А эти фразы могут быть довольно точным разграничителем своих и чужих. Хочется лениво сказать: «Ну, такое, вот это вот все». А не поймут — что ж поделать, и не особенно рассчитывали. 

Читайте также: Словарный запас. Выпуск 5. Кто и за что ненавидит «молочку» и почему мы в последнее время «чотаржом»