Виктор Шкулев: Выиграют те, кто пытается контролировать медиапространство

Руководители российских офисов крупнейших международных ИД в панике и не дают комментариев: доля иностранного капитала в российских СМИ будет снижена с 50% до 20%. Соответствующий законопроект был принят Госдумой в первом чтении, закон может вступить в силу 1 января 2017 года. Виктор Шкулев, Антон НосикНиколай Усков, Алена Владимирская и Александр Винокуров рассказали «Снобу» о том, сколько популярному глянцу отпущено на жизнь, куда денутся главные кадры после радикальной смены медиаландшафта и кто от этого выиграет

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Виктор Шкулев, президент издательского дома Hearst Shkulev Media:

Мы будем искать решения, которые позволят нам продолжать наш бизнес. Мы начнем приводить нашу структуру в соответствие с законодательством, теоретически доли акционеров будут скорректированы.

Благодаря закону выиграют те, кто пытается контролировать медиапространство. Появятся дополнительные инструменты, с помощью которых при желании будут применяться разные санкции вплоть до закрытия изданий.

Если и есть причины в области здравой логики для принятия такого закона, то все они находятся в области политики и информационной безопасности в России. С точки зрения справедливости, больше всего от закона пострадают издания, находящиеся вне политики и никаким образом не влияющие на безопасность, поскольку к ним такие меры применяются совершенно без аргументов. Они сильно пострадают. И в результате вместе с ними пострадают их читатели.

Алена Владимирская, руководитель рекрутингового агентства Pruffi:

В ближайшие месяцы начнутся очень большие кадровые изменения в связи со сменой собственников. Мы все понимаем, что журналисты, особенно ведущие журналисты, очень трогательно относятся к собственникам, под чьим началом они работают, потому что собственники чаще всего влияют на редакционную политику, хоть это не очень законно.

В результате — начало броуновского движения в кадрах. Но с точки зрения рынка кадров это история не про кризис, а про структурные изменения в отрасли, потому что какие-то издания лишатся своих ключевых сотрудников, но какие-то, наоборот, их приобретут.

Николай Усков, главный редактор проекта «Сноб»:

Этот закон повлечет за собой самое масштабное перераспределение рынка прессы в пользу пока не выявленных бенефициаров. Ими могут оказаться как эксперты в области медиа, так и абсолютные неофиты. В первом случае произойдет просто смена владельцев, сохранятся редакционные команды и модели бизнеса, во втором — я не исключаю деградацию многих известных медиа. Так или иначе это не рыночный закон, кто-то использует популярную страшилку для скупки весьма притягательных, экономически успешных проектов, не имеющих никакого отношения к политике.

Адресатами этого законопроекта называют Forbes и «Ведомости», но я с этим не согласен, я считаю, что это простое рейдерство. Ни Forbes, ни «Ведомости» при совокупной аудитории максимум в 100-200 тысяч человек не могут представлять серьезной угрозы для действующей власти. Хорошо работающие, весьма прибыльные, абсолютно аполитичные бизнесы, по которым сегодня наносится удар, просто превращают в легкую добычу.

Проиграют все, но прежде всего читатели. Все, потому что развлекательный и образовательный сегмент рынка медиа до сих пор регулировался рыночными законами. Сегодня на рынок вышел административный ресурс. Не исключаю, что завтра его будут применять к более успешным конкурентам, даже если они не представляют никакой угрозы для безопасности страны или стабильности существующей власти.

Лично я думаю, что все это затеяно для покупки «Индепа» по заведомо низкой цене. Но я не исключаю, что аппетиты тайных инициаторов закона еще шире.

Антон Носик, блогер:

Закон об ограничении доли иностранного капитала в СМИ полностью ликвидирует рынок коммерческих СМИ в России. Инвесторы вкладывают в СМИ деньги, исходя из бизнес-плана. В бизнес-плане есть глава exit strategy, где прописано, как инвестор сможет получить свои деньги назад. В условиях существующего рынка это можно сделать, продав акции СМИ покупателю, предложившему наибольшую цену, или через выход на биржу. Принятый закон исключает возможность свободной конкуренции за акции российских СМИ и исключает возможность выпуска этих акций на биржу: акции российских СМИ станут неликвидными. Кредиты СМИ тоже не смогут привлекать. Банк, который кредитует СМИ, тоже должен будет понимать, что если в его деньгах есть иностранное участие, то долг СМИ перед ним станет ничтожным.

Покупать акции СМИ на рынке нельзя, кредитовать тоже нельзя. Таким образом, данный документ объявляет, что в России больше нет коммерческого рынка СМИ. Люди, которые вкладывали деньги в российские СМИ, просто закопали их в землю.

Практически во всех российских СМИ есть иностранные инвестиции. Где-то это номинальные инвестиции, как в Первом канале и СТС. Где-то это фактические иностранные инвестиции, как в немецкой «Бурде». Сегодня акции этих компаний стоят столько, сколько они получают выручки. С вступлением закона в силу они не будут стоить ничего. Их ликвидность будет объявлена вне закона.

Если братья Ковальчуки и братья Ротенберги согласятся купить СМИ, попавшие под действие закона, то они купят их за ту сумму, которую они назовут. Если им чей-то бизнес будет не интересен, то этот бизнес не купит никто, потому что акции этих СМИ нельзя будет вывести на биржу и продать на свободном рынке.

Пострадавшими от этого закона станут СМИ преимущественно неполитического характера: Independent Media, Axel Springer Russia, Burda, Disney, Animal Planet, СТС и другие. В этом законе нет политики. Просто определенные люди пострадали от санкций, и им таким образом хотят компенсировать убытки, разрешив забрать за копейки успешные бизнесы. Читать дальше >>

Александр Винокуров, владелец телеканала «Дождь» и портала Slon.ru:

Глупый закон. Скорее всего, его принимают исходя из политических мотивов: чтобы надавить на газету «Ведомости» и журнал Forbes. Но, до кучи, он убьет всю медиаиндустрию. Закон коснется большинства глянцевых журналов и, например, телеканала «Домашний»; подобные СМИ вообще не затрагивают политических тем. СМИ, у которых есть иностранный капитал, придется делать незапланированные и нерациональные шаги. Закон, после того как он будет принят, существенно изменит медиаландшафт. Все основные игроки в глянце имеют иностранных инвесторов. Закон требует, чтобы их не стало. Наверное, их и не станет, либо у этих журналов появятся новые владельцы. Сейчас даже сложно представить кто. Куда пойдет рекламный бюджет этих СМИ? Сейчас сложно понять. С рекламой в бумажных изданиях все было плохо естественным образом и без дополнительного закона. Не выиграет никто, за исключением людей, близких к политике, которые решают свои личные проблемы путем принятия этого закона.