Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Иван Давыдов

Иван Давыдов: Путинский человек. Стадия куколки

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Читать с начала >>

Место

Первый вопрос с очевидным, как кажется на первый взгляд, ответом: а где, собственно, живет путинский человек? В России! — воскликнет читатель и ошибется. Россия для путинского человека — зона умолчания, отсутствующая территория.

Телевизор, конечно, рассказывает путинскому человеку нечто о России. Но только самому терпеливому и усидчивому путинскому человеку. В любом выпуске новостей на российском телевидении сюжет о России будет не первым, не вторым и даже не третьим. Ни телевизору, ни путинскому человеку не интересно, что происходит в стране. Самые важные события, как то: очередной запрет, направленный на защиту путинского человека от врагов внешних и внутренних, празднование Дня амурского тигра, наводнение, крупное ДТП, военные учения или внезапная проверка оснащенности детских садов совочками, осуществленная лично премьер-министром, — все это попадет в лучшем случае во вторую половину новостного выпуска.

Не только украинские события, но даже беды чернокожих подростков Фергюсона (штат Миссури), да и вообще, любые новости, которые доказывают, как страшна жизнь за пределами России, много важнее для путинского человека событий внутрироссийских. О них ему рассказывают обильно и подробно, рассчитывая вызвать живую реакцию.

В России, таким образом, путинский человек, по крайней мере в смысле политическом, явно не живет. Дела России не являются для него главными и не очень его касаются; собственно, если есть у пропаганды, вопреки сказанному выше, стратегическая задача, то она как раз в том и состоит, чтобы внушить путинскому человеку мысль, что в России все складывается наилучшим образом и без его вмешательства. Украина и Фергюсон (штат Миссури), несмотря на всю важность происходящего там, также являются для путинского человека территориями внешними.

И на вопрос «где?» мы, следовательно, получаем ответ неожиданный: путинский человек живет в нигде. В утопии — если вспомнить исходный греческий смысл: в месте «не», в отсутствующем мире, в несуществующей земле.

Время

Вопрос «где?» влечет за собою вопрос «когда?», и тут с ответом тоже все не просто. Когда живет путинский человек? В эпоху Путина Третьего, Великого, поднявшего Россию с колен окончательно, в году 2014 от рождества Христова, на третий год от явления Путина Третьего, Великого, народу путинских людей. Да? И да, и нет, на самом-то деле.

Время путинского человека нелинейно. Путинский человек одновременно существует внутри целого набора эпох, актуализируемых пропагандой по мере надобности. Простейший пример: путинский человек до сих пор сражается с Гитлером. Не с идеологическими его наследниками (в число которых, при необходимости, верстают, не спросив согласия, еврея Коломойского или негра Обаму), вернее, не только с наследниками, но и с самим Гитлером. Путинский человек в один и тот же момент времени находится и внутри «сейчас», где эти самые наследники, шипя, поднимают змеиные свои головы, и на фронтах Великой Отечественной.

Важно понять: современность путинского человека вмещает в себя Великую Отечественную. Это не просто факт истории, которым можно гордиться, но и длящееся, актуальное событие. Отсюда, кстати, мода на травестийные шоу, которую завел еще Василий Якеменко, бегавший в плащ-палатке возле латвийского посольства. Эталонное травестийное шоу здесь, конечно, парад военнопленных в Донецке. Вообще, «ополченцы ДНР и ЛНР» в том виде, в каком пропаганда их подает зрителю, — почти готовые, невоображаемые путинские люди. Опять же не будем забывать, какую роль в непризнанных республиках играли разнообразные реконструкторы.

Но Великой Отечественной дело, разумеется, не ограничивается. Волею пропаганды путинский человек с легкостью из современности проваливается в эпохи самые разные. Он заново переживает — как актуальные события — Первую мировую, крещение Руси, сталинские репрессии, застой или «лихие девяностые». При этом, разумеется, пропагандистская история к истории реальной отношение имеет опосредованное, и отношение это может меняться стремительно. Застой путинскому человеку могут показать как время мрачное и унылое, готовившее «величайшую геополитическую катастрофу двадцатого столетия», и тут же — как эпоху стабильности, практически золотой век, когда наши космические корабли бороздили Большой театр.

Путинский человек вообще не чувствителен к противоречиям. Зато он чувствителен к обидам. Собственно, история, которую путинскому человеку преподает телевизор, — это история обид, нанесенных отечеству внешними врагами.

И правильный ответ на вопрос «когда живет путинский человек?» такой: всегда, когда родине внешними врагами наносились обиды, которые путинский человек может переживать как обиды, нанесенные ему лично. То есть вообще всегда. Читать дальше >>

Назад Читать дальше

Перейти к третьей странице