Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 9

Что делают с текстами в соцсетях — пОстят или постЯт, кто такой молчаливый благотворитель и зачем покрываться землей, представляя себя свеклой

+T -
Поделиться:
Фото: Atkritka.com
Фото: Atkritka.com

Пости-прощай

Недавно я рассказывала в эфире историю россиянина, которому грозит четыре года тюрьмы за перепост. И вдруг споткнулась на слове «перепостил». Стала вилять — один раз сказала «перепостил», второй — «перепостил». Но как лучше, для себя так и не решила.

В первом варианте — с ударением на окончании — чувствуется вроде бы правильность, но и какая-то старомодность. А еще слышится что-то намекающее на пост в смысле воздержания: запостил и загрустил.

А «перепостил», в свою очередь, отдает с недавних пор допустимым, но все-таки не совсем литературным «включит». Хотя в то же время кажется более точным — ни с каким другим значением не перепутаешь, сразу понятно, что речь о публикациях в соцсетях.

В «Фейсбуке» для разрешения таких противоречий есть группа «Норма и варианты». Лингвисты создали ее, чтобы советоваться друг с другом в спорных случаях, которых пока еще нет в словарях. Спрашивают, например, как писать этот самый «Фейсбук» — с большой буквы или с маленькой. Или интересуются: аперол или апероль, биткоин или биткойн, сибас или сибас?

Я спросила про перепост. Мнения разделились. Максим Кронгауз написал, что никогда не слышал ударения на И именно в интернет-значении. Главред «Грамоты.ру» Владимир Пахомов, напротив, предпочитает именно постить тексты, а доцент института лингвистики Татьяна Базжина рассудила так: у молодежи — перепостил, у тех, кто постарше, — перепостил.

Проверить это слово по словарю пока невозможно, так что вся надежда на наше языковое чутье и интуицию.

Фразеоцинизмы, Ленин и люстрация

Фото: bukinfo.com.ua
Фото: bukinfo.com.ua

Эта самая интуиция и подсказывает: скоро в языке закрепится новое устойчивое выражение: «молчаливый благотворитель». Его автор — известный полярник Артур Чилингаров, который, как известно, уходит из Совета Федерации в «Роснефть». Ведущая канала «Дождь» Анна Монгайт написала о своем недавнем разговоре с бывшим сенатором: «Мы с ним подводили итоги. Я ему напомнила, как он, проголосовав за “закон Димы Яковлева”, божился усыновить ребенка из детдома. Спрашиваю, не забыли? Усыновили? На что Артур Николаевич пожевал бороду и говорит: “Я занимаюсь молчаливой благотворительностью”. — “Это как?” — “Вот был у меня на днях юбилей. 75 лет. Цветов надарили. Так я все цветы послал в монастырь”».

Конечно, выражение это еще слишком мало живет своей жизнью для того, чтобы делать вывод о его устойчивости и, тем более, долговечности. Но все-таки заявка на успех имеется. Образ «молчаливого благотворителя» может встать в один ряд с другими сочетаниями нового времени: «принуждение к миру», «гуманитарный конвой», «вежливые люди».

Здесь — та же степень цинизма и тот же принцип смыслового перевертыша, кривого зеркала. Понятие молчаливой благотворительности на самом деле существует, но означает оно совсем другое: помощь без огласки и публичности, без расчета на признание и благодарность. В случае же с господином Чилингаровым все наоборот: есть огласка, но нет самой помощи. Есть слова, но нет дела. Снова искажение смысла, лексическая дискредитация.

Еще из новинок последних недель — словосочетание «мусорная люстрация», она же TrashBucketChallenge. Появилось оно на Украине, где народ, не в силах ждать закона о люстрации, начал творить ее сам и бросать запятнавших себя во время прежнего режима политиков в мусорные баки.

Оставим в стороне рассуждения о том, «какая же это Европа», а посмотрим лучше на то, какое название получило это явление. После известного «ледяного» флешмоба модель с компонентом challenge, несмотря на всю ее громоздкость, оказалась чрезвычайно продуктивна. Так стали называть некую цепочку одинаковых событий. Например, «ленинопад» в украинских городах получил название LeninFallChallenge, а в «Фейсбуке» появилась картинка с падающим в Харькове памятником вождю и надписью: «Я передаю эстафету Запорожью!» Совсем не исключаю, что эта словообразовательная модель окажется такой удобной, что закрепится в языке надолго, и мы увидим еще много таких challengе’й. К примеру, эпидемия запретительных законов в Госдуме очень хорошо бы вписалась в этот формат. «Запрещаю кружевные трусы и передаю этот вызов испанскому хамону!» — говорили бы депутаты.

Готовимся к земле

Вообще сетевой флешмоб становится в последнее время чуть ли не одной из главных форм существования в соцсетях. Достаточно пролистать ленту «Фейсбука», чтобы убедиться: он переходит на режим жизни по некоему сценарию. Собственные тексты уступают место таким флешмобовским трафаретам — мы стараемся вписаться в заранее придуманную для нас структуру. Причем и внутри нее, как правило, не всегда готовы креативить.

А если бы были готовы, в «Фейсбуке» на минувшей неделе не появилось бы такое количество постов о морковках и свеклах, которыми представляют себя несчастные пользователи и покрываются землей. Речь о флешмобе, который начинается со слов: «Я знаю, что никто не увидит этот статус, но, когда мне скучно, я…» И тут вообще-то надо придумать что-то свое, оригинальное, а потом «осалить» кого-то из комментаторов и дать ему не менее оригинальное задание. Можно написать, например, что, когда скучно, ты представляешь себя Путиным и едешь в тайгу. Или белорусской мидией. Или матерным словом и сам себя запикиваешь. И мало ли еще кем. Но большинство пользователей стали почему-то передавать по кругу одно и то же: «Представляю себя свёклой и покрываюсь землей». Когда я встретила в своей ленте десятую морковку и пятнадцатую свёклу, мне это порядком надоело.

А потом кто-то предположил: может быть, весь этот флешмоб не что иное, как скрытая цитата Кличко? Его знаменитое «киевлянам надо готовиться к земле». А призыв поняли буквально не только на Украине.

Как бы то ни было, все это для нас, безусловно, тот самый challenge. Вызов думать самим, писать самим, не полагаясь на предложенный сценарий. Пока интернет в России еще жив, совсем не хочется покрываться землей и представлять себя овощем.