Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Байер   /  Леонид Бершидский   /  Михаил Блинкин   /  Дмитрий Бутрин   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Мария Голованивская   /  Линор Горалик   /  Дмитрий Губин   /  Иван Давыдов   /  Орхан Джемаль   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Максим Котин   /  Антон Красовский   /  Павел Лемберский   /  Татьяна Малкина   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Андрей Наврозов   /  Антон Носик   /  Иван Охлобыстин   /  Владимир Паперный   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Григорий Ревзин   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Алексей Тарханов   /  Анатолий Ульянов   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Cергей Шаргунов   /  Все

Наши колумнисты

Ольга Серебряная

30594просмотра

Ольга Серебряная: Виссарион, ты жжошь

Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

Была раньше такая профессия, юморист. Мастера сатиры и юмора пользовались большой популярностью. Вполне интеллигентные люди переписывали от руки эпиграммы про артистов кино и разговаривали цитатами из Жванецкого. Во что это деградировало в постсоветские годы, все помнят: если возможна в природе чистая, дистиллированная пошлость, то место ее было именно в юмористических телепрограммах девяностых и ранних двухтысячных. Но вот история совершила еще один крутой поворот — и мы снова ржем, как ненормальные. Стоит лишь открыть фейсбук, твиттер или какую-нибудь ленту новостей.

«Господин Госсекретарь! — обращается к Джону Керри заместитель председателя Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Станислав Владимирович Вавилов. — По поручению Председателя Центральной избирательной комиссии Российской Федерации В.Е. Чурова направляю Вам справку о выборах 14 сентября 2014 года в поселке Волго-Каспийский Камызякского района Астраханской области в комплекте с дополнительным справочно-информационным материалом. Соблаговолите сообщить нам, признает ли руководство США результаты данных выборов». И приложение, упомянутое, на 26 листах. Нет, вы поймите правильно: скан письма размещен на официальном сайте ЦИК, а его автору 58 лет, он кандидат юридических и доктор политических наук.

Новостная лента ТАСС за 15 октября: «Путин отметил необъективность зарубежных научных журналов». Что, всех? Это он серьезно? Вполне: «Переходя на шутливый тон, Путин посоветовал молодым ученым: "Обругайте руководство страны и вас опубликуют"».

Газета «Известия» за сегодня: «Для пассажиров общественного транспорта Москвы будет создана специализированная социальная сеть. С ее помощью можно будет познакомиться с попутчиком, а также получить информацию о том, какое количество вредных элементов было бы выброшено в атмосферу, если бы пользователь предпочел общественному транспорту автомобиль». Цена проекта: 100 млн. руб. Я серьезно.

Газета «Метро»: «Сегодня Лермонтов остался бы жив». Расскажите это пассажирам метро, которые ехали по Арбатско-Покровской линии в полдевятого утра 15 июля сего года. А так, в общем, да, остался бы.

Если уж о Лермонтове, то вот «Литературная газета»: «Двухсотлетие Лермонтова Россия отмечает как никогда вовремя». Еще бы, уже сегодня было бы поздно отмечать, двухсотлетие-то было вчера! И тонкая поэтическая аллюзия «Газеты.ру»: «Путин возложил к могиле Лермонтова сотню алых роз».

И это я еще не вспомнила Люцифера Константиновича, родившегося в Перми, семерых пенсионеров, скончавшихся на секс-вечеринке в Бельгии, красные тапочки с розовым цветком, которые Анатолий Сердюков подарил Евгении Васильевой, «так называемых пупсов» с первичными половыми признаками, которых собираются запретить в детских садах, и прочий «жесткач».

Вывод, в общем, очевиден: сатира и юмор вернулись в жизнь россиян, только сатирические миниатюры сочиняют теперь не профессиональные юмористы, а государственные чиновники и транслирующие их слова или инициативы новостники. Словом, журнал «Крокодил» был бы сегодня невозможен — потому что вся жизнь у нас сплошная сатира, юмор и фарс. Одно непонятно: неужели творцы этого ежедневного фарса не понимают, что давно превратились в пародии на самих себя? Зачем они это делают?

Это важный вопрос. И хоть ответ на него очевиден, его не любят задавать, потому что становится страшно. Понятно, что эффект сатиры, уничижительно изображающей какие-то общественные феномены или человеческие проявления, строится на том, что ее читатели разделяют общие представления о нормальном, правильном и должном. Мы смеемся над «необъективностью зарубежных научных журналов», потому что понимаем, как они делаются: знаем про peer-reviewing у них и про стоимость публикации в издании из ВАКовского списка у нас. Мы ржем по поводу «специализированной социальной сети для пассажиров», потому что понимаем, что автобус должен перевозить людей, а не знакомить попутчиков друг с другом. Мы даже можем думать, что это наше понимание разделяют все здравомыслящие люди, потому что это правильное понимание, потому что мир устроен именно так, а не иначе.

Так вот ужас в том, что господа Вавилов, Путин, Сердюков и начальник московских автобусов живут в совершенно ином мире. Там США действительно манипулируют региональными выборами в дальних краях, научные журналы редактируются по идеологическим признакам, Лермонтовы никогда не умирают, пупсы лишены половых признаков, а пассажиров в автобус запускают только после регистрации в специальной сети. Эти люди учились в тех же школах, что и условные мы, они говорят по-русски теми же словами, но только эти слова имеют для них совершенно другой смысл. Благо для них — это зло, истина — это ложь, а здравый смыл — это уж совсем какой-то «жесткач». Эти люди гордятся своим «клеймом» и уют ощущают только в «бастионе». Не верите? Вот вам цитата из гимна МГИМО, сочиненного действующим министром иностранных дел Сергеем Лавровым:

Это наш Институт, это наше клеймо,
И другого вовеки не нужно.
Оставайся всегда, несравненный МГИМО,
Бастионом студенческой дружбы.

Без клейма и бастиона они свою жизнь не представляют. Оттого этим людям и не смешны наши шутки. Но это-то полбеды — беда в том, что у них есть чувство юмора. Просто — в силу различий в понимании нормального, правильного и должного — они смеются совсем не над тем, над чем мы. Думаю, что из хрестоматийных пассажей русской публицистики самым смешным им кажется этот: «Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, сколько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а со здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их исполнение».

«АААААА, — стонут они по прочтении этого текста. — Рыдаю. Виссарион жжот».

Читайте также

 

Новости наших партнеров