Девелопер Дмитрий Аксенов: Россияне должны заработать право на достойную жизнь

Десятая Венская ярмарка современного искусства ViennaFair открылась в столице Австрии. Российская компания RDI приобрела право на проведение ярмарки и 70 процентов бренда. Владелец компании и исполнительный директор выставки Дмитрий Аксенов рассказал «Снобу», во что сейчас лучше вкладывать деньги и почему Россия — это все-таки Европа

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой
+T -
Поделиться:

СПочему вы стали заниматься современным искусством?

Интерес к современному искусству у меня возник не как у предпринимателя, а как у обычного человека. А дальше оказалось, что это удачно дополняет мой основной бизнес, и я обнаружил, что в половине случаев трачу время на какие-то культурные инициативы. Современное искусство занимает существенную часть моей жизни, наряду с тем, что я активно продолжаю заниматься бизнесом.

Искусство играет все большую роль и в жизни моей семьи. У меня двое детей, дочери 12 лет и сыну 7, и я с удивлением и удовольствием обнаружил, что их увлеченность современной культурой растет гораздо быстрее, чем я мог себе представить. Они сами занимаются творчеством и даже привлекают своих сверстников, уже сформировав какой-то свой собственный авторитет и компетенцию в этой области.

СКак объяснить ребенку современное искусство?

Прелесть современного искусства в том, что детям объяснять ничего не нужно. Мои дети, в частности, просто в этом живут. Мой сын занимается в детской архитектурной студии Владислава Кирпичева и уже лучше меня знает, что такое искусство. Он парень очень рациональный, его интересует материальный аспект, и он постоянно пытается соотнести ценность своих работ с рынком — настолько он вовлечен. Я считаю, что для моих детей это плюс: они растут в контексте современной культуры, воспринимая ее как один из инструментов самовыражения.

ССейчас возможно заработать в этом сегменте?

Заработать на культуре не только в нашем молодом рыночном обществе, но и в зрелых капиталистических — это всегда вызов. Общество, скорее, вкладывает в культуру, потому что это стратегическая ценность. Она не приносит быстрых дивидендов. Конечно, чтобы заработать на искусстве, требуются и навыки, и серьезная концентрация.

СУ вас получается заработать?

Венская ярмарка — это коммерческое предприятие, которое ставит своей целью, конечно, финансовые результаты. Получение прибыли занимает больше времени, чем мы ожидали, и требует больших инвестиций, но мы уже три года видим позитивный тренд. Это дает нам уверенность, что мы сделали правильный выбор.

СНужно уметь продавать или должно быть какое-то особое чутье?

Чтобы преуспеть материально в современном искусстве — будь ты галерист, дилер или специалист из смежных областей, — надо хорошо разбираться в предмете, жить этим и много работать. Это интеллектуальная сфера деятельности, которая требует колоссальной энергии. Многие галеристы фанатичны, и искусство — смысл их жизни. Они просто энтузиасты. Зачастую это им и мешает, потому что если бы они мыслили более рационально и прагматично, то, может быть, были бы более успешными. Но, с другой стороны, тогда это не было бы столь интересно окружающим, это был бы их коммерческий успех и не более того.

СВы покупаете что-нибудь из современного искусства лично для себя?

Регулярно. В моем личном годовом бюджете есть строка на современное искусство, и я  иногда превосхожу эту цифру, иногда недобираю. Мои покупки произведений искусства обязательно мотивированы эмоциональной составляющей. То есть это не только рациональный выбор, но и эмоциональный.

СЕсли бы у вас была возможность поменять профессию, вы бы ее поменяли?

Я абсолютно удовлетворен тем, чем занимаюсь. Девелопер создает новые реальности, новый образ жизни, как, например, мы, когда строим жилье для современного среднего класса. Это точно такое же творчество, как и творчество художника на полотне — мы просто создаем это в другой форме, но эта деятельность тоже требует от меня вдохновения и идей.

ССейчас в России много говорят о традиционализме, духовных скрепах, прочих консервативных понятиях. Как вы думаете, это, скорее, возвращает нас к традициям или, наоборот, разрушает их?

Мне кажется, наше общество просто ищет себя, говорим ли мы о государстве или о частном человеке. В 90-е годы произошел резкий слом, появилась новая для нас концепция — капитализм, и все советское должно было быть забыто, выброшено на свалку истории, потому что, оказывается, было неверным, будь то культурная традиция соцреализма или общественные ценности. О’кей. Что же нам принес капитализм? Кстати, мы рыночной экономикой стали считаться только с 2004 года. Точнее нас признали таковой.

СС запозданием.

Формально нашей рыночной экономике 10 лет, то есть мы совершенно новая страна в этом смысле. От старых ценностей мы в какой-то момент отказались, а новые еще до конца не восприняли. И тут общество обнаружило, что не все так просто и однозначно, что и старые ценности требуют реинтеграции, что культура просто так вдруг не заканчивается, даже если сказано, что ее теперь нет. В 17-м году тоже хотели построить новый мир, забыв все прошлое. Но мы теперь знаем, что это, во-первых, неправильно, во-вторых, не перспективно, общество так не работает. То же самое происходит и сейчас. Мы должны понять свое место в будущем: что же мы собой представляем, на чем мы базируемся и куда идем. Государство сейчас не только ищет духовные скрепы. Государство также строит культурные институции в большом количестве, в частности, Государственный центр современного искусства (ГЦСИ), членом попечительского совета которого я являюсь.

Безусловно, это непростой проект, но сам факт, что государство находит средства и ресурсы думать о развитии современной культурной инфраструктуры, — это много значит для меня лично.

СВы сказали про культурную концепцию. Кажется, что основной тезис государственной культурной политики сейчас звучит как «Россия — это не Европа». Что вы думаете на этот счет, как человек, занимающийся искусством в Европе?

Я уверен, что наш исторический и культурный багаж однозначно говорит о том, что Россия является частью европейского пространства в культурном, географическом и политическом смыслах. Если вы посмотрите на историю российских отношений с Европой за последние 300 лет, то вы должны признать, что Россия играла и играет значимую роль на европейской политической сцене. От этого факта никуда не денешься.

СЕсть ли какие-то проблемы, связанные с нынешним кризисом?

Мой основной бизнес девелоперский. Это долгосрочное дело. Мы на рынке недвижимости уже 20 лет и видели всякое. Не могу сказать, что сейчас наступили худшие времена, и не вижу в происходящем драмы. Мы нацелены на средний класс, а это тот сегмент, где развитие продолжается и будет продолжаться — в отличие от люксового сегмента, который, на мой взгляд, стагнирует. Для элиты строить неинтересно. Время бурного роста потребления у общества прошло, оно стало более зрелым и более критичным.

СЕсли говорить о качестве жизни, на каком уровне сейчас находится Россия?

Мне трудно говорить о всей России, наш бизнес в основном в Москве. На самом деле никакого откровения вы от меня не услышите. На примере нашей ярмарки мы видим, что такое нормальная, качественная, европейская жизнь, и я считаю, что россияне, которые хотят и могут работать, должны заработать себе право на подобную жизнь. И это то, что сейчас происходит. Нам надо очень много всем вместе сделать. И мы на правильном пути.

СА как вы оцениваете сегодняшнюю экономическую ситуацию?

Уровень политической напряженности в Европе сейчас высок, и это, безусловно, не способствует стимулированию экономики. Но хорошая новость в том, что все проходит, в том числе и плохие времена. Потребности, как и в жилье, так и в культуре, никуда не денутся.

СКак вы объясняете события, которые происходят в России и на Украине, своим австрийским коллегам, которые работают с вами?

Разумные люди есть везде, в том числе в Австрии и Германии. Они осознают, что недопонимание, которое у нас сложилось, не идет на пользу всем, поэтому я никаких упреков со стороны своих коллег не получаю.

СПланируете проводить ярмарку в Москве или развивать другие регионы, как это в свое время делал Гельман в Перми?

Это наша социальная ответственность — помогать развитию культурной инфраструктуры в целом. В Москве это, конечно, проще, потому что там происходит большинство культурных событий. Но мы ищем варианты сотрудничества и с регионами.

СВы можете сказать как бизнесмен, во что сейчас нужно вкладывать деньги?

Мы живем в очень интересное время. Цифровое будущее — это то, что поменяет парадигму культуры, ведения бизнеса, обучения и в целом образа жизни всего общества. И это все произойдет в ближайшее десятилетие. Иногда я читаю аналитику, где обо всем этом пишут, и думаю: недвижимости это, слава Богу, не касается, людям всегда надо будет где-то жить. Как бы не так! Рынок недвижимости тоже сильно изменится. Что такое цена недвижимости? Это всегда месторасположение. В современном цифровом обществе расстояние уже не играет такой роли, поэтому влияние на цену месторасположения постепенно исчезнет. Я советую вкладывать в будущее, в современные технологии.С