Анастасия Мальцева /

Ольга Богомолец: Жить под диктовку мы не будем

В воскресенье пройдут выборы в Верховную Раду Украины. «Сноб» поговорил с представителями партий, которые, по соцопросам, должны войти в парламент. Первое интервью — с Ольгой Богомолец, которая идет на выборы от «Блока Петра Порошенко». Она заслуженный врач Украины, пришла в политику во время Майдана, где организовала Центр координации реабилитации раненых. Ольга Богомолец рассказала «Снобу» о том, чего ожидают украинцы от нового парламента, почему она решила баллотироваться в Раду, о роли «Правого сектора» в политике Украины и о перспективах разрешения конфликта на юго-востоке страны

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

СПочему вы идете в Раду?

Просто я поняла, что нужна своей стране не только как врач, меценат или общественный деятель, но еще и как политик, который поможет решить задачи, очень остро стоящие перед нашей страной: восстановление мира, изменение системы власти, борьба с коррупцией. Нам нужно принимать реформаторские законы, продолжать движение в сторону Европы и, как следствие, улучшать качество жизни граждан нашей страны. После президентских выборов, на которых победил Петр Порошенко, у меня был выбор: создать собственную партию и вести ее в парламент или поддержать существующую. Я подумала, что в кризисное время создание собственной партии привело бы к еще большему расшатыванию ситуации, и решила поддержать партию того президента, которому народ отдал предпочтение на выборах. В новом созыве Верховной Рады я планирую заниматься реформой здравоохранения и гуманитарными проблемами, а также работать над увеличением продолжительности жизни в стране.

СКого вы считаете своими главными конкурентами и с кем предпочли бы сотрудничать в Раде?

Я не вижу вокруг конкурентов, потому что привыкла видеть в людях партнеров и единомышленников, а остальные не должны отвлекать от работы. Именно поэтому я готова сотрудничать с любыми здравомыслящими людьми. Но главный мой партнер — украинский народ, и на востоке, и на западе страны: волонтеры, гражданские, общественные и профсоюзные объединения.

СКакими законами, на ваш взгляд, Рада должна заняться в первую очередь?

Мне бы очень хотелось, чтобы это была реформа здравоохранения. Но сначала необходимо принять законы о децентрализации власти и об открытых списках на новых выборах, которые не принял парламент прошлого созыва, провести реформирование правоохранительной, налоговой и судебной системы: в нынешнем виде они «душат» людей и страну. И нужно дать старт экономическим реформам, чтобы спокойно вздохнул бизнес, уменьшилось налоговое и административное давление и стабилизировалась экономическая ситуация в стране.

СЧего украинцы ждут от нового состава Рады?

Единства и мира. Этого требует и военная ситуация на востоке, и сложная экономическая обстановка в целом в стране. Люди ждут, что в Раде прекратятся склоки, драки и внутренняя борьба между олигархическими кланами. Что наступит мир и улучшится уровень жизни простых украинцев. Что именно на это будет нацелена работа новоизбранных депутатов.

СКаким вы видите план урегулирования на юго-востоке Украины?

На востоке Украины. На юге у нас нет конфликта. Есть только оккупированная территория Крыма. Надо продолжать переговоры по востоку. Только в этих переговорах должны принимать непосредственное участие те люди, которые могут влиять на ход событий и говорить «стоп» и с одной, и с другой стороны. Потому что, когда мы сегодня объявляем перемирие, а завтра получаем убитых мирных жителей, то это может означать только одно: переговоры ведут лица, не контролирующие вооруженных людей. Если есть неконтролируемые террористические группы и они нарушают перемирие и убивают людей, значит, они должны быть ликвидированы совместными усилиями сторон, участвующих в переговорах о мире. Также я считаю, что проведение реформ и децентрализации власти на Украине ускорят процесс мирного урегулирования конфликта.

СУ вас есть стратегия по устранению последствий конфликта?

Ни одна, самая красивая и самая умная стратегия не заработает, пока не будет восстановлен мир на той части территорий Донбасса и Луганской области, где идет война. Как только конфликт будет прекращен, восстанавливать освобожденные украинские территории будет вся страна. Я в этом уверена. Безусловно, люди и сейчас нуждаются в нашей поддержке. В элементарных вещах — еде и воде. Туда, куда можно, мы доставляем помощь. Прорваться за блокпосты боевиков мы не можем, так же как и оценить полные масштабы гуманитарной катастрофы. Например, куда вывезено оборудование с заводов, дававших работу людям. И что можно будет разместить на их месте и в какие сроки.

СЗа те два месяца, что вы работаете советником Петра Порошенко по гуманитарным проблемам, что получилось сделать?

Скажем так, это та работа и те проблемы, с которым я хотела бы столкнуться в первый и последний раз в жизни. Это все связано с горем, которое пришло на нашу землю. Я занимаюсь тяжелоранеными бойцами — молодыми ребятами, оставшимися без ног и рук в результате обстрелов «Градами». Им нужны качественные протезы. Многим нужно дорогостоящее лечение и реабилитация. Мы ищем возможности на Украине и принимаем помощь всех друзей. Многие страны принимают украинских солдат на лечение и реабилитацию.

Также я занимаюсь созданием единой базы ДНК по пропавшим без вести, по неопознанным погибшим, чтобы родные впоследствии могли найти их останки и перезахоронить. Группы волонтеров-поисковиков разыскивают тела погибших и передают их для проведения ДНК-экспертизы и включения результатов в базу данных. После этого неопознанные тела хоронят со всеми военными почестями, опознанные передают для захоронения родственникам. Среди погибших, возможно, есть и граждане других государств, поэтому люди, которые разыскивают своих родственников, пропавших без вести на востоке Украины, у нас могут без длительных официальных процедур, положенных для иностранных граждан, сдать анализ на ДНК и сверить его с существующей базой данных. Гарантируется тайна и сохранение всех персональных данных. При подтверждении соответствия анализа и объекта в базе данных родственники смогут забрать тела и провести перезахоронение.

Я провожу всеукраинские военно-медицинские учения для волонтеров и гражданского населения во всех крупных городах и райцентрах, чтобы люди знали, как оказать первую помощь. Вместе с волонтерской группой мы заканчиваем работу над порталом помощи семьям погибших, куда можно будет перечислять средства на личный счет каждой конкретной семьи, потерявшей кормильца, из любой точки земного шара, минуя посредников, фонды, другие «передаточные» звенья. Продолжается работа над реформой здравоохранения. Честно говоря, объемы работы такие, что это тема для отдельного интервью.

СКак новое правительство Украины будет строить отношения с Россией? И могут ли наши отношения быть восстановлены после присоединения Крыма к России?

История с Крымом еще не завершилась. И пока Крым не будет возвращен Украине, отношения с Россией не будут развиваться в нужном русле. Как бы Россия строила отношения со страной, которая оккупировала часть ее территории, проведя незаконный референдум и прикрывшись «зелеными человечками»?

К сожалению, российские СМИ сегодня говорят и пишут очень много неправды об Украине, особенно о Майдане и его истории, что сеет недоверие между нашими народами. Политики при желании смогут быстро договориться об экономическом сотрудничестве и забыть о конфликте, но люди, напуганные пропагандой, всю оставшуюся жизнь будут бояться ездить на Украину. Поэтому я хочу кое-что объяснить. У нас спокойно и громко говорят по-русски, не едят детей и по улицам не ходят фашисты. Есть горстка провокаторов, преследующих определенные цели, есть невменяемые люди, как в любом обществе. Но говорить о том, что все мы здесь такие, нельзя. Это абсурд. Украинский народ сделал свой выбор и не хочет никаких санкций в отношении России. Санкции сказываются не на олигархах и политиках, а на простых людях, жизнь которых становится все труднее. А мы просто хотим мира. Для нас важно восстановление мира и взаимопонимания в семье славянских народов, но со взаимным уважением и признанием особенностей и прав каждого народа, его культуры, истории. Жить под диктовку мы не будем.

СВ своих публичных заявлениях вы всегда были сторонницей евроинтеграции. Какую роль должны играть ЕС и США во внутренней и внешней политике Украины?

Я всегда была сторонницей евроинтеграции Украины, но без ускоренного вступления в ЕС. Однако украинский народ, в основном из-за давления со стороны России и быстрой оккупации Крыма, не смог найти альтернативы для своей защиты, кроме как обратиться за помощью к ЕС и США. Часть людей у нас в стране думает, что вступление в ЕС облегчит борьбу с украинской коррупцией и наконец позволит людям получать достойную зарплату.  А это не совсем так в действительности. Нам самим придется решать свои проблемы. Поэтому я выступаю за самодостаточную Украину, которая будет жить в мире и партнерстве со всеми странами и позволит своим гражданам быть счастливыми. Все страны живут в едином рынке денег, нефти, золота — на общей планете, поэтому важно уважать друг друга и не допускать войны и геополитической дискриминации, которая «бьет по кругу».

С«Правый сектор» и радикалы, которые в него входили, были движущей силой Майдана и таким образом заработали себе политические очки. Нужен ли «Правый сектор» новой Украине и как вы планируете взаимодействие с ним?

Это, увы, поверхностный сторонний взгляд. «Правый сектор» — это далеко не основная и точно не движущая сила Майдана, как это ни странно звучит для России. Если на митинге, где собралось десять тысяч людей, один человек будет хулиганить или бросать тухлые яйца, то понятно, что все СМИ напишут только о нем и покажут только его, а все остальные могут при этом спокойно стоять с транспарантами. Движущей силой Майдана на самом деле были люди, которые вышли на мирный протест против насилия и коррупции, после того как были избиты несколько десятков студентов. Тысячи людей стояли и ждали три месяца, когда власть среагирует, восстановит справедливость, остановит коррупцию и насилие, — об этом СМИ молчали.

Власть же тогда ответила предательством своего народа, еще большим насилием, побегом и воровством. Тогда на Майдане я оказывала медицинскую помощь и протестующим, и силовикам, которые стояли по другую сторону баррикад. И могу точно сказать, что бессильная, неграмотная власть, потерявшая ощущение реальности, просто столкнула людей лбами, заставив воевать друг с другом, спровоцировав, таким образом, гражданское противостояние.

Что касается радикальных партий, то они есть везде и получают тем большую поддержку у людей, чем больше внешнее давление на страну. Но основная часть населения занимает мирную, уравновешенную позицию. Это хорошо показали результаты выборов президента и рейтинг лидера «Правого сектора». Образ «Правого сектора» чересчур раздут в СМИ, не без участия России, поэтому об этой партии говорят значительно больше, чем стоило бы, если посмотреть на то место, которое она занимает в политической жизни Украины.  Сотрудничать с этой политической силой я готова ровно настолько, насколько и с любой другой, которая будет готова реформировать страну и строить новую мирную Украину по-людски и для людей.

СВо время президентских выборов вы говорили о необходимости закона о Майдане как инструменте гражданского влияния на правительство. Будете ли вы и дальше продвигать эту идею в Раде, если станете народным избранником?

Закон о Майдане — о мирном волеизъявлении народа Украины — нужен, и будет очень хорошо, если Рада его примет. Цель закона — избежать насилия. Это будет закон о чести и достоинстве граждан Украины. Об их праве отзывать депутата любого уровня, если он не справляется со своими обязанностями. О том, что волеизъявление народа Украины и есть выражение власти. И без референдумов мы не сможем вступать в НАТО, отдавать территории в самоуправление, распоряжаться природными богатствами. По сути, это закон о демократии на Украине.

СВы потомственный врач, поэтому не могу вас не спросить: как обстоят дела с украинской медициной?

Ситуация с медициной плачевная. Коррупция разъела и растянула на части практически все. Поэтому реформа здравоохранения у нас будет, наверное, радикальная. Мы планируем сделать два отдельных ведомства: военная медицина и гражданская медицина. У них разные цели и задачи. Сейчас я также занимаюсь подготовкой военно-медицинской доктрины Украины. Мы будем менять модель финансирования медицины. В гражданском ведомстве люди смогут выбирать врача, а государство будет оплачивать оказанные процедуры и их результат, а не койко-дни. Это будет та форма здравоохранения, которая будет удобна и полезна пациентам и даст возможность легального — достойного — заработка врачам. Мы также готовимся внедрять в жизнь разработанный моей командой  проект «Украина 80+». Эта концепция позволит значительно увеличить продолжительность жизни в стране, сконцентрируется на профилактике самых опасных и распространенных болезней (сердечно-сосудистые заболевания, онкология, диабет) и будет строиться снизу — гражданским обществом в связке со специалистами-медиками.

СВы учились в Медицинском университете штата Пенсильвания и Институте дерматопатологии Бернарда Аккермана. Есть ли что-то в медицине США, что можно было бы принести в медицину Украины?

Главное, что я вынесла оттуда, — это практика, практика и практика. Ежедневный труд рано или поздно превращается в бесценный опыт, который приносит благо людям.С

Комментировать Всего 1 комментарий

Ольга родом из очень известной и уважаемой династии врачей. Она интеллигентный и умный человек. Понравилось интервью, то, как Ольга Вадимовна отвечала на вопросы, понравилась программа реформы мед.обслуживания. Я бы проголосовала за нее, если бы была возможность, а сейчас - просто пожелаю ей удачи. 

Эту реплику поддерживают: Алексей Федосеев