Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

63481просмотр

Валерий Панюшкин: Украинские записки

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Я не был на Украине года четыре, не видал ни революции, ни связанных с ней перемен. Я знал, что произошли перемены, но, как выясняется, ни телевидение, ни газеты, ни блоги не описывают их так, чтобы мне показалось похоже.

Ниже — мои записки. На востоке Украины я не был, каково там, в зоне военных действий, я не знаю. Я провел два дня в Киеве и три дня во Львове. Там и там читал лекции студентам. Записываю просто то, что бросилось в глаза и показалось неожиданным. Итак…

Многие горожане, особенно в спальных районах, покрывают свои квартиры снаружи толстыми полиуретановыми панелями. Говорят, это сохраняет до 30% тепла. Ждут холодной зимы. Всерьез разговаривают о том, какую температуру в квартире можно считать минимально комфортной — 14 градусов, 16 или 18.

Никто ни разу не сказал мне ничего обидного или националистического. Все всегда охотно говорили со мной по-русски. В кафе, в поезде, на улице — где угодно.

Несколько раз студентки в той или иной форме задавали мне вопрос типа: «Почему же вы, сильный мужчина, ничего не сделаете со своей властью там, в России?» Еще прежде, чем я успевал ответить что-нибудь, большинство аудитории кричало, что вопрос некорректный, и просило меня на вопрос не отвечать.

Многие мои друзья в Киеве и во Львове разговаривают про скорый дефолт. Дефолт они считают хорошим вариантом развития событий.

Национальных флагов много — на стенах домов, на автомобилях. Но автомобилисты никогда не повязывают ленточки цветов национального флага на зеркала или антенны. Флажок прикрепляют внутри на торпеде, чтобы не пачкался.

Во Львове, на центральной площади Рынок, маленький желто-синий флажок сунули в руку статуе Адониса, украшающей один из фонтанов. Больше никаких проявлений национализма я не видел. Впрочем, я не смотрел телевизор, говорят — там есть.

Во Львове, где множество кафе и шоколадниц, самым популярным изделием является шоколадный Путин. Путин бывает из белого шоколада, из молочного и из черного. Бывает в наполеоновской шляпе, а бывает просто с непокрытой головой. Бывают маленькие шоколадные бюстики Путина величиной со спичечную коробку, а бывают большие, величиною с пивную кружку.

В каждом кафе, в каждом ресторанчике обязательно стоят ящики, куда собираются пожертвования для армии. В еврейском кабачке на Староеврейской улице во Львове тоже стоит такой ящик. И в армянском ресторане около армянской церкви — тоже сбор пожертвований. Евреи и армяне очевидно не считают новую украинскую власть националистической и сколько-нибудь опасной для этнических меньшинств.

Солдат вообще любят. Особенно любят говорить о солдатах молодые девушки (или просто я больше общался со студентами, чем с другими группами населения?). Девушки идеализируют солдат, называют их своими защитниками и братьями. Мои провокационные предположения о том, что солдаты могут быть людьми безжалостными и даже жестокими, выслушиваются девушками с явным недоверием, но безо всякой обиды. Говорят, что, когда подразделение солдат шагает по площади Рынок, публика аплодирует солдатам. Я такого не видел. Я видел несколько солдат-отпускников, они гуляли с девушками по центру города. Им никто не аплодировал.

На моем курсе во Львовском католическом университете было несколько студентов с Восточной Украины, из Донецка и из Луганска. Кроме того, было четверо студентов из Крыма. Они никак не выделяются и никак не держатся обособленно.

Большинство студентов бывали в европейских странах и бывали в России. Большинству нравится Москва и особенно Петербург. Но Россия их пугает, потому что (они все в этом уверены) напала на них. Однако и европейские страны пугают тоже, в основном потому, что в Праге, Варшаве и Будапеште они видели на улицах молодых людей, открыто употреблявших наркотики.

Туристов на улицах много, особенно во Львове. Со времени последнего моего приезда открылось много новых кафе, в основном в австрийском стиле столетней давности. Туристы, с которыми я разговаривал, утверждают, что приехали во Львов, потому что здесь красиво и дешево. Что правда.

Главным сувениром, помимо шоколадного Путина, является коврик для вытирания ног с портретами Путина и Януковича.

Читайте также

Комментировать Всего 6 комментариев

Простите, Валерий(( Этот текст о чем и для чего?

Я, Светлана, письменно ответил на вопрос который по возвращении из Львова задавали мне раз пятьсот разные люди -- "Ну как там?"

Ну, вот так.

Теперь понятно. ВОзможно, это надо было написать в эпиграфе.

Спасибо за ответ.

Во Львове, на центральной площади Рынок, маленький желто-синий флажок сунули в руку статуе Адониса, украшающей один из фонтанов. Больше никаких проявлений национализма я не видел.

Это не национализм, Валерий, а патриотизм.

Заканчивается похоже, а начинается по-разному...

То-есть, конечно, наоборот.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кучеров, Christina Brandes-Barbier de Boymont

"Проявления национализма", Сергей -- это ирония. Только в сочетании с Адонисом, конечно. Впрочем, вы правы. Я уже неоднократно страдал от собственного незнания новых правил пунктуации. Конечно, следовало поставить смайлик.

Эту реплику поддерживают: Светлана Пчельникова, Сергей Мурашов

Насколько я могу судить по фотографиям из Львова, в Армянской церкви также стоит фотография Сергея Нигояна, первого украинца погибшего в этом сумасшедшем для Украины 2014...

 

Новости наших партнеров