Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Александр Невзоров

Александр Невзоров: Оторванные уши бога

Мы продолжаем публиковать фрагменты из готовящейся к печати книги Александра Невзорова «Черная дыра мозга» — автор решил изменить название после публикации отрывков из книги и дискуссии на «Снобе». Первый отрывок был посвящен учению Зигмунда Фрейда, во втором речь шла о религии с точки зрения психиатрии, в третьем — о Рене Декарте и его методе. Сегодня читайте о заблуждениях великих ученых и о том, насколько можно доверять научному мышлению, когда ученые говорят о боге или происхождении сознания

Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
Иллюстрация: Corbis/Alloverpress
+T -
Поделиться:

Читать с начала >>

Но оставим пока Гольбаха с его вечным насмешничаньем. Нетрудно вспомнить, что Поль-Анри, развеселившись, пообещал «оборвать богу уши». Впрочем, Гольбах вновь выведет нас к «формалиновым формулировкам», а дорогу к ним мы теперь хорошо знаем и сами. Мы, напоминаю, решили добросовестно и доброжелательно отпрепарировать идею бога и ее возможную роль в мышлении и интеллекте человека.

Эта идея расплывчата и капризна. Но закроем глаза на ее изъяны. Постараемся выудить из нее все, что могло бы нам пригодиться.

Возможно, «сверхъестественное» и есть то звено в цепочке последовательных актов мышления, которого нам недостает, чтобы объяснить парадоксальность слез животного при чтении им «Маленького принца» или других образцов радикального лицемерия и сентиментализма?

Помимо всего прочего, версия важной роли иррационального фактора в процессах мышления и восприятия является весьма и весьма успешной. Эта гипотеза безраздельно царствовала тридцать веков. Она породила прекрасную легенду о «психике». Она сформировала все виды культуры и большинство моделей поведения человека. Она же когда-то нянчила маленькую науку. И именно к ее горлу малютка в первую очередь (еще из колыбели) и протянула руки. К середине XIX века после долгой взаимной борьбы науке удалось почти придушить свою старую нянюшку, но у той оказалась на удивление крепкая шея.

Конечно, можно скептически игнорировать мнения различных «сурожских-платонов-бердяевых-юнгов». Их формулировки бессодержательны, а их заслуги — в контексте нашей работы — весьма сомнительны. Но что мы будем делать с почти фанатичной религиозностью Исаака Ньютона и Пастера, с агрессивным мистицизмом Т. Шванна? Можем ли мы забыть об эзотеризме членов Теософского общества Эдисона и Фламариона? О страстном спиритуалисте Бутлерове? Удастся ли нам списать на некое недоразумение набожность великого химика Рамзая, а также религиозность еще множества творцов науки? Куда мы денем Дж. Экклса с его мнением о реальности «души»? Как будем игнорировать епископский сан автора теории «Доминанты» А. А. Ухтомского и благочестие аббата Менделя?

Будем честны до конца: большинство «создателей» нашего интеллекта не имело никаких сомнений в том, что версия «надприродности» мышления является единственно верной. Даже если мы возьмем нейрофизиологию, где сумма минимальных обязательных знаний должна была бы страховать от заражения мистицизмом, то в списке из примерно трехсот главных имен ее создателей мы едва насчитаем десяток атеистов.

Стоит также вспомнить сэра Альфреда Рассела Уоллеса. Он одновременно с Дарвином сформулировал принцип развития видов, происхождения от общего предка и (отчасти) роль мутаций. Уоллес, будучи почти равновеликим Дарвину творцом эволюционной теории, лучше других видел ее слабые стороны и уязвимость. Он утверждал, что человеческий разум не может объясняться одним лишь естественным отбором и что метаморфоза обезьяны в человека не могла обойтись без вмешательства «внебиологической силы». Причем следует помнить, что смутила Уоллеса не филогения, а именно не объясняемое отбором, конвергенцией, дивергенцией и мутациями «пришествие» мышления человека.

Конечно, недоумение Уоллеса мы можем списать на то, что он не был знаком ни с физиологией мозга, ни с теориями условных рефлексов и ретикулярной формации. Формально это очень красивый ход, который, возможно, закроет «вопрос Уоллеса». Но вот с гегельянцем Ч. С. Шеррингтоном или с епископом А. А. Ухтомским он уже не сработает. Они оба не только прекрасно знали мозг и павловскую теорию, но и лично наблюдали экспериментальную составляющую теории условных рефлексов.

Спрятаться от всей этой фактуры за отговорками о детерминированности личности всех этих людей их «темным временем» тоже не получится. Это будет трусливая и беспомощная отговорка. У Экклса, Оуэна, Вирхова, Шеррингтона, Пастера и Эдиссона не было никаких причин бояться костров инквизиции или набожных жен.

Фактор наличия множества «верующих ученых», конечно, не является решающим для исследуемого вопроса, но и во влиятельности ему отказать, на первый взгляд, никак нельзя. Все вышеупомянутые лица являются реальными творцами цивилизации, обладателями наиболее точного и здравого взгляда на мир. Именно им, а не кому-либо, мы обязаны успехами человечества, ибо, как совершенно справедливо замечал Жак Лёб, «истинная история делается в лабораториях, а не в парламентах или окопах».

Убежденность различных поэтов-живописцев-композиторов, вне зависимости от их славы и известности, можно не принимать всерьез. Они в действительности мало что стоят и пригодны только для развлечения. Но здесь мы говорим о тех, для кого, по выражению И. П. Павлова, «ясновидение действительности» было профессией и смыслом жизни.

Именно ученые меняли к лучшему судьбу вида. Нам предстоит выяснить, насколько их мнение по данному вопросу может быть аргументом в пользу «сверхъестественного» начала в мироздании и в мышлении человека. Да, все они, от Аристотеля и Декарта до Пастера и Шеррингтона, по идее должны быть для нас авторитетами. Но именно они и научили нас не иметь никаких авторитетов.

Они же научили нас заботиться о «стерильности пробирок», раз и навсегда пояснив, что даже самое драгоценное загрязнение лабораторной посуды не позволяет получить чистого результата при проведении опыта. А мнения и убеждения великих, несмотря на всю их почтенность, — это тоже «осадок на стенках пробирки». Тот самый, который необходимо смыть. Пол Карл Фейерабенд (1924—1994) первым решился пояснить, насколько необходимым и продуктивным методом  является отсутствие т. н. уважения к именам в науке. Конечно, желательно соблюдать некоторые приличия, но не переходя при этом границ простого лицемерия. Следует помнить, что от почтения к имени до догмы — один шаг.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Итак. Как мы уже установили, научное открытие — это прежде всего очень высокая степень безошибочности в оценке того или иного частного явления или свойства. Теперь понаблюдаем за тем, передается ли с великих открытий «фактор безошибочности» на все, в чем были уверены наши «великие открыватели».

Начнем с Аристотеля, полагавшего, что метеориты — это «испарения земли, которые поднимаются ввысь, а, приближаясь к некой “сфере огня”, загораются и падают вниз». Можно припомнить его же трактовку существования палеонтологических останков: Стагирит объяснял их действиями «подземных подражательных сил, которые копируют происходящее на поверхности».

А вот И. Ньютон полагал, что все сообщения о метеоритах — глупая выдумка, потому что им вообще «неоткуда падать». Также «на основании сопоставлений астрономических и исторических доказательств» он отстаивал собственное убеждение в том, что возраст Земли не превышает шести тысяч лет.

Ф. Бэкон страстно рассуждал о роли ведьм в погублении посевов, В. М. Бехтерев был поклонником «цветотерапии», У. Гладстон утверждал, что древние греки не различали цвета, а великий Либих был убежден, что дрожжи не являются живой органикой.

Роберт Бойль требовал, чтобы рудокопы представляли отчет, с какой именно глубины земных толщ начинаются «обиталища демонов» и как выглядят их «гнезда», а Бюффон заявлял, что в Северной Америке эволюция идет медленнее, чем на других континентах. И. Кеплер утверждал, что кратеры на Луне воздвигнуты лунными жителями, К. Фламмарион был уверен, что на ней существует растительность, а Галилей убеждал, что мысли Кеплера о влиянии Луны на приливы и отливы в морях и океанах Земли — «вздор и ребячество». Кеплер же был убежден, что цвет — «это вещь совершенно отличная от света, некое качество, пребывающее на поверхности непрозрачных тел».

Коперник не сомневался в наличии описанных Птолемеем «хрустальных сфер неба». Он лишь скорректировал египтянина, сократив количество «сфер» с 80 до 34. Это милое заблуждение даже вынесено в заглавие основного труда его жизни — «О вращении небесных сфер».

Лорд Кельвин заявлял, что рентгеновские лучи — это мошенничество, что никакой аэроплан летать не сможет, а в 1900 году выразил уверенность и в том, что ничего нового в физике открыть уже нельзя.

Жан-Жозеф Вирей в своем фундаментальном труде «Естественная история человеческого рода» (Париж, 1824) утверждал, что негры выделяют пот черного цвета, а Резерфорд — что коммерческое использование атомных процессов невозможно в принципе.

Тихо Браге настаивал на том, что вокруг Солнца вращаются все планеты, кроме Земли, которая остается неподвижной. Жозеф де Лаланд утверждал, что вероятность полетов на воздушном шаре — пустая фантазия, а Французская академия наук в полном составе смеялась над идеей громоотвода. Она же потешалась над дифференциальным исчислением Лейбница, над теорией телеграфа и настолько категорично отрицала существование аэролитов (метеоритов), что требовала их убрать из всех музеев.

Великий Христиан Гюйгенс считал дефицит пеньковых веревок главной проблемой планеты Юпитер. По мнению Гюйгенса, наличие «при нем» четырех лун (тогда было известно лишь четыре спутника Юпитера) неопровержимо свидетельствовало о неспокойности морей этой планеты и, соответственно, о необходимости очень большого количества сверхпрочного такелажа для крепости парусов юпитерианского флота.

Эдвард Кларк (1820—1877) предупреждал, что образованность женщин приводит к «пересыханию» у них матки, а авторитетнейший гинеколог своего времени Джордж Нефейс (1842—1876) убеждал, что мастурбация ведет к слабоумию.

Сэр Артур Кизс возглавлял и организовывал тот почтительный хоровод, который палеоантропология первой половины ХХ века почти сорок лет водила вокруг останков т. н. «Пилтдаунского человека» (мы помним, что какой-то весельчак смастерил их из вполне рецентного черепа и обезьяньей мандибулы, затем покрасил бихроматом калия и «вбросил» в научное сообщество под видом древнейшей окаменелости).

А. Сент-Дьердьи учил тому, что белок проводит электричество, хотя на самом деле он является изолятором. Читать дальше >>

Назад Читать дальше

Перейти к третьей странице
Комментировать Всего 17 комментариев

Я так и предполагала, что самые лучшие психиатры получаются из психобольных. Саша Невзоров - великолепное тому доказательство))  

90 процентов людей перед смертью ели огурцы

Один дяденька объелся витаминами и умер. Так что крайне сомнительны ваши рекомендации давать по витаминке в день несчастному ребенку.А другой дяденька курил по две толстые сигары в день и дожил до 85. Кажется,  выбор очевиден.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Lucy Williams

Очевидно, автору удалось насобирать массу любопытных фактов из жизни основателей науки, включая большую коллекцию разделявшихся тем или другим из них заблуждений, но так и не суметь отличить ядра общего им всем мировоззрения—вдохновлявшего, дававшего высокий смысл их титаническим усилиям—от вороха конкретных представлений. Ума ли не хватило Невзорову или честности—для оценки его сочинения значения не имеет. 

Сумел прочитать только половину текста. Не думаю, что есть смысл читать оставшеся, ибо уже понятно, что пишет гений всех времен и народов, а раз так - то я его понять и оценить не смогу.

Эту реплику поддерживают: Светлана Пчельникова

Серж, извини, что нагрузил тебя этим. Все же тут творение популярного автора, "нашего колумниста", излагающего взгляды на связь науки и религии, отрывок из будущей книги, обреченной на успех.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Да нет, спасибо. Надо же иметь примерное представление о том, что в головах "властителей дум" )

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Алексей Буров

Вот так этот бедняга сражается за права человека...  "Шизофрения, как и было сказано".

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Lucy Williams, Алексей Буров

Кажется, он скорее борец за права лошадей. Доверенное лицо Путина в 2012 году. 

Борец за права КГБ властвовать над ничтожными людишками, населяющими второсортную планету, вращающююся вокруг заштатной звезды.

Может быть, не так однозначно, Алеша.

"Считает воссоединение Крыма с Россией «мародерством»[40] и поддерживает украинскую армию в борьбе против ополченцев юга-востока Украины[41][42]."

Знаешь, от этого текста веет такой дешевкой, что разбираться далее в хитросплетениях авторской души нет никакого желания. Жаль читателей, а может и не жаль. Наверное, им нравится.

И все же, насчет этих хитросплетений:

"Учился в 171 спец.школе с углублённым изучением французского языка. В юности был певчим в церковном хоре[4]. С 1983 года работал на Ленинградском телевидении. Был каскадёром. Учился в Московской духовной семинарии[5], но был отчислен с четвёртого курса[6]. Утверждает, что не сделал церковную карьеру по причине того, что у него нормальная сексуальная ориентация[6]." 

Вот где, м.б., источник его озлоблености. Если так, то есть за что. Сдается мне, что самый главный источник атеизма в России—РПЦ. 

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Итак, получается следующая картина. Г-н Невзоров учился в хорошей школе, где ему, я думаю, объяснили, что Земля не находится в центре мироздания, а Солнце не является какой то особенной звездой. На него это тогда не произвело должного впечатления и он поступил в духовную семинарию. Когда же к нему там стали приставать с нескромными предложениями, он прозрел и понял всю интеллектуальную мощь этих аргументов. 

Собственно, у меня нет никаких проблем с его атеизмом. Вера дело тонкое, нельзя этого требовать от людей. Но текст ужасен по своей примитивности, на уровне Ивана Бездомного. Даже в отместку за гомосексуальные приставания нельзя такого писать.

Одно дело—оценить качество текста, Алеша, и тут у нас нет разногласий. Но ведь автор неглуп—отчего же текст так пошл? Что случилось с юношей Невзоровым, певчим в церковном хоре, студентом семинарии, отважным каскадером? Ответ представляется почти очевидным—боль старой раны может сильно застить глаза. Меня Бог избавил от таких страшных ран—а случись, я и не знаю, не сломило ли бы меня вообще такое. Я сужу его текст, но не его самого. Его самого я бы хотел понять.    

Алеша, думаю, что г н Невзоров не удостоит своим ответом своих читателей по причине их ничтожности, которую он с таким пафосом описал. Поэтому понять его будет трудновато. 

Что же, пусть так, Алеша. Я сужу тексты, но не авторов, которых лишь стремлюсь понять. Осуждать авторов или оправдывать—не мое дело. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Г-н Невзоров, позвольте поинтересоваться, а что такое, или кто это - "Комаринский" у Вас рядом с 9-ой симфонией?

Уже не " Камаринскую" ли Глинки Вы имеете в виду? Меломания Ваша изумляет.

Что касается остального, то куда у Вас делись фундаментальные законы природы и уравнения, их описывающие ? Приведенное Вами уравнение Шредингера, между прочим, Уилером и де Виттом применено ко Вселенной в целом. Или это тоже, с Вашей точки зрения, глупость больших ученых? Каким образом человек и человечество, открывающие эти законы существования Вселенной, этот "мыслящий тростник", по Паскалю, мог потерять тем самым свое центральное и исключительное положение во Вселенной? Может быть потрудитесь назвать еще претендетнов и конкурентов на познание этих  универсальных законов?  Ньютона и Эйнштейна достаточно для того чтобы не только сохранить, но и многократно усилить тезис об уникальности и исключительности человека. Впрочем, сюда относится и академик Павлов. Ну, я уж не говорю про Бетховена.  

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik, Сергей Любимов, Алексей Буров