Лев Рубинштейн: 
Уголовное дело об измене Родине — дикость даже на фоне общего безумия

Российских войск на территории Украины нет, а уголовное дело о государственной измене за разглашение информации о направлении российских войск на Украину есть. Жительнице Вязьмы, матери семерых детей Светлане Давыдовой грозит лишение свободы до 20 лет за подслушанный в маршрутке телефонный разговор военнослужащего и звонок в украинское посольство. «Сноб» поговорил с юристами, военными экспертами и общественными деятелями о том, что сегодня можно считать «государственной изменой» и как история Давыдовой характеризует дух времени

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа:

В принципе, если человек действительно звонит в посольство с целью информирования о реальном перемещении войск, а посольство передает это командованию, это может оказать очень значительное влияние на ведение боевых действий и привести к реальным жертвам. Разумеется, я эту историю обсуждаю с теоретической точки зрения, потому что мы не знаем, куда эта часть перебрасывалась и заходил ли на территорию Украины хоть один ее представитель. Потому что опустевшая военная часть не означает, что солдат отправили через русско-украинскую границу. Вряд ли это произошло на самом деле. Однако действия женщины могли оказаться вполне реальной изменой родине, потому что пагубные последствия от ее звонка могли быть, и то, что она не обладает никакой секретной информацией, значения не имеет.

Лев Рубинштейн, писатель:

Очередная дикость, которая выглядит абсурдно даже на общем фоне безумия, что мы наблюдаем в последнее время. Человеку свойственно привыкать к подобной социально-информационной атмосфере. А нам не дают привыкнуть, потому что все время происходит что-то из ряда вон выходящее даже на общем ненормальном фоне. Эта история мне кажется совершенно запредельной: где-то какая-то женщина что-то услышала и куда-то позвонила, и это является изменой. И семеро детей — это не укладывается ни в какие рамки.

История Давыдовой рифмуется только с тем, что происходило в середине 30-х годов, когда слова «враг народа», «изменник» и «предатель» были расхожими. Под это дело гребли миллионы людей с детьми и без. Казалось, что мы живем в другое время. Я не знаю, чем закончится этот дикий эксцесс. У меня нет оптимистических прогнозов, потому что все наши карательные механизмы действуют по принципу бультерьера: если челюсть сжимается, то уже не разожмется. Они могут понять в какой-то момент, что делают глупость, но они никогда не идут назад, вот в чем беда. Эпоха, что называется, пошла в разнос. Может быть, даже наша дискуссия будет расцениваться как государственная измена. Юридические механизмы у нас в принципе не работают. Работает лишь абсолютно ослепшая машина, которая хлопает вокруг себя руками, ловя муху. Машина запущена, но остановиться она не может. Я не знаю, что ее может остановить.

Сергей Бадамшин, адвокат:

У меня нет материалов дела, и в соответствии с адвокатской этикой я не могу детально его комментировать. Неизвестно, что в этом деле происходит: мы не видели ни одного документа, ни одного постановления, мы знаем только то, что есть в СМИ. С другой стороны, ситуация абсурдна, адекватность следствия вызывает сомнения, поведение адвоката Светланы вызывает вопросы. Защитник Давыдовой утверждает, что обвинения предъявлены небезосновательно: с его слов, Светлана «позвонила туда, куда не надо, и сказала то, что не нужно было говорить». Все это, мягко говоря, вызывает удивление.

Анна Варга, психолог:

История этой женщины в очередной раз показывает, что люди сейчас, глядя на повестку дня, готовятся к худшему: кто-то уезжает, кто-то покупает долго хранящиеся продукты, и все они страшно нервничают. Страх войны — это страх, переданный по наследству. Часто дети с тревожным расстройством боятся потери родителей или войны, хотя они никогда ее не видели в реальности. Потому что Великая Отечественная война была самым страшным событием для наших предков. Взять хотя бы поговорки: «Лишь бы не было войны». Страх войны еще и подогревается внутренней политикой, потому что борьба против врагов — это популярность среди населения. Потому что вместо того, чтобы критически анализировать нынешнюю ситуацию внутри страны, легче думать: слава богу, сегодня нет войны.

Юрий Артеменков, адвокат:

Информация в СМИ по делу может не отражать действительного положения вещей, мы не знаем конкретных обстоятельств дела. Поэтому с этической точки зрения я не вправе давать оценку действиям несчастной женщины. Могу лишь высказать свое мнение относительно того, что бросилось в глаза из СМИ. В публикациях говорится, что она живет якобы возле территории воинской части, что она подслушала в маршрутке разговор военнослужащего. Все эти обстоятельства надо проверять. Это задача следователей. Кем ей приходится этот военнослужащий? Зачем он это произносил? Не является ли такой способ передачи данных одним из моментов вербовки? Может, не было вовсе никакого движения войск. Это можно расценить как ошибку в объекте, как выражаются юристы. Но здесь есть нюанс. В блогах говорят: «Так, может быть, ничего и не было? Может, и не направляли никуда войска? Может, женщина сама себе нафантазировала? И тогда зачем ей предъявлять обвинения?» В статье 275 УК четко сказано, что состав преступления наступает, когда деятельность «направлена против безопасности Российской Федерации». Представьте себе гипотетическую ситуацию: идет дедушка, видит пустую военную часть, которая, например, отправилась на учения. Но этот дедушка звонит в другое государство и говорит, что войска этой военной части отправились к его границе. Часть вернулась обратно, но дедушка-то уже позвонил. Эту ситуацию как расценивать? Не есть ли это то самое действие, направленное в ущерб безопасности государства? Зачем, спрашивается, звонил? Между прямым и косвенным умыслом очень тонкая грань. Элементарное незнание закона не освобождает от ответственности.

Михаил Тимошенко, военный эксперт, полковник в отставке:

Военная часть могла опустеть потому, что солдаты ушли на учения. Домохозяйке лучше в следующий раз звонить прямо в Москву, на Садовое, в посольство США, чтобы паника носила вселенский масштаб.

Комментировать Всего 9 комментариев
Знак эпохи

Самая замечательная деталь этого "дела" - никто, НИКТО, ни одна живая душа не вышла с плакатом " Я - Светлана Давыдова". Все сидят,  как мыши и бояться нос высунуть из-под пледа. 

Я бы вышла... но я сейчас в США... 

КРИСТИНА,  ЧТО МЫ С ТОБОЙ МОЖЕМ СДЕЛАТЬ, находясь не в России?

Эту реплику поддерживают: Christina Brandes-Barbier de Boymont

Ужас! Нормальную семью разбомбили!

Читала, что уже идет сбор средств на нормального адвоката, а так же на оказание помощи семье. Света, вот одна из возможностей реально помочь человеку, матери. 

Даже если она что-то кому-то сообщила (стратегичнеская серьезность или  важность звонка у меня, лично, вызывает глубокие сомнения),  то почему не оставить женщину под домашним арестом? 

Я просто на минуту представила себе весь УЖАС ситуации: женщина, только-только оправившаяся от родов, кормащая мать, не высыпающаяся как следует - младенец ведь требует постоянного внимание, плюс забота о других малолетних детях, о муже. Ее подло (иначе и не скажешь) вырывают из семьи... А то, что младенцу резкий переход с грудного молока на смесь категорически противопоказан, может вызвать массу проблем со здоровьем - всем наплевать. То, что дети получили огромную психологическую травму - наплевать три раза! Что у мужа забрали жену средь бела дня, оставив соломенным вдовцом - ни фига пять раз! 

Где хваленая доброта, милосердие, человечность и христианское человеколюбие? Где все эти заявленные традиционные ценности? Потому надо писать, надо кричать. И такие дела не должны решаться "судбьбоносным решением сверху" (помиловать/казнить), таких дел вообще быть не должно!  

Это не абсурдность, не идиотизм, а скорее всего, какой-то запредельный уровень дебилизма.

Какой нафиг звонок? Какая нафиг передислокация? Какой шпионаж? Какая измена государству, у которого настолько измененное сознание?

Пусть она мать 128 детей, кормящая их всех одновременно. Пусть психически ненормальная. Пусть святая.

Так и хочется спросить, ребята вы давно на календарь смотрели? Третье, факин, блин, гребанное тысячелетие. Сколько можно жить так убого?? Возьмите себя в руки, наконец ))

Ну а что тут дебильного? Если за танец в церкви дали "двушечку" и все промолчали, то за звонок во вражеские посольство можно и трешечку выписать.

Александр Храмчихин: действия женщины могли оказаться вполне реальной изменой родине, потому что пагубные последствия от ее звонка могли быть, и то, что она не обладает никакой секретной информацией,

Эм, Александр, подождите, Вы что же, допускаете, что наш дорогой президент, Путин Владимир Владимирович, который в пупок целует чужих детей и указывает путь аистам, НАМ ВРЁТ?

Как же, простите, в Вашей умной голове могла угнездиться этакая крамола?

Скорее Солнце упадёт, гм, в Днепр, чем наш любимый президент нам соврёт.

Раз он говорит, что "в Украине российских солдат нет", - значит, нет. Значит та часть направилась совсем в другую сторону: например, какому-нить генералу дорогу строить. Ну или, допустим, сарай.

А в действиях этой дамы тогда состава преступления нет и быть не может - не вижу смысла объяснять это умному человеку, выдающемуся специалисту по политическому и военному анализу. Вот Вы же не сможете украсть у меня Ламборгини прошлого года выпуска, правильно? Потому, что у меня нет Ламборгини. Так же и эта дама не может выдать данные об отправке российских войск в Украину, если этих войск там нет и быть не может, так же ведь?