Девичьи сны о Сочи

Спустя год после того, как девочка Люба в сочинском небе увидела волшебный сон о России, Ксения Собчак и Ксения Чудинова отправились в столицу Олимпиады-2014, чтобы узнать, чем там все закончилось

Участники дискуссии: Олег Утицин
+T -
Поделиться:

Сон второй, ускользающий. Мэр

В начало >>

Фото: Леся Полякова
Фото: Леся Полякова

С утра все пошло наперекосяк. В кабинете мэра города Сочи Анатолия Николаевича Пахомова стало ясно, что журналистские заготовки можно спустить в унитаз. Весь вид и повадка мэра говорил девушкам, что он подготовился к интервью и не намерен уступать их натиску. Кажется, он даже слегка волновался. Едва завидев гостей, мэр тотчас начал говорить и останавливался только для того, чтобы по-оперному незаметно взять дыхание для следующего пассажа.

Еще ни о чем не спросив, наши интервьюеры узнали, какой Пахомов необыкновенный человек: как он все построил, как его любят люди, как ему доверяет Владимир Владимирович. Они услышали про полностью забронированные отели чуть ли не до конца лета 2015 года, про ночной ливень, снег месячной давности, 362 километра построенных дорог и их обслуживание, борьбу с местными депутатами, обещание высадить взамен спиленного одного дерева три и так далее и тому подобное.

Повествование взмывало в небо и падало оттуда камнем. Речь мэра напоминала интересный сон с множеством подробностей и сюжетных линий, который, однако, невозможно вспомнить уже через секунду после пробуждения: то, что казалось безупречно логичным, при свете дня рассыпается, как песок. Если бы не диктофон, девушки не смогли бы запомнить ни слова. К счастью, речи мэра были зафиксированы беспристрастной цифровой электроникой, так что Анатолий Николаевич не сможет упрекнуть журналисток в искажении его слов и выдергивании их из контекста. Вот, например, как он ответил на вопрос, сколько стоит Сочи для российского туриста и каково его конкурентное преимущество перед Анталией:

— Вот мне все время задают этот вопрос, все время говорят: у вас дорого. И я понял, что по большому счету, имидж дорогого Сочи существует очень давно. Я начал пояснять журналистам, туроператорам, что Сочи — это прежде всего семейный курорт. Сюда надо ехать обязательно с детьми, потому что нет ни одного санатория, ни одного отеля, который бы не предлагал детские программы. До шести лет вообще бесплатно...

Но я понимал другое: поломать сложившееся мнение очень трудно. И тогда я решил, что надо презентовать город, и презентации будут лучше проходить с моим участием. Мы начали приезжать в регионы и просить сделать нам три отдельных встречи: первая встреча — с работодателями, профсоюзами, со всеми старыми структурами, которые есть. Вторая — это туроператоры и турагенты. И третья, самая важная, — с прессой. На всех этих встречах  я делал выступления на семь-десять минут, где говорил о новых возможностях Сочи. Мы показывали людям ролик: Красную Поляну, и Имеретинку, показывали город.

Вообще часто говорят, что Сочи вся страна делала! А сочинцев немножко это обижает. Почему? Потому что на сочинцев легла огромная нагрузка в плане денег. Ведь они все объекты, в том числе индивидуальные жилые дома, делали за свой счет. 13 тысяч объектов недвижимости — это частная собственность, не государственная, не муниципальная, которая была перестроена. А мы понимали, что это одна из главных задач — приведение города к единому архитектурному облику, потому что город некрасивый был, обветшал немножко.

Фото: Леся Полякова
Фото: Леся Полякова
 

И мы перво-наперво создали отдельный институт архитекторов-организаторов. Слава богу, что они в Сочи тогда были. Восемнадцать человек насобирали. Закрепив за каждой улицей сотрудников администрации, мы начали реконструировать. Так вот, из 13 тысяч деньги были выделены только на одну тысячу многоэтажных жилых домов, а оставшиеся 12 тысяч домов люди должны были сделать сами за счет собственных средств. Мы договорились со Сбербанком, создали программу кредитования в 7%, часть погашали за счет бюджета, чтобы людям немножко было легче. Но у людей же разные доходы! Нам удалось достичь успеха такой каждодневной работой, приглашением, административным давлением, мотивационными речами: «Вы поймите, родина, страна нам доверила принимать Олимпийские игры, мы должны открыть Россию всему миру другой: гостеприимной, красивой, культурной». При этом из этих 13 тысяч домов 1200 принадлежат пенсионерам, ветеранам. Мы начали думать: у них же пенсия? Как можно на 400–500 тысяч заставить их сделать ремонт? Никак. Мы начали выходить на их детей, кого-то нашли. Потом работодателей, откуда они на пенсию пошли. А потом поняли, что у некоторых вообще ничего нет. Тогда мы позвали предпринимателей Сочи и объяснили им, что такое капитализация. Как дом, который сегодня стоил 600 тысяч рублей, после реконструкции стал стоить 6 миллионов. И как из 6 миллионов получится 15, если вложиться в реконструкцию всего города.

Через четверть часа Собчак собралась с духом и попыталась выключить внутреннего соловья мэра.

— Анатолий Николаевич, — строго сказала Ксения. — Мы ушли с вами в какие-то частности.

— В дискуссию, — возразил Пахомов.

— Хорошо, но я бы хотела с другого начать. Мы вчера ночью посмотрели олимпийские объекты, жилые комплексы. Действительно, масштабы строительства потрясают. Но есть ощущение, что наполнить жизнью эти шикарные территории пока не совсем удается.

— Наоборот! Мы немножко перестарались. Наверное, оттого, что было очень много, скажем, вот таких мнений. Мы действительно имеем огромную инфраструктуру, и она заполнена сегодня настолько, сколько мы даже не ожидали.

— Чем?

— Людьми. Дело в том, что, когда закончилась у нас Олимпиада, мы получили такую огромную новую инфраструктуру, хорошую логистику. И мы думали так: чем заполнить 42 новых отеля? И конечно, мы очень здорово понадеялись на международные, брендовые управляющие компании: Mariott, Hayatt, Radisson... А потом смотрим: июнь месяц, а загрузки-то нет. И меня аж пробило: я начал соображать, что эти управляющие компании привыкли работать в деловых центрах, куда приезжают в командировки, на экскурсии…

Фото: Леся Полякова
Фото: Леся Полякова

— То есть вы считаете, что именно сетевые отели хромают? — недоуменно спросила Собчак, пытаясь настроиться на нужный темп беседы.  

— Сетевые отели начали хромать. Они же этим не занимались, а ведь это туризм! Нужно работать с туроператором, нужно создавать турпродукт — а это то, что они не умели делать. И тогда в начале июня я обратился к туроператорам. Был большой скандал! Мы с ними ругались, они между собой ругались.

— А что они хотели от вас?

— Они хотели больше всего от владельцев объектов размещения. Они хотели, чтобы у них был больше процент, они хотели, чтобы цены снижались. И по большому счету я заставил руководителей этих отелей... Ну не заставил, а порекомендовал. Сказал им: на данный момент для раскрутки отеля вам нужно принимать условия туроператоров. Они с этим согласились.

— А условия какие, ценовые?

— Ценовые, естественно.

— А если вернуться к жилым домам? Почему в окнах не горит свет? Куда делись люди? На пятый день Олимпиады Путин вас раскритиковал за перенасыщенность среды и отсутствие инфраструктуры. Как вы отреагировали на критику президента?

— Да послушайте же меня! Чего вы перебиваете? Мы сломали систему самостроя. В городе, с учетом его многонациональности, это была действительно большая беда. И не во время Олимпийских игр она зародилась, а значительно раньше — лет пятнадцать назад. Мы остановили это. Вот о чем с нами говорил Владимир Владимирович. А то, что вы вчера увидели, — это совсем другое! Эти объекты все были построены к Олимпийским играм, и они были очень нужны. 300 квартир было построено. Там действительно не горят огни в окнах. И я объясню почему. Это квартиры, которые должны быть переданы исключительно очередникам. Исключительно очередникам, которые стоят на очереди с тысяча какого там? C 1980 года в Сочи, или немножко раньше даже. Почему исключительно? Потому что, когда строили эти жилые микрорайоны, мы обещали. Сразу же было такое обещание. Мы это делаем, и цена там невысокая, потому что это эконом-жилье. Это очередникам города Сочи, и они это знают.

— Почему они сейчас там не живут? Сколько их человек?

— Объясняю. У нас очередников, вот посмотрите, по районам, во-первых, очередники. Во вторых, распределение… Это только очередники проживающие в городе Сочи. Пенсионеры Министерства обороны...

— Понятно, что их много. Почему они там не живут?

Фото: Леся Полякова
Фото: Леся Полякова

— Да послушайте меня! Не перебивайте! Идет процедура… Все организационные вопросы были решены где-то в ноябре месяце. И в ноябре мы им все передали. То есть сейчас идет процедура получения.

— Пока там вообще никого нет!

— Это не значит, что они не получили. Люди могут получить квартиру, ордер в смысле, но они туда не сразу приезжают. Сначала они делают ремонт, могут еще…

— Там нет ощущения ремонта …

— Вы услышьте меня! Не перебивайте! Я вам совершенно конкретно правду говорю. У нас 600 квартир, которые непосредственно занимаются… Мы сразу же что сделали? Мы берем и говорим. Эти квартиры должны попасть только исключительно очередникам. Никаких служебных квартир, никаких там перемен, обменов, ничего не должно быть, это государственное жилье. Как помните, в советское время предоставляли жилье для очередников? Вот и теперь идет такая процедура.

Тайна мертвенной пустоты Олимпийского парка так и не была разгадана. Вопросы уходили в никуда. Пахомов ругался, что его перебивают, требовал дослушать, объяснял про расселение очередников, из которого было понятно только одно: что вот-вот, прямо сейчас, как только мы уедем, все тут же отправятся с чемоданами в свои новые квартиры в пустующих домах. Пахомов гнал предложения и рубил абзацы со скоростью света.

Разговор о кризисе мэр отверг с негодованием. На выпад Собчак, что о сложном экономическом положении сказал даже президент по Первому каналу, а туроператоры разоряются один за одним, Пахомов заявил: «Никакого у нас в Сочи кризиса нет».

— Мы просто немножко переборщили с нашими туристами. Но сейчас к нам приедут китайские и иранские туристы — я встречался с туроператорами этих стран — и с июня 2015 года мы их ждем в гости. И у нас уже весь июнь и июль выкуплен. И Имеретинка, и горный кластер. У нас все хорошо!

Еще минут сорок мэр говорил про встречу с китайцами и иранцами, про пекинского перевозчика, про туристический форум, про отельеров и сетевые гостиницы, про Мацесту и дельфинотерапию, про терренкур — это такая ходьба по тропинкам под наблюдением врача с обязательным распитием двух литров бювета. Ну и про бювет, в конце концов.

Фото: Леся Полякова
Фото: Леся Полякова

Затем девушки узнали, что в 2015 и 2016 годах в Сочи пройдут Всемирные хоровые игры и чемпионат по «Формуле-1», а возможно, авиашоу, плюс штатный график хоккейных матчей и фигурного катания... В промежутке двухчасового монолога, где-то между бюветом и расписанием событий на ближайшие три года, Пахомов проговорился, что горожане его любят, несмотря на то что должность вообще-то у него расстрельная: шутка ли, он снес более 7000 частных гаражей! А если кто-то не верит, можно вместе пройтись по улицам и посмотреть, как реагируют жители.

Собчак вцепилась в это предложение как в спасательный круг:

— Пойдемте, прогуляемся!

Читать дальше:

Сон третий, люцидный. Электорат

Сон четвертый, сладкий. Хинкали

Назад Читать дальше

Перейти к третьей странице
Комментировать Всего 2 комментария

Да, задание провалили, конечно...

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Ксюш Чудинова, если уж вы в тандеме туда поехали, понятно было, что Собчак будут зубы заговаривать -- она лицо медийное, вам не обязательно было парой с тамарой ходить -- Собчак -- на губернатора -- а тебе в люди надо было идти, ну это так, на будущее. С приветом, Олег