Юлия Дудкина /

Кавказский след в убийстве Немцова. Реакция

В деле Бориса Немцова нашли виноватого: Заур Дадаев во всем признался. Бывший заместитель командира чеченского батальона внутренних войск «Север» заявил, что лично организовал убийство Немцова из-за его высказываний в адрес мусульман и пророка Мухаммеда. Адвокат Вадим Клювгант, политик Михаил Касьянов и другие рассказали «Снобу», что думают о версии следствия и кто, по их мнению, на самом деле стрелял Немцову в спину

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Вадим Прохоров, адвокат семьи Немцовых:

Есть убийство по религиозным мотивам, как в редакции Charlie Hebdo, а есть убийство, совершенное лицами, которые исповедуют ислам, где религиозный мотив используется просто как повод. Некоторые деятели пытаются взять на себя функции главных защитников ислама, а впору ли им этот сюртук – вопрос отдельный.

Совершенно ясно, что мотив тут был не религиозный и что заказчики у этого убийства есть. И совершенно очевидно, что задержанные (чья вина, кстати, еще не доказана, хотя, думаю, они причастны) не являются заказчиками. В крайнем случае они исполнители. А кто мог быть заказчиком, вполне можно себе представить, если внимательно ознакомиться с биографией задержанных.

Я с Борисом работал 14 лет и более-менее близко с ним знаком. Могу точно сказать, что трудно найти человека более веротерпимого и адекватного в общении с представителями абсолютно любых религий.

Евгений Сатановский, политолог:

Я вообще человек доверчивый. Если следствие говорит, что заказчиков не было, а исполнителей находят почти мгновенно, значит, так оно и есть. И если мне скажут, что Немцова убили зеленые человечки, или он сам себя застрелил, или его убили за непочтительное отношение к изумрудному Будде в Таиланде, я тоже поверю. Все эти версии заслуживают такого же доверия, как и та, которую озвучило следствие. А с тех пор, как эта версия появилась, своих у меня больше нет. Потому что в сложившейся ситуации строить свои версии может быть вредно для здоровья.

Только вот получается, что человек сначала боролся с ваххабитами в рядах правоохранительных органов и отстреливал религиозных фанатиков, а теперь ему инкриминируют такое же преступление, как те, которые он сам пресекал.

Если критические высказывания в адрес мусульман – повод застрелить человека, то получается, что в нашей стране можно стрелять половину населения, а в общечеловеческом масштабе – две трети, ведь люди склонны критически относиться к соседям по планете.

Россия до сегодняшнего дня не была похожа на Ливию, Ирак или Саудовскую Аравию, где подобное возможно. И если представить себе, что версия следствия – правда, то получается, что мы перешли в эту категорию государств. После этого людям, которые принимают решения и управляют страной, надо пойти и застрелиться. Только я что-то не слышу выстрелов. А значит, есть другие идеи, кто убил Немцова.

Интересно, что у этого преступления, как теперь говорят, нет заказчиков. Я бы на месте следствия в жизни не додумался такого сказать. Заказчики есть у любого политического преступления. Их может не быть у бытового убийства во время ссоры на коммунальной кухне. А в таких случаях они есть, и если это те, о ком сейчас не имеет смысла говорить, то мне остается только развести руками и горько плакать.

Я не поклонник Бориса Немцова, не считаю его лидером оппозиции или вообще лидером. Он просто был крайне симпатичным раздолбаем. Но если человек не опасен, это не значит, что его не убьют по политическим мотивам. А такие убийства — начало дороги, которая может завершиться очень печально.

Михаил Касьянов, сопредседатель партии РПР-ПАРНАС:

Обществу навязывают и другие версии убийства, помимо чеченской: будто бы это были спецслужбы Запада, спецслужбы Украины, бытовое убийство и так далее. Но мы-то прекрасно понимаем, что это убийство политическое. То, что Заур Дадаев является и организатором, и вдохновителем, и исполнителем, — полная ерунда.

 

Вадим Клювгант, адвокат:

Я хорошо знал Бориса и на протяжении двадцати пяти лет следил за его публичными выступлениями. Я не помню, чтобы он хоть раз высказался оскорбительно или хотя бы неуважительно по отношению к мусульманам и пророку Мухаммеду.

Впрочем, мы все обсуждаем заявление Дадаева в пересказе. Я лично не слышал, как он это говорит. А в таких ситуациях всегда есть опасность испорченного телефона. Так что появившаяся информация у меня лично вызывает недоверие. Не дело юриста — комментировать, кто стоит за Дадаевым, но точно могу сказать одно: когда происходит преступление, вызывающее к себе такой общественный интерес, со стороны государства и всех его структур должно быть больше открытости. Информация, которая проникает в публичное пространство, не должна выглядеть как утечка или провокация. Она должна быть внятной и правдоподобной, а пока этого нет.

Илья Яшин, политик:

Я знал Немцова много лет, и он был абсолютно терпимым в религиозном плане человеком. Тем более что у него первая жена мусульманка и его дочь Жанна в свое время давала большое интервью сайту «Ислам.ру» и там очень позитивно высказывалась в адрес этой религии. Конечно, Немцов критиковал террористов после стрельбы в Париже, но он говорил именно о террористах. Министр Лавров участвовал в миллионном шествии в поддержку журналистов Charlie Habdo, пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова разместила на своей странице в Facebook баннер, но они почему-то живы. А позиция Немцова по этому вопросу не была провокационной или эпатажной и от их позиции не отличалась.

Версия об убийстве на религиозной почве шита белыми нитками. Это попытка пустить следствие по ложному следу и выгородить реальных заказчиков. Настоящий мотив убийства — месть за политическую деятельность Немцова и попытка запугать тех, кто не разделяет политику властей и против кого направлена государственная пропаганда.

Кровавые следы с Большого Москворецкого моста ведут прямо в кабинет Кадырова. Я считаю, что он должен быть немедленно допрошен следователями, тем более что Борис нередко подвергал его критике и говорил о нем как о человеке неуравновешенном, опасном и склонном к физическому воздействию на оппонентов. Но я не исключаю, что он лишь организатор, а реальные заказчики находятся в гораздо более высоких кабинетах, в том числе кремлевских. На это указывает зашкаливающая дерзость преступления и странная позиция, которую занимает президент. То, что он наградил Кадырова орденом, выглядит как вручение охранной грамоты, как будто он дает понять: «Кадыров — мой человек, и трогать его нельзя». В таких обстоятельствах все может свестись к осуждению стрелочников, а реальные заказчики избегут ответственности. Но если все закончится действительно так, то практика политических убийств в нашей стране может продолжиться: если государство не может наказать террористов, те чувствуют свою безнаказанность и явление начинает разрастаться.

Читайте также:

«Я не могу быть исламофобом: я люблю своих детей». Что говорил Немцов про ислам и Кадырова