«Я не могу быть исламофобом: я люблю своих детей». Что говорил Немцов про ислам и Кадырова

Убит за непочтительные высказывания о мусульманах — такова новая версия следствия в деле Немцова. «Сноб» узнал, как убитый политик на самом деле относился к исламу

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

«Испокон веков людей убивали за веру. Римляне распяли Христа и преследовали христиан, в средние века сотни тысяч людей сгорели заживо в кострах инквизиции. Преследовались и ученые (Галилей), и священники (Джордано Бруно), и писатели, и поэты. Ислам — молодая религия. Возникла она в 7 веке, то есть ислам моложе христианства примерно на 600 лет. И если христиане живут в 21 веке, то мусульмане в 14-15. Это век расцвета инквизиции, судов над еретиками и костров с заживо сожженными. Сейчас мы свидетели средневековой исламской инквизиции. Пройдут века и ислам повзрослеет, а терроризм уйдет в прошлое. Но сидеть и ничего не делать тоже не стоит».

«Мою жену зовут Раиса Ахметовна, она из Волгограда. В жилах моей старшей дочери, Жанны, течет татарская кровь. Кстати, президент Татарстана Шаймиев присылает нам на праздники татарскую конскую колбасу – “казе”. Поэтому можете не волноваться по поводу моей позиции: я не могу быть исламофобом, так как люблю своих детей!»

«Мы должны понять, что в нынешней демографической ситуации, когда продолжается сокращение славянского населения и растет число граждан-мусульман, конфликты, в том числе кровавые, на межэтнической почве неизбежны. Главная задача — их пресекать или хотя бы минимизировать. И здесь важнейшую роль играет государство, его ключевые институты — полиция и суд. Которых нет. Путин эти институты уничтожил. Дееспособное государство отсутствует. Есть алчная, циничная бригада у власти, думающая о своих карманах и дворцах в Майами».

«Трагедия с убийством 12 журналистов журнала Charlie Hebdo потрясла всех нормальных людей. Мои соболезнования родным и близким невинно убитых журналистов. Когда Совет муфтиев России называет деятельность журналистов издания провокацией и грехом, он оправдывает террористов».

«Протестантская деловая этика гораздо более эффективна для государства, чем мусульманская или даже православная. Я считаю, что чем больше таких базовых принципов протестантизма будет на российской земле, тем лучше мы будем жить».

«Этническая преступность идет не от таджиков, узбеков и азербайджанцев. Она идет с Северного Кавказа. Именно поэтому данные о преступности выходцев с Кавказа засекречены. Полицейские говорят, что чеченцы и выходцы из Дагестана — граждане России и учет по ним отдельно они не ведут. Здесь явное лукавство. Все они ведут, но боятся обнародовать. Потому что станет всем очевидно, где корни этнической преступности, и что проблему Северного Кавказа придется решать. Возможно на референдуме. А пока очевидно, что ответственность за разгул терроризма и этнической преступности несут правоохранительные органы».

«Гражданин Кадыров своими угрозами в адрес Венедиктова грубейшим образом нарушает 144 ст УК России Воспрепятствование законной деятельности журналистов. По этой статье Рамзану грозит два года отсидки. На месте Венедиктова я бы написал заявление Бастрыкину. Рамзан своими угрозами уже всех достал, но он уверен, что Путин его в обиду не даст, потому и наглеет с каждым днем. Только вседозволенность этого господина плохо закончится и для Путина тоже. Ведь денег у него, чтобы платить контрибуцию Рамзану, уже нет. Кризис … А 144 статья явно плачет по этому пассажиру».