Фаталисты и патерналисты

Интересное исследование опубликовал на своем сайте «Росгосстрах». Опросив 16 тысяч человек в 44 городах, компания выяснила, во сколько оценивают российские граждане собственную жизнь — размер денежного возмещения семье погибшего, который они считают справедливым

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Средняя цифра по стране — 4 миллиона рублей, причем разброс велик — от 1,6 миллиона в Хабаровске до 7,6 миллиона в Красноярске, который обошел даже Москву, где опрошенные оценили размер «справедливой» компенсации в 5,7 миллиона рублей.

В исследовании отмечается, что все эти оценки гораздо скромнее страховых выплат, принятых в развитых странах. Кроме того, граждане оценили свою жизнь на порядок ниже, чем следует из научно обоснованных подсчетов, приведенных не так давно в «Снобе» Сергеем Гуриевым, согласно которым жизнь россиянина должна «стоить» два миллиона долларов.

Однако интересно не это, а то, что три четверти опрошенных считают, что обеспечение семьи погибшего должны взять на себя государство либо предприятие, где работал погибший, и только четверть опрошенных считают, что человек должен сам заботиться о собственном благополучии и благополучии своих близких, а на случай непредвиденных обстоятельств — страховать свою жизнь.

Причем тех, кто следует этому прекрасному принципу, мизер. Страхуются от несчастного случая за свой счет только 3,4% российских граждан, причем цифра эта включает и тех, кто страхуется «вынужденно» — например, оформляя ипотечный кредит. Свою жизнь и вовсе страхуют доли процента.

Вот ведь интересно: с одной стороны, все понимают, что, случись что, всерьез надеяться на государство или кого-то еще нельзя — опыт последних 20 лет неоднократно подтверждал этот тезис. С другой — абсолютное большинство и пальцем о палец ударить не готовы, чтобы хоть как-то позаботиться о себе или своих близких на случай какой-нибудь непредвиденной беды. Подобное отношение характерно не только для страхования жизни. Пример с пенсионной реформой и абсолютной индифферентностью того же подавляющего большинства к тому, что происходит с их пенсионными накоплениями — из той же серии.

Конечно, дело не только в прочно засевшем в мозгах патернализме или фатализме. После чековых инвестиционных фондов, собиравших ваучеры, МММ, нескольких банковских кризисов, девальвации 1998 года, доверия к финансовым институтам немного, а нынешний кризис этого доверия не добавляет. Многие предпочитают копить на «черный день», прокладывая страницы книг личной библиотеки стодолларовыми купюрами. Считанные единицы (которых, правда, становится все больше) инвестируют в разные активы, причем не ограничиваются вложениями в России. Да и страхование жизни — далеко не единственный способ обеспечить свою старость или нетрудоспособность. И все же, факт остается фактом: три четверти российских граждан не готовы взять на себя ответственность за собственную жизнь и своих близких.