Юлия Дудкина /

17557просмотров

Забастовка по-итальянски. С чем борются московские врачи

Московские врачи объявили «итальянскую забастовку»: недовольные сокращением штата и введением нормативов времени приема пациентов, они заявили, что теперь будут работать строго по правилам, без переработок. «Сноб» узнал, как бастуют в столичных поликлиниках

Фото: ТАСС
Фото: ТАСС
+T -
Поделиться:

— Рабочий день у нас не ограничен, — объясняет участковый врач-терапевт диагностического центра №5 Дмитрий Поляков. — Когда перед твоими глазами за день проходят 45 человек, чувствуешь себя ужасно. Да еще и штат сократили, многие специалисты ушли, а их пациентов направляют к нам. Люди, конечно, недовольны, а выливается это на нас. К концу дня часто бывает трудно даже сфокусировать зрение, не то что сосредоточиться. Зарплата падает, стимулов трудиться становится меньше, а нагрузки растут.

Помимо приема пациентов, у участкового врача полно дел. Посетить 10-15 больных на дому. Плюс бумажная работа: амбулаторные карты, талоны, выписки. Многие документы приходится заполнять в свободное время. Зарплата при этом стремительно сокращается — если раньше она доходила и до 80, и до 100 тысяч, то теперь участковым врачам платят около 40 тысяч рублей.

— У нас очень большой поток пациентов, — жалуется акушер-гинеколог городской поликлиники №180 Екатерина Чацкая. — Принять всех некому, нагрузка колоссальная. Бывает, что и девять, и десять часов в день работаешь. Я своих мужа и ребенка вообще не вижу, а получаю всего около 40 тысяч. Хоть бы канцтоварами нормально обеспечивали — мне вчера впервые за пять лет бумагу для принтера выдали. А обычно на свои деньги покупать приходится. Но главная катастрофа — не хватает времени, чтобы нормально принять пациентов. Минздрав отводит на каждого 10-12 минут, но в этот норматив невозможно уложиться.

Врач-терапевт первого филиала городской поликлиники №220 Елена Конте надеялась, что с началом «итальянской забастовки» станет проще. Если не работать сверхурочно, получится и домой вовремя уйти, и амбулаторные карты, накопившиеся с прошлой недели, заполнить. Но медсестра, которая должна была помогать во время приема, заболела, на середину дня назначили конференцию, а еще внезапно явилась загадочная «проверяющая» — врач из амбулаторного центра.

— Раньше такого не было. Я уверена, что она пришла из-за сегодняшней забастовки, — говорит Елена. — Сама ничего про нее не сказала, но спрашивала, сколько нам приходится работать, узнавала про ЕМИАС (единую медицинскую информационно-аналитическую систему). Мне кажется, она пришла в ужас от того, сколько на нас сваливается ненужной писанины и сколько приходится бегать по всей поликлинике в поисках анализов пациентов — у нас ведь они даже в компьютер не заносятся. Конечно, неуютно работать, когда за тобой весь день наблюдают. Но хоть внимание на нас обратили.

За день Елена Конте успела принять всех пациентов, но заполнить все амбулаторные карты не удалось. Первый день «итальянской забастовки» не помог решить проблемы, которые за последние несколько месяцев накопились у сотрудников первого филиала поликлиники №220.

— Сначала в нашей второй терапии на восемь участков работали шесть врачей, — рассказывает Елена. — Потом одну из участковых отправили переобучаться на семейного врача, и нас стало пятеро. В феврале еще одного доктора забрали в соседний филиал. А ведь это зима, всплеск ОРЗ. В общем, так мы и работаем все вчетвером. При этом нагрузка такая, как будто работаем на две ставки. Приходится очень тяжело и физически, и морально. Вчера я пришла в поликлинику в 8 утра, а ушла домой в 9 вечера. Но участвовать в забастовке я продолжу: нам уже обещали сократить часы приема с пяти до четырех часов, а еще добавили одну ставку в регистратуру.

Внизу, на первом этаже, две старушки активно обсуждают новости из мира медицины.

— Да всех же посокращали, кому работать-то теперь?

— Вот именно! А через пару месяцев, говорят, еще больше сократят. Им бастовать надо.

Если в этой поликлинике забастовка проходит незаметно и для пациентов, и для врачей, то в диагностическом центре №5 дела обстоят совсем по-другому.

— Я сегодня успела принять всех, кто пришел по записи, а еще наконец-то нормальным почерком заполнила все бумаги и закончила работу с амбулаторными картами, которые у меня скопились, — рассказывает участковый врач-терапевт Ирина Кутузова. — Может, наверху забастовку сначала и не заметят, но когда случится внештатная ситуация, всем все станет ясно. Вообще в нынешних условиях тяжело работать: одного больного по записи можно принимать не дольше десяти минут, а некоторым требуется куда больше. И больничный лист часто приходится заполнять минут по двадцать. В день приходит 40-45 пациентов, постоянно какой-то аврал. А ведь еще целая куча тех, кому “только спросить”. В итоге появляются недовольные, дверь буквально ногой распахивают, претензии предъявляют. Под конец дня даже перед глазами все начинает расплываться, нет сил рецепт выписать. А вот сегодня у меня было 37 пациентов. Тоже немало, конечно, но все-таки уже лучше.

В коридоре меня ловит за руку пожилая женщина, которая ждет очереди в соседнюю дверь, и с надеждой в голосе спрашивает: «Девушка, вы же не пациентка? Может, вы знаете, примут меня сегодня или нет?». Ее зовут Галина Бордо и она уже почти два часа ждет своей очереди. Несколько недель назад ей вырезали опухоль, и теперь нужно регулярно приходить на осмотр. Прием у врача закончился двадцать минут назад, но последний пациент еще не вышел.

— Я слышала, они забастовку сегодня начали. Правильно, молодцы. А то в сегодняшних условиях, с очередями и ненужной писаниной, они никого не вылечат.

По данным профсоюза медработников «Действие», в «итальянской забастовке» московских врачей принимают участие 20 сотрудников шести поликлиник. В ближайшее время к ним могут присоединиться еще 22 медработника.

— Наша цель — не устроить коллапс, а показать, как и в каких условиях должны работать медики, — объясняет оргсекретарь профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал. — Наглядно продемонстрировать, что при нормальном обслуживании без спешки количество пациентов, которых удается принять за день, уменьшается в полтора-два раза. А это значит, что нужно увеличивать количество врачей и медучреждений. Даже если бы в городе нашелся лишь один смелый врач, готовый участвовать в забастовке, мы все равно стали бы ее проводить.

Глава департамента здравоохранения Андрей Хрипун уже успел заявить, что это «политическая провокация», и что она провалилась, потому что «в поликлиниках Москвы работа идет в штатном режиме». Хотя именно в этом и заключалась суть забастовки — работать по всем правилам.

Читайте также

 

Новости наших партнеров