Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Владислав Иноземцев

Владислав Иноземцев: Враг-невидимка

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Российское «информационное поле» на днях потряс очередной инцидент с обнаружением нашими бдительными правоохранителями нацистской символики — на этот раз на игрушечных фигурках солдат в новооткрывшемся в Москве «Детском мире». Возбуждено дело по статье о возбуждении ненависти или вражды (ст. 282 УК РФ), идет следствие.

Я могу ошибаться, но мне сложно отделаться от странной мысли, отчасти, на мой взгляд, объясняющей логику действий власти. Предпринимаемые ею шаги смешны только на первый взгляд (нацистские фигурки видим, а ненависти, разжигаемой неизвестными гражданами в отношении тех, кто поддерживает в порядке мемориал на месте убийства Бориса Немцова, не замечаем). Но, думается мне, вопрос в другом.

В советское время никто не запрещал демонстрацию нацистской символики, если того требовали законы пропаганды. Да, солдатиков со свастикой в детских магазинах не продавали, но к «Семнадцати мгновениям весны» никаких вопросов не возникало. Почему?

Во многом потому, что, победив Германию, СССР разбил сильного врага, и подчеркивание его мощи укрепляло силу советского мифа. Война была открытой, противник — понятным, жертвы — оправданными.

Сейчас все иначе. Новый «театрализованный милитаризм» выстраивается как бы ни против кого конкретно. Мы боремся с «известными недоброжелателями»; киваем в никуда, указывая на источник угроз; упражняемся в «гибридных войнах», прямое участие в которых подолгу отрицаем. С нарастанием этого тренда меняется законодательство. Обострились отношения с Украиной – внесли статью 20.3 в КОАП, которая с ноября 2014 года запрещает также и демонстрирование «символики организаций, сотрудничавших с преступниками, осужденными на Нюрнбергском трибунале». Мы не хотим видеть образы тех, с кем боремся: так лучше можно скрывать отсутствие результатов в подобной борьбе.

К сожалению, такой подход рождает и ментальные инверсии. Не желая четко определять нынешних соперников, власть тщится стереть из памяти и визуальные образы прежних врагов. Но ведь 70 лет назад война шла не между двумя странами с красными флагами, на которых были нарисованы несколько разные фигуры, — она шла между идеологиями и системами. И сейчас следовало бы бороться не с жупелами, а с людьми — с теми, которые собирают нацистские конгрессы в когда­-то блокадном Ленинграде или сеют ненависть внутри самого российского общества.

А врага всегда правильно знать в лицо. Это сильно облегчает жизнь, и потому советские «товарищи по партии» действовали правильно, а путинские — нет.