Колонка

Валерий Панюшкин: Чувство справедливости

14 апреля 2015 10:39

Забрать себе

Когда братья Михалковы попросили у государства миллиард на создание сети русских фастфудов «Едим дома», новость эта вызвала волну комментариев. Цунами комментариев, я бы сказал. Колумнисты, блогеры — все на свете всеми на свете способами, от язвительных статей до скабрезных шуток и фотожаб, демонстрировали, что совсем уж это ни в какие ворота не лезет. Посреди кризиса, когда предприятия по всей стране закрываются и отправляют персонал в неоплачиваемые отпуска, просить у государства миллиард на создание сети ресторанов, да еще и у государства же просить для этих ресторанов гарантированных посетителей, сирот из детских домов. И главное, кто просит! Опять Михалковы! Та самая семья, которая при царях получала от государства вотчины, при советах сочинила два государственных гимна, при Путине — еще один гимн, от Черномырдина получила денег на «Сибирского цирюльника», от Лужкова — недвижимость в Москве и так далее и так далее… Доколе!

Естественное наше чувство справедливости было оскорблено.

Это чувство справедливости вообще очень важно для нас. Я бы сказал, является чуть ли не основной чертою национального характера. Политик Владимир Путин, эксплуатируя чувство справедливости, отличающее нас, фактически переделил в стране всю собственность, отнял НТВ у олигарха Гусинского, выдавил из страны олигарха Березовского и посадил олигарха Ходорковского — при всенародной поддержке, поскольку чувство справедливости подсказывало нам у богатых все отнять.

Политик Алексей Навальный тоже построил светлый свой образ, эксплуатируя свойственное нашему народу чувство справедливости. Несправедливо же, что у одних есть квартиры в Майами, а у других нету. Несправедливо одним гражданам иметь шубохранилища, а другим не иметь. Волны возмущения — все, какие были, — основывались у нас именно на том чувстве, что распределение государственных благ несправедливо.

И ведь не возразишь ничего — действительно несправедливо.

Тем не менее чувство справедливости кажется мне крайне вредным чувством. Потому что на самом деле оно не что иное, как зависть. Жгучее чувство несправедливости, которое мы испытываем, глядя на то, как государственные блага распределяются между членами неизвестно как отобранной элиты, свидетельствует о том, что нам вообще интересно думать про распределение государственных средств. Это детское чувство. Чувство, предполагающее государственный патернализм. Чувство, основанное на глубочайшей нашей уверенности в том, что государство должно распределять между своими гражданами материальные блага, только не так, как теперь, а некоторым другим, справедливым способом.

Мне трудно это понять. Единственное желание, которое я испытываю по отношению к государству, — это чтобы оно отстало от меня. Единственная национальная идея, представляющаяся мне конструктивной, формулируется одним словом — отвяжитесь.

Я примерно понимаю, что испокон веку некоторая группа людей, приближенных к власти, всегда исхитряется выхлопатывать себе вотчины, финансирование, бонусы, привилегии. И справедливым мне это не кажется. Но сама борьба за справедливость представляется мне крайне изматывающим и крайне бесперспективным делом.

Возможно, это даже генетическая моя особенность, поскольку предки мои не принадлежали ни к знатным родам, хлопотавшим при дворах государей, ни к подневольным сословиям, ожидавшим милостей от барина. Предки мои — белоглазая чухонь, и нормальным образом жизни мне кажется такое положение вещей, когда делаешь что-нибудь, и вокруг на десятки верст нету ни одного человека, чтобы указывал тебе. В этом смысле меня трудно заинтересовать доходами Михалкова или Якунина, если только никто не мешает мне делать дело, которое я сам себе придумал.

Хуторское мышление. Про справедливость мне не интересно. Не надо мне никакой справедливости. Достаточно свободы.

12 комментариев
Сергей Ожич

Сергей Ожич

Про справедливость мне не интересно. Не надо мне никакой справедливости. Достаточно свободы.

Всё же очень грустно, что у нас в стране образованные люди не понимают и не хотят разобраться и понять, что такое справедливость. И еще очень грустно, что эти люди не видят связь между категорией справедливость и своей личной свободой. 

Саша Рязанцев

Саша Рязанцев

Валерий, мне кажется, что Вы утрируете. Чувство зависти безусловно движет многими ненавистниками олигархов и прочих буржуев. Причем, не только в России: я это вижу каждый день в предвыборной кампании в Британии.

Но. Есть некоторая зависть между ненавистью к богатым и неприятием/раздражением от того, как кто-то не стесняется засунуть руку в казенный (а значит и Ваш, господин российский налогоплательщик) карман.

Катя Гончарова

Катя Гончарова

Валерий, мне кажется, что то чувство справедливости, которое Вы рассмотрели в своем блоке рассмотрено со стороны экономического контекста, когда к примеру слышишь, что "Мы за справелдивость!" при этом преследуют личные интересы. Но есть чувство справедливости - как базовая ценность, когда к примеру в детстве взрослые обижают детей, или сильные обижают и крадут у немощных и стариков - это справедливо? в данном случае вряд ли здесь появляется чувство сродни зависти.

Марина Романенко

Марина Романенко

В русской традиции - подменять справедливость равенством. А справедливость - это оценка по заслугам. И тогда свобода и труд становятся основанием справедливости. Кричать надо о том, что в России уже невозможно ничего делать. 

Мария Санти

Мария Санти

Всё так.

Ирина Бабинцева

Ирина Бабинцева

Соглашусь, что в данном контексте справедливость = зависть.

Человек думает: "Почему им все, а мне ничего?". Человек не спрашивает себя: "Что я сделал, чтобы получить то, что есть у кого-то?"

Все эти размышления о несправедливости жизни приводят человека к ненависти, агрессии и т.д.

Думаю, что у нас справедливость соотносится с понятием равенства, которое в нашей стране не так давно проговаривалось, но не реализовывалось на практике.

Владимир Злобинский

Владимир Злобинский

Справедливость=зависть

Два кандидата поступают в университет на одно место. Один сдал вступительные экзамены лучше и поступил. Если второй недоволен результатом, то это зависть. Если же первый сдал экзамены хуже, но поступил потому что такой результат был оплачен приемной комиссии и никак не зависел от результатов экзаменов, то недовольство второго это не зависть а совершенно другое чувство.

Ирина Бабинцева

Ирина Бабинцева

Я оговорилась про контекст статьи.

Меня удивило почему многие зацепились за письмо Михалкова-Кончаловского. Меня никак это письмо не затронуло никак.

За собой я, например, замечала мысль: "Почему у меня нет квартиры и иных благ и возможностей, а у необразованной занимающейся исключительно только собой и живущей за счет других мужчин все есть? Это же несправедливо, я же умница и красавица".

Это были мысли зависти. И я это прекрасно понимаю.

Понятие "справедливости" сложное, безусловно, и его легко использовать для манипуляции.

До конца нет четкого понимания что такое справедливость, какой она должна быть и т.д., поэтому мы об этом пишем, читаем и обсуждаем, что также подтверждается статьей Александра Шевцова на "Снобе".

В вашем комментарии также может прослеживаться неравенство, которое может вызвать зависть с лозунгом: "Почему неумные богатые могут учиться, а умные небогатые нет? Это же несправедливо".

Владимир Злобинский

Владимир Злобинский

Я в своем комментарии не подразумевал, что у непоступившего не хватило денег на взятку в связи с бедностью, а что он не хотел платить взятку, потому что это противоречит обьявленным правилам конкурентной борьбы за место в вузе.

Мне кажется справедливая конкуренция предполагает набор правил, который публично объявлен, понятен и принят всеми участниками, который неукоснительно соблюдается и не меняется в процессе конкуренции в интересах кого-либо из участников и соблюдение которого обеспечивается незаинтересованным компетентным арбитром. Не вижу ничего несправедливого в том, что такая конкуренция приводит к неравенству в виде победителей и проигравших.

Мне кажется, если бы правительство обьявило конкурс на лучший бизнес проект по созданию национальной сети фаст фуда с выделением победителю финансирования в виде гос гарантий и победителем оказался бы проект Михалкова-Кончаловского то резонанса было бы значительно меньше (даже при том, что были бы сомневающиеся в равных правилах для всех участников), чем в предполагаемой выдаче гос гарантий по письму. Зависть тут по-моему ни при чем.  

 

Ирина Бабинцева

Ирина Бабинцева

В данном случае я рассматриваю то, что была выражена инициатива со стороны Михалкова и Кончаловского.

Никто не мешал другой компании выразить такую же инициативу. 

Было бы несправедливо,с моей точки зрения, отдать реализацию идеи кому-то другому, кто даже и не думал об этом. Но услышал и подумал: "Отличная идея, я тоже такое хочу".

Опять же я верю в том, что денег никто не просил, а просили поддержки в виде одобрения, чтобы этим одобрением размахивать перед всеми и иметь какие-либо преимущества.

То, что справедливо для одного, несправедливо для другого.

Вы зародили во мне разные мысли, буду их вертеть в голове! Спасибо.

Виктор Дьяков

Виктор Дьяков

То исконные скобари и новгородцы гордятся тем, что до них татары не дошли и если их "потереть", то они не совсем такие как прочие русские. То украинцы, что у них крепостное право и ста лет не просуществовало и они не такие рабы как русские. Теперь вот г-н Панюшкин гордится тем, что его предки "чухонь белоглазая" и он тоже не имеет наследственных рабских ген, а в наличии некие "хуторские". Правда неясно из кого он, ведь не было такого понятия. Была "чудь белоглазая" это аборигенное финно-угорское население севера руси. А чухонь, чухонцы это совсем иной народ. К ним относили ингерманландцев, водь, эстонцев и ряд других опять же финно-угорских народов живших на северо западе современной России. Последние, особенно эстонцы действительно тяготели к хуторской жизни, чистоплотности, порядку. Но вот этакими свободолюбивыми они никогда не были, ибо и чистоплотность и порядок им вбили палкой немецкие бароны-рыцари Ливонского ордена, за несколько столетий своего господства. Судя по фамилии г-н Панюшкин действительно имеет финно-угорские корни (Кудашкин, Чиндяйкин, Шебаршин, Шукшин, Шевандин из той же оперы) но все это современные русские фамилии, ибо как доказали научные исследования русский народ состоит на половину из славянского и на треть из финно-угорского субстрата. Славяне и финно-угры на Русской равнине мешались меж собою в течении более чем тысячи лет и нет смысла искать кто более раб, а кто менее, все мы одинаковы, если конечно русские (то есть славяно-финно-угры).

Anna Bistroff

Anna Bistroff

"Возможно, это даже генетическая моя особенность, поскольку предки мои не принадлежали ни к знатным родам..."

А-а... Возможно, именно они и сотворили Великую Октябрьскую - не во имя справедливости, нет!.. Во имя свободы. И последующие 70 лет мы имели то, что имели. Ведь сказано же - каждая кухарка может...

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров