Евгений Бабушкин /

Шут Рамзан

Как пехотинец Путина заменил Жириновского и Милонова

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Погромщики распяли еврея на воротах его дома. Мимо идет другой еврей:

— Что, больно тебе?

— Нет, не больно. Только когда смеюсь.

Рассказал это приятелю, а тот не хихикнул. Лучше глянь, говорит, видос: ежик ест вкусняшку, лол.

Юмор быстро устаревает. Никто уж не смеется над хасидскими притчами. Даже недавние, советские герои — грузин, еврей, поручик Ржевский, Леонид Ильич — непонятнее гиероглифов.

В политике происходит то же самое, только быстрей. Старые шуты выходят в тираж, уходят в отставку. Причуды Жириновского не смешат уже даже самого Жириновского. Видел я его вблизи: усталый дед с трагическим прищуром.

Но шуты нужны. И не столько их шутки, сколько их глупости и вольности. И чем жестче режим, тем они нужней. Шуты канализируют тоску и агрессию абсолютного большинства. Утешают тех, кто ни на что не влияет. Ткнул пальцем в экран, хохотнул — во дают! — и легче на душе, и призрачней грядущая революция. 

При Путине русские шуты измельчали. Когда-то Жириновский взял на выборах 22% и конвертировал народную поддержку в карьеру главного скомороха девяностых. Милонов, шут нового поколения, политически полный ноль: депутат местного парламента. А пришедший на смену Милонову байкер Хирург — так и вовсе ряженый на казенном содержании. В наше время, увы, настоящие вольности дозволяют себе лишь те, от кого ничего не зависит. Даже Госдума, где некогда блистательно дрались и ходили с накладной грудью, превратилась в стоячее болото. И хотя депутатские инициативы по-прежнему забавны, их выдвигают с безнадежно серьезным выражением лица.

Когда наступают трудные времена, когда шутов нехватка, шутовство проникает в самые серьезные инстанции. И вот уже нельзя без смеха читать коммюнике Министерства иностранных дел. А если дело совсем табак, юморить приходится диктатору лично. Лукашенко, например, кого угодно вышутит: одной рукой подписывает смертные приговоры, другой дразнится. Даже над собой посмеяться может. Ну, он просто вынужден: он же один политик в стране, прочие уничтожены. Путин в последние годы тоже стал много шутить, искрометно, и чем искрометней, тем черней мешки под его глазами. Ну, не может один человек отвечать за нефть и газ и шутить про вятский квас. А выписанные из-за рубежа гастролеры быстро возвращаются в свои бельгийские виноградники

И вот — барабанная дробь — на арене цирка новый персонаж. Он въезжает на породистом жеребце. На огромном пацанском джипе. Танцует лезгинку и стреляет в воздух из золотого пистолета. Он бонвиван и солдафон. Забавен, но не жалок. Он даже страшен немного. 

«Моя бы воля, — говорит персонаж, — я бы принял закон и расстрелял всех, кто негативно влияет на безопасность государства. Мы должны объединиться и всех шайтанов, которые лают под американскую дудку, выгонять из России».

Не, ну жутко, в самом деле. Но в то же время мило: совсем этот Рамзан не скучный, не официальный, не пиджачный, а эта трогательная пасторальная невинность — «шайтан», ну вы только подумайте!

Когда вы последний раз смеялись? От души? Без презрительной усмешки — «фу, гадость»? Не над сморщенной женщиной?

Меня вот веселит Кадыров. Уже два года. Как шоумена его стали потихоньку раскручивать позапрошлой весной. Завели ему инстаграм «Аллах велик!», и сейчас там миллион подписчиков. Его фото в спортивном костюме, его неуклюжие шутки, судьба его арабских скакунов — события светской и политической жизни. Кадырова хорошо видно и слышно, слово его крепко, и начали даже поговаривать — вот он, преемник. Забыли, что преемники у нас появляются в самый последний момент.

Нет, у Кадырова другая функция. Он не преемник, он — прикольный. А прикольный потому, что свободный. Как и положено хорошему шуту. Если есть в российском бомонде хоть один свободный человек, то это Кадыров. Наш шут даже свободней нашего короля. Путин скован рядом договоренностей — грубо говоря, нет никакого Путина, а есть сумма множества экономических интересов. Кадыров связан лишь вассальным договором. И больше ничем.

«Я госслужащий, я генерал, я герой, и я не штатовский, не работник спецслужбы западной или европейской, я человек Кремля, я человек Путина». Раньше он еще говорил, что пехотинец Путина. Теперь этот пехотинец сменил каску на колпак с бубенцами, но цвета ливреи прежние, а служба есть служба. Ему даже не надо менять квалификацию. Надо просто оставаться собой. Немного дикарем. Немного буйным. Немного суровым. И очень самовлюбленным. 

«Скоро на экранах ваших телевизоров и в кинотеатрах смотрите фильм "КТО НЕ ПОНЯЛ, ТОТ ПОЙМЕТ" Это остросюжетная картина, в которой после продолжительных переговоров, я согласился на роль главного героя. Отдельные сцены уже сняты. Режиссером является автор знаменитых голливудских фильмов».

Ну разве он не прелесть, этот Рамзан? В сущности, о нас заботятся. Нас утешают. Это такое импортозамещение. Расширенный ассортимент. Нам же надо над кем-то потешаться. Кем-то утешаться. Кадыров — неплохой вариант. Не, не больно. Только когда смеюсь.

Комментировать Всего 10 комментариев

Женя, Вы с этой темой поосторожней, просто страшно за Вас! Ему ведь всё докладывают.

Эту реплику поддерживают: Таня Ратклифф, Димитрий Геваль

Игорь, ну что вы. Этот текст явно не наберет миллиона просмотров, и поэтому ему вряд ли придадут значение - Там, Наверху.

Эту реплику поддерживают: Игорь Вечеребин

разжигание лол будет срач в каментах муахаха

Мне кажется, сейчас говорят "ахахах", а "муахаха" - это тренд прошлого сезона. 

Был я Рамзаном, считал бы, что ты, Евгений, мне польстил! 

Клоун на картинке неправильный. Рамзан он такой: 

Эту реплику поддерживают: Игорь Вечеребин

Все это было бы смешно, если не было бы страшно. А Вы уверены, что шут Рамзан не повторит сталинский трюк? Верный ленинец, "прекрасный грузин", дождавшись смерти своего благодетеля занял его место и натворил такого... Кто жил на Кавказе знает: любой чечен двадцати грузин стоит. Вот и умножте сталинские "подвиги" на двадцать.