«Машина все усложняется, а колеса крутятся все медленнее». Какие реформы нужны России

Спад экономики в России ускорился с 1,9% до 4%, нефть стоит 70 долларов, а дефицит бюджета достиг 4,4% ВВП. Разговор о реформах в стране поднимается все чаще. Глава Сбербанка Герман Греф заявил, что в первую очередь надо менять систему управления, в противном случае любые изменения могут быть опасны. Экономисты Руслан Гринберг, Алексей Саватюгин и Владислав Григоров рассказали «Снобу», какие реформы сейчас больше всего нужны России

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Реформа государственного управления

 

Алексей Саватюгин, экс-замминистра финансов:

Сейчас государственное управление крайне неэффективно и избыточно. Административные реформы, которые производились раньше, привели только к увеличению государственного аппарата, а должно быть наоборот. В нормальной политической системе обычно достаточно парламента, который придумывает законы, и правительства, которое их выполняет. И президента в качестве гаранта. А у нас получилось так, что парламент не выражает волю народа, и стали придумывать, кто будет это делать. Придумали Общественную палату, но выяснилось, что и она ничего не делает. Вместо того, чтобы ее закрыть, к ней в дополнение создали Общероссийский народный фронт — еще один выразитель воли народа. Так же и с правительством — если оно работает не очень эффективно, мы создаем Агентство стратегических инициатив. Зачем оно нужно при действующем правительстве, не ясно. А еще зачем-то создается открытое правительство, хотя можно было бы просто наладить обратную связь с действующим правительством. Машина все усложняется, а колесики крутятся все медленнее. Но реформе государственного управления будет противостоять сам государственный аппарат — никто ведь не хочет лишаться своих привилегий и полномочий. У нас чиновники очень хорошо живут и, как правило, мало за что отвечают. Чтобы провести реформы, нужна очень сильная политическая воля самого верха. Возможно ли это сегодня, не знаю.

Владислав Григоров, эксперт Экономической экспертной группы:

Схема бюджетирования должна быть ориентирована на результат. Формально это так и есть, но в реальности под результатом подразумевается количество бумаг, которое множится в геометрической прогрессии. А идти надо от конечного результата: вылеченный больной, выученный ученик… Когда бюджет привязан к конкретным целям, намного легче сказать, какие расходы эффективны, а какие — нет.

Политическая реформа

 

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН:

В стране должна быть политическая конкуренция, чтобы появилась мощная оппозиция и чтобы лидер не боялся уходить со своего поста, если он проиграл. И надо заботиться о сменяемости власти. Вот, например, китайцы и американцы — совершенно разные люди с разными менталитетами и представлениями о добре и зле, но и те и другие поняли, что, каким бы умным ни был начальник, после двух сроков он должен смениться. Главное — не увековечивать власть. Но, чем больше вы заботитесь о сохранении власти, тем меньше вы заботитесь о реформах. Несменяемость власти создает стабильность, что вредит развитию страны. Чтобы что-то поменялось, надо перестать быть подданными и стать гражданами, заниматься политикой. Как говорится, если ты не занимаешься политикой, она займется тобой сама. Правда, в обозримом будущем такие реформы вряд ли возможны. Впрочем, одного государственного деятеля как-то спросили: «У нас все плохо: инфляция, рецессия… Как дальше жить будем?» А он говорит: «Не волнуйтесь. Все народы мира берутся за ум после того, как испробуют другие альтернативы». У нас они уже испробованы, так что можно верить, что впереди только хорошее.

Алексей Саватюгин:

В институтах принятия решений, таких как парламент, должна исчезнуть монополия на высказывание мнений, должны быть представлены разные точки зрения. Такая реформа пока выглядит абсолютно фантастической, но без нее очень трудно делать что-то дальше в стране.

Экономические реформы

 

Алексей Саватюгин:

Нужно провести реформу финансового сектора, причем это вполне можно сделать при нынешних условиях, включая и международное положение России. Как раз это могло бы стать хорошим стимулом для того, чтобы сделать хороший внутренний финансовый сектор. Я говорю о реформировании отрасли в целом, не только банковской сферы. Нужно разгосударствление финансового сектора, более четкое законодательство и унифицированные подходы к разным сегментам финансового рынка. Еще нужен сильный оппонент Центробанку — он уничтожил всех, кто был к нему в оппозиции.

Владислав Григоров:

Нужно решать проблемы малого и среднего бизнеса. Розничные сети сейчас ведут себя как монополисты, малый бизнес давят, у него недостаточная доля на рынке. Это касается и розничной торговли, и сельского хозяйства. Развитие малого бизнеса привело бы к снижению монопольного давления на экономику, и необходимость принимать экстренные меры антимонопольного регулирования снизилась бы.

Нужна пенсионная реформа. Та, что ведется сейчас, — это полумеры. Нужно выстроить систему, которая будет устойчивой и сбалансированной в долгосрочном периоде. Это должны быть решения, которые принимаются в перспективе на 10, 20, 30 лет. При этом схемы выплаты пенсии могут быть разные. Может государство платить пенсионерам, а можно использовать накопительные схемы. В любом случае выходит так, что работающие платят за неработающих. Но это должно быть сбалансировано и эффективно, и пенсия должна хотя бы превышать прожиточный минимум.

Руслан Гринберг:

Я считаю, нужно ввести такую налоговую систему, чтобы с человека или предприятия не брали налоги, если он тратит их на производство и дает работу другим. А вот если он тратит заработанное на виллы, дома и острова, то надо брать большой налог и перераспределять его в сторону менее удачливых.

Нужно перестать кошмарить малый и средний бизнес и выявить приоритеты, чтобы, например, было пять-десять брендов крупных транснациональных корпораций со штаб-квартирой в России.

Подготовила Юлия Дудкина