Антон Чугринов, Анна Карпова

Краткий гид по аресту имущества России за рубежом

Сразу три европейские страны арестовали российские счета и имущество, согласно решению Гаагского арбитража по делу «ЮКОС против России». «Сноб» выяснил, почему это произошло, как на это отреагировала Россия, а также поговорил с экономистом Михаилом Субботиным о перспективах дела

Фото: ТАСС
Фото: ТАСС
+T -
Поделиться:

Что произошло

Первое сообщение об аресте имущества России в Бельгии появилось в среду вечером. Пострадали зарегистрированных в Бельгии российские банки, их «дочки», а также российские представительства и имущество архиепископства Брюссельского и Бельгийского РПЦ. Всего под арест попало имущество более 40 организаций. Арест был связан с решением Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу ЮКОСа — в сообщениях об этом не говорилось напрямую, но связь была очевидна.

В четверг утром телеканал «Дождь» со ссылкой на поступившее в редакцию заявление ЕСПЧ опроверг эту информацию, не предоставив версии взамен: в опубликованной цитате не говорится, на каком основании было арестовано имущество.

К полудню стало ясно, что бельгийские власти арестовали имущество российских компаний по решению Гаагского арбитража и иска «Юкос Юниверсал Лимитед» на 1,6 миллиарда евро. Это лишь один из исков, а общая сумма российского долга по выплатам по вердикту Гаагского арбитража составляет около 50 миллиардов долларов.

Россия штрафа не заплатила; срок исполнения решения арбитражного суда истек еще в январе, а в мае акционеры «ЮКОСа» обратились в суды нескольких стран (Франции, Великобритании, Бельгии и Нидерландов) для взыскания компенсации.

Почему аресты начались именно сейчас

До 15 июня Россия должна была согласовать план выплат акционерам ЮКОСа по решению ЕСПЧ. Такие решения являются обязательными для всех стран — членов Совета Европы, участником которого Россия стала в 1996 году. Но принудить страну к исполнению решений ЕПЧ довольно трудно. За этим следит Комитет министров Совета Европы, но КМСЕ редко применяет радикальные методы воздействия, предпочитая политический диалог. С Россией диалога не вышло.

«Считаем, что решение суда не было адекватным и с учетом того, что принудительной процедуры его исполнения не предусмотрено статутом суда, мы, соответственно, будем принимать к сведению, принимать ко вниманию обычную процедуру мониторинга КМСЕ», — заявил глава Минюста Александр Коновалов.

Франция и Австрия

В четверг днем «РИА Новости», со ссылкой на главного редактора «России сегодня» Маргариту Симоньян сообщило об аресте счета агентства. Кроме счета «Росссии сегодня», по информации журнала Forbes, было арестовано и имущество телеканала Russia Today, что категорически отрицала Симоньян.

Об аресте имущества также заявил президент ВТБ Андрей Костин, сказав, что накануне во Франции арестовали счета дочернего банка ВТБ.

До сих пор не ясно, имущество каких компаний попало под арест во Франции. «Газета.ру» сообщила, что соответствующие предписания получили в корпунктах агентства ТАСС, а «РИА Новости» сообщили об аресте счетов ВГТРК. Однако достоверно ничего не известно.

К вечеру четверга аресты российских активов стали происходить в Австрии: об этом сообщил посол в Москве Эмиль Брикс. Он не уточнил, о каком имуществе идет речь.

Реакция России

МИД пообещал в ответ арестовать имущество посольства Бельгии в Москве.

«Послу Бельгии было сказано, что российская сторона рассматривает такие действия компетентных органов Королевства Бельгия как откровенно недружественный акт, грубое нарушение общепризнанных норм международного права», — говорится в заявлении.

«Я против идиотов ничего сказать не могу, кроме пожелания обращаться к психиатру», — заявил глава РЖД Владимир Якунин.

«Чем меньше страна, тем больше она нуждается в манифестации своего величия… Думаю, дальше будет Дания, Монако, Андорра. Если они там перепили пива бельгийского, это не наша проблема. Это проблема абстиненции, она решается визитом к доктору. Это все напоминает детские незрелые половые игры с публичным раздражением интересующих органов», — сказал вице-президент «Роснефти», журналист Михаил Леонтьев

«Информация об основаниях решений, которые были приняты в Бельгии, запрошена министерством иностранных дел РФ по дипломатическим каналам. Для нас правовая аргументация этих решений до конца не ясна, поэтому окончательный комментарий дать невозможно», — сказал министр юстиции России Александр Коновалов.

93 депутата Государственной думы направили запрос в в Конституционный суд с просьбой разъяснить, как применять на территории России решения Европейского суда по правам человека.

Глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев заявил, что Россия полностью исключает возможность выплаты по иску бывших акционеров нефтяной компании «ЮКОС».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал, что «не хотел бы ничего комментировать».

Бывший вице-президент ЮКОСа Леонид Невзлин оценил результат как «позитивный».

«И юристы, и группа готова работать еще столько, сколько надо, чтобы получить все, что нам полагается получить», — сообщил он «Дождю».

«Это знаковый момент для нашей страны: сигнал, что грабеж не останется безнаказанным, каким бы всесильным ни казался грабитель», — сказал Михаил Ходорковский.

Вопросы

В состав Совета Европы входят 47 стран и пока неясно, как они будут реагировать. Неизвестна и реакция США — наблюдателя Совета.

Остается загадкой, покинет ли Россия Совет и как это произойдет — исключат ли ее другие европейские страны или она сама хлопнет дверью.

Неизвестно, что будет дальше с арестованным имуществом — формально, у корпораций, попавших под арест, есть и частные инвесторы; при этом возникает ситуация, когда арест может затронуть интересы «простых» людей.

Несомненно, эту тему затронет сегодня Владимир Путин на своем выступлении во время Петербургского международного экономического форума, но его тезисы в отношении ареста зарубежных активов пока неизвестны.

Михаил Субботин, экономист, заместитель директора Центра правовых и экономических исследований ВШЭ, эксперт по второму делу ЮКОСа:

По решениям ЕСПЧ и Гаагского арбитражного суда Россия должна заплатить около 50 миллиардов долларов. Но возникает вопрос, каким именно образом стороны урегулируют свои отношения. Если Россия начнет бороться за то, чтобы не платить деньги, потери понесут обе стороны: одни будут сидеть без денег, а вторые уйдут в полную несознанку и будут как дикари бегать по полям. Самое страшное наказание ЕСПЧ за неисполнение решения — это отлучение от суда. А тогда Россия и сама не сможет обращаться в международные суды, например, предъявляя претензии Украине. Поэтому страны и стремятся к тому, чтобы оставаться участниками ЕСПЧ.

Дело ЮКОСа против России может стать прецедентом в практике международного суда. В прошлом кому-то удалось избежать выплат, но это не значит, что так будет и теперь. Даже те, кто в ЮКОСе боролся за это решение, не могли ожидать, что суд так творчески подойдет к разбирательству. По мнению многих компетентных юристов, формулировки и определения решения о выплате очень инновационны. Новаторские решения могут быть приняты на каждом этапе этого процесса. А какими они будут, угадать практически невозможно.

Многое будет зависеть от поведения сторон: будут ли они предлагать компромиссные варианты или будут уклоняться от исполнения решения суда. Попытка затянуть процесс  обойдется очень дорого — обе стороны должны кормить своих юристов. И если тянуть слишком долго, то для выигравшей стороны это будет пиррова победа. Напомню, что в свое время Березовский отказался бодаться с Абрамовичем, потому что деньги кончились — это очень дорогое удовольствие. Промедление приведет только к нарастанию издержек, поэтому России стоит их просчитать заранее и пойти на разумный компромисс, попытавшись договориться, пока суммы выплат не станут неподъемными.