Анна Карпова, Александр Бакланов

Антисанкции бьют по народу: политики и эксперты о санкционной войне

Евросоюз в понедельник, 22 июня, продлил экономические санкции против России еще на полгода, до 31 января 2016 года. В ответ премьер-министр России Дмитрий Медведев попросил продлить запрет на ввоз продуктов из Европы, а в Кремле напомнили о «принципе взаимности». «Сноб» собрал высказывания российских политиков о санкциях и поговорил с экспертами о последствиях санкционной войны

+T -
Поделиться:

Совет Евросоюза продлил действие санкций, которые затрагивают банки, оборонные и нефтяные компании. ЕС пошел на такой шаг, чтобы Россия соблюдала минские договоренности о перемирии на Украине, сообщила представитель внешнеполитической службы ЕС Сюзан Кифер.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России:

Мы неоднократно говорили: в санкционном обмене принцип взаимности — это основа нашего подхода. Россия считает эти санкции необоснованными, незаконными. Но мы никогда не были и не являемся инициаторами санкционных мер. [Это] ущемляет интересы не только участников экономической деятельности в нашей стране, но и интересы налогоплательщиков европейских государств.

Сергей Иванов, глава администрации президента:

(Отвечая на вопрос, цинично ли поступил Евросоюз, продлив санкции в день памяти и скорби) Разве вас это удивляет? Меня, к сожалению, давно уже это не удивляет. Вы что, верите в совпадения? А разве совпадение — дни питерского форума и объявление об аресте имущества? Тоже не совпадение. И меня, к сожалению, давно не удивляет.

Александр Лукашевич, официальный представитель МИД России:

Глубоко разочарованы тем, что снова в ЕС возобладало мнение русофобского лобби, которое протащило решение о продлении незаконных рестрикций. При этом в Брюсселе намеренно замалчивают, что это гарантированно повлечет потерю сотнями тысяч, а по некоторым оценкам и несколькими миллионами европейцев своих рабочих мест.

Особо цинично выглядит то, что решение о продлении антироссийских санкций принято странами ЕС 22 июня, в день, когда фашистская Германия напала на СССР. Хотелось бы верить, что это — совпадение, а не специально продуманный шаг.

Дмитрий Медведев, премьер-министр России:

(Обращаясь к вице-премьеру Сергею Приходько): Сергей Эдуардович, с учетом того, что Европейский союз на полгода продлил санкции РФ, я прошу вас подготовить мое обращение на имя президента с предложением продлить действие указа президента на этот срок о введении ограничительных мер со стороны РФ.

Константин Косачев, глава комитета Совета Федерации по международным делам:

«Санкциям быть!» — в очередной раз прокричали в Евросоюзе. Но чтобы избежать ощущения клиники, крик сопроводили вялыми разъяснениями. По словам пресс-секретаря Совета министров иностранных дел ЕС Сюзан Кифер, это сделано для того, чтобы «полностью претворить в жизнь минские договоренности».

Классический образец ситуации, когда одно не вытекает из другого. На Украине воюют одни, а санкции вводят против других. Привязывать санкции к действиям третьих лиц — заведомо проигрышная и бессмысленная тактика. Брюссель сам загнал себя в ловушку, из которой для него единственный выход — уповать на то, что стороны противостояния очень захотят соблюдать минские соглашения. А если этого не произойдет?

Василий Солодков, директор банковского института Высшей школы экономики:

Санкции Евросоюза в первую очередь отразились на ресурсах нашей банковской системы: мы больше не можем занимать средства за рубежом, а ставка на Китай — если помните, нам говорили, что Китай заменит ЕС, — не оправдалась. Наоборот, Китай сегодня во многом следует тем санкциям, которые Европа наложила на Россию. В результате в банках лежит значительное количество средств ЦБ и мы наблюдаем большую волатильность курса рубля по отношению к другим валютам.

Для рядовых же россиян самый сильный удар нанесли антисанкции — санкции, которые фактически наше правительство вводит против собственного народа. Потому что рост цен продуктов питания связан в первую очередь с продовольственным эмбарго. И именно он серьезно ударил по карману рядового потребителя. Обещанное импортозамещение до сих пор не налажено. А эффект от антисанкций долгосрочен — проблемы не исчезнут только от того, что они будут сняты.

Мария Иванова, специалист Экономической экспертной группы:

Продление санкций Евросоюзом было ожидаемым событием, но цены на продукты сейчас больше зависят не от санкций, а от антисанкций, — когда мы сами лишаем себя импортных продуктов. Сейчас реакции на продление санкций еще не последовало, но мы все равно закладываем этот фактор в прогнозы. Если же антисанкции будут продлены в том виде, в котором они существуют сегодня — без ослабления или ужесточения, — то и на динамике цен это никак не скажется.

Основной эффект антисанкций можно было наблюдать весь прошлый сельскохозяйственный год, особенно в зимний период, когда отечественные поставщики не могли обеспечить рынок нужными продуктами. Сейчас, даже если антисанкции будут продлены, мы не увидим такого сильного скачка цен за счет «эффекта базы».

Единственный сценарий, который сегодня может значительно повлиять на рост цен на продукты — это значительный неурожай в России. Так в прошлом году у нас были проблемы с гречкой и цены на нее резко выросли. Такие события сложно предсказать, но проблемы с внутренним предложением из-за неурожая могут спровоцировать новый виток роста цен на отдельные группы товаров.

Сейчас абсолютно вся продукция стоит дороже, чем обычно. Но этот уровень цен, к сожалению, уже по большей части не снизится. Мы можем говорить только об инфляции и ее темпах роста — сейчас она будет замедляться. Подорожание продуктов будет продолжаться, реагируя в первую очередь на ситуацию на валютном рынке, антисанкции и возможные факторы риска.