Президент и правозащитники: как вернуть доверие суду

На встрече с членами Совета по развитию гражданского общества и правам человека президент рассказал о прогрессе реформы НКО и выслушал жалобы на правоохранительные органы

+T -
Поделиться:

В качестве гостей на встрече присутствовали и сотрудники президентской администрации, в том числе заместитель ее главы Владислав Сурков. Свое выступление президент начал с отчета о работе, проделанной по итогам предыдущей встречи, которая состоялась в апреле. По словам главы государства, за это время были подготовлены и приняты Госдумой поправки к закону о некоммерческих организациях (НКО), которые упрощают для них процедуру отчетности и ограничивают перечень документов, которые чиновники могут у них запросить. Эти же поправки уменьшают общее число проверок некоммерческих организаций.

Подробнее

Еще один законопроект — о поддержке государством НКО, специализирующихся на благотворительности, — по словам Медведева, в ближайшее время будет отправлен на рассмотрение депутатов.

Однако правозащитники ждут от власти большего. Председатель совета Элла Памфилова заявила о необходимости скорейшей модернизации всей правоохранительной системы. О потребности в изменениях, по ее словам, свидетельствуют обращения майора милиции Дымовского и его коллег и распространенная «практика правоохранителей по отъему бизнеса». Она напомнила и о смерти в СИЗО юриста фонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского.

Правозащитница заключила, что россияне не верят не только милиции, но и судам. По ее словам, они воспринимаются обществом «не как торжество справедливости, а как тупик правосудия». В результате призыв обращаться в суд граждане рассматривают как насмешку.

На это президент заметил, что «альтернативой суду может быть только самосуд либо обращение в партком». Он призвал правозащитников «способствовать повышению авторитета суда».

Александр Аузан

   Президент стал чувствовать себя гораздо более свободно и уверенно. Он отошел от юридической лексики, которая была ему свойственна вначале. Очень много человеческих слов. На первой встрече он два часа слушал доклады, а потом полчаса отвечал. В этот раз он реагировал на каждый доклад, провоцируя дискуссию, возражая, выступая против ходульных формулировок. Живое впечатление. Достаточно четко определяет свою позицию: с этим согласен, с этим не согласен, это будем делать, это не будем, это давайте попробуем, это я посмотрю.

Теперь легко говорить, нужны ли такие встречи, потому что понятно, что реализовано по итогам прошлой. Президент этим начал и этим закончил. Он сказал: «Заметьте, как ни странно, у нас кое-что получилось по результатам прошедшей встречи».

Из крупных вещей, которые им не были сделаны или не были сделаны по его поручению, он выделил вопрос о статусе военнослужащих, которые участвовали в военных действиях в Южной Осетии в августе 2008 года. Он сказал: «Да, мы пока это не решили, но накануне встречи с вами я разговаривал с правительством, и вопрос решен, деньги будут выделены».

В чем-то, разумеется, не стопроцентное воплощение, во-первых, потому что президент с чем-то не согласен или сомневается, во-вторых, аппарат, правительство, ведомства пропускают не все. Но результат очевиден.

Хочу отдельно отметить, что не было никаких запретов на обсуждение каких-то тем! «Московский комсомолец», сообщивший об этом, переврал мои слова. У нас не входил в тематику встречи отдельный вопрос о милиции: вопрос о реформе милиции мы готовим для следующей встречи. В этот же раз мы поставили вопрос о коррупционных схемах, которые используют спецслужбы. Мы не ставили целью обсуждение ситуации с Дымовским, но синдром Дымовского, как назвала его Элла Памфилова, был упомянут во вступительном слове.

Когда Памфилова упомянула о случае с Магнитским и сказала, что у бизнесменов появляется новая причина смертности — внезапная смерть в тюрьме, президент начал что-то обсуждать с Сурковым. Он не отвлекался, было очевидно, что он наводил какие-то справки. Ну а то, что не отреагировал… Только во вступительном слове было поставлено около 20 вопросов, которые описывали ситуацию в стране, он отреагировал на три из них. Но и мы не ставили задачу получить реакцию по делу Магнитского. Надо понимать, что у совета есть определенная тематика, с которой он идет на встречу к президенту. В данном случае темой был гражданский контроль по основным президентским программам: антикоррупционной, судебной, социально-экономической, и эта повестка обсуждалась подробно. Обсуждалась и политическая конкуренция, выборы.

Работа совета последовательна. Сейчас мы добились облегчения условий для самих организаций, это был первый шаг. Теперь добиваемся открытости от ведомств, открытости тех политических решений, которые принимаются, и возможности контроля их реализации.   

Комментировать Всего 20 комментариев

Президент стал чувствовать себя гораздо более свободно и уверенно. Он отошел от юридической лексики, которая была ему свойственна вначале. Очень много человеческих слов. На первой встрече он два часа слушал доклады, а потом полчаса отвечал. В этот раз он реагировал на каждый доклад, провоцируя дискуссию, возражая, выступая против ходульных формулировок. Живое впечатление. Достаточно четко определяет свою позицию: с этим согласен, с этим не согласен, это будем делать, это не будем, это давайте попробуем, это я посмотрю.

Теперь легко говорить, нужны ли такие встречи, потому что понятно, что реализовано по итогам прошлой. Президент этим начал и этим закончил. Он сказал: «Заметьте, как ни странно, у нас кое-что получилось по результатам прошедшей встречи».

Из крупных вещей, которые им не были сделаны или не были сделаны по его поручению, он выделил вопрос о статусе военнослужащих, которые участвовали в военных действиях в Южной Осетии в августе 2008 года. Он сказал: «Да, мы пока это не решили, но накануне встречи с вами я разговаривал с правительством, и вопрос решен, деньги будут выделены».

В чем-то, разумеется, не стопроцентное воплощение, во-первых, потому что президент с чем-то не согласен или сомневается, во-вторых, аппарат, правительство, ведомства пропускают не все. Но результат очевиден.

Хочу отдельно отметить, что не было никаких запретов на обсуждение каких-то тем! «Московский комсомолец», сообщивший об этом, переврал мои слова. У нас не входил в тематику встречи отдельный вопрос о милиции: вопрос о реформе милиции мы готовим для следующей встречи. В этот же раз мы поставили вопрос о коррупционных схемах, которые используют спецслужбы. Мы не ставили целью обсуждение ситуации с Дымовским, но синдром Дымовского, как назвала его Элла Памфилова, был упомянут во вступительном слове.

Когда Памфилова упомянула о случае с Магнитским и сказала, что у бизнесменов появляется новая причина смертности — внезапная смерть в тюрьме, президент начал что-то обсуждать с Сурковым. Он не отвлекался, было очевидно, что он наводил какие-то справки. Ну а то, что не отреагировал… Только во вступительном слове было поставлено около 20 вопросов, которые описывали ситуацию в стране, он отреагировал на три из них. Но и мы не ставили задачу получить реакцию по делу Магнитского. Надо понимать, что у совета есть определенная тематика, с которой он идет на встречу к президенту. В данном случае темой был гражданский контроль по основным президентским программам: антикоррупционной, судебной, социально-экономической, и эта повестка обсуждалась подробно. Обсуждалась и политическая конкуренция, выборы.

Работа совета последовательна. Сейчас мы добились облегчения условий для самих организаций, это был первый шаг. Теперь добиваемся открытости от ведомств, открытости тех политических решений, которые принимаются, и возможности контроля их реализации.

Человеческие слова президента

"...новая причина смертности — внезапная смерть в тюрьме, президент начал что-то обсуждать с Сурковым. Он не отвлекался, было очевидно, что он наводил какие-то справки".  Какой Вы наивный!  Президент наводил справки о рецензии Наврозова на роман "Околоноля" на Снобе.  Неужели Вы думаете, что новая причина смертности - внезапная смерть в тюрьме кого-то из этих людей в самом деле интересует?

Вашими бы устами...

Владимир, я почти всегда надеюсь, что неправ, но, к сожалению, предсказуемая действительность всякий раз разбивает мои надежды.

вот первый результат встречи

СКП сообщает: возбуждено уголовное дело по факту смерти в изоляторе юриста-аудитора, представлявшего интересы инвестиционного фонда "Хэрмитаж Кэпитал"

А действительно прямая связь или просто совпадение?

Ведомости:

Президент России Дмитрий Медведев дал ряд поручений в связи со смертью в сизо 37-летнего юриста инвестиционного фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского. Вчера об этой трагедии Медведеву рассказала на заседании президентского совета по содействию развития институтов гражданского общества председатель совета Элла Памфилова, отметив, что«скоропостижная смерть в сизо — это почти как профессиональная болезнь российских предпринимателей».

Президент поручил генпрокурору Юрию Чайке и министру юстиции Александру Коновалову провести расследование обстоятельств смерти Магнитского, сообщила журналистам пресс-секретарь главы государства Наталья Тимакова.

Президент также поручил провести проверку качества медицинской помощи, оказываемой в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний.

Несколько диких моментов. Во первых, то что прокуратура сама не подумала следствие возбудить без указаний президента. Во-вторых, что президенту надо было рассказывать о трагедии которую уже неделю обсуждают ведущие газеты страны. Это действительно царско-Сталинские реалии какие-то.

Человек и закон

Расследование? Это у нас любят. Только пусть не забудут взять дворника в понятые.

О чем поет Чайка

Помню, видел по английскому ТВ работников российских правозащитных органов, которые, выломав дверь самолета Ходорковского и вытащив владельца, били его ногами на асфальте аэродрома.  Как Вы думаете, Николай, проводится ли расследование обстоятельств этого избиения?  А если нет, то почему проводится расследование обстоятельств смерти Сергея Магнитского?

Если это угодно или выгодно власти, можно самым прекрасным образом провести хоть 100 расследований и казнить хоть 1000 виновных через повешенье на Лобном Месте.  Но что это докажет?  Поверите ли Вы в справедливость судов, если они накажут 10 виновников смерти Магнитского, а 100 000 прочих виновников прочих смертей оставят без наказания?

Вы скажете, надо же с чего-то начинать. Так почему же не начать с уничтожения системы, в которой все и вся - в том числе, суды - зависят от стратегических нужд тоталитарного правителей, в том числе, от нужд их пропаганды?

Во всяком случае, не стоит начинать с показательных следствий, процессов и экзекуций, навязанных России Натальями Тимаковыми и прочей околоежовской пиарщиной.

Я по этому поводу процитирую еще одно свежее сообщение: "Тяжелобольного ректора СГМУ выпустили из тюрьмы. Академик РАМН Павел Сидоров, задержанный семь месяцев назад за получение взятки, освобожден из СИЗО под подписку о невыезде".  Допустим, в органах после истории с Магнитским испугались последствий. И у одного больного человека появился шанс не умереть от своих болезней в тюрьме. Едва ли у кого-то повернется язык сказать, что это плохо.

Что касается кадров избиения Ходорковского, то Вас подводит память. Съемки такой нет. И еще одна цитата: "Немногим позже в ряд московских СМИ поступил факс от имени несуществующего информагентства "Альтера", в котором приводились якобы имевшие место разговоры Михаила Ходорковского с силовиками, факты избиения предпринимателя прикладами автоматов и еще ряд душераздирающих подробностей, включая кровавые следы по дороге к самолету. Имя человека, отправившего факс с телефонного номера, зарегистрированного на один из институтов новосибирского Академгородка, пока неизвестно. Во всяком случае, пресс-секретарь ЮКОСа Александр Шадрин опроверг эти сведения, сообщив, что силовики вели себя вполне корректно".

виновников смертей оставят без наказания...

После новых взрывов боеприпасов в Ульяновске (всего от них погибло 9 человек) Медведев уволил сразу несколько военных начальников. Министров он пока не увольняет, но скорость реакции на служебные провалы с катастрофическими последствиями заметно возросла.

И смотрите, что происходит - в Москве три пьяных мента забили насмерть человека. И новый начальник московской милиции Колокольцев тут же уволил ИХ начальника. Это, конечно, не революция, но это действительно что-то новое.

памяти магнитского

Кстати, Hermitage устраивает в Лондоне поминки - сегодня как раз 9 дней.

Мария Генкина Комментарий удален

Николай Клименюк Комментарий удален

Николай Клименюк Комментарий удален

0,8% оправдательных приговоров
Из стенограммы встречи президента с членами Совета. Оказывается, президент не был в курсе числа оправдательных приговоров, выносимых российскими судами:

Д.МЕДВЕДЕВ:  Спасибо, Мара Фёдоровна (член Совета юрист Мара Полякова - Н.К.). Я, честно говоря, единственное не понял из Вашего выступления, то ли ослышался, то ли Вы так сказали: сколько, Вы сказали, у нас оправдательных приговоров?

М.ПОЛЯКОВА: 0,8 процента.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я думаю, что это неточная цифра. Я, конечно, проверю, просто мне самому как юристу это любопытно. Я позвоню Председателю Верховного Суда.

М.ПОЛЯКОВА: По данным судебного департамента.

Д.МЕДВЕДЕВ: У нас их, наверное, немного, но другие цифры назывались, не 0,8 процента. Я проверю просто, мне самому стало интересно. Потому что это на самом деле очень важный индикатор отношения самих судей к своим обязанностям. Ведь в чём ещё проблема? Она иногда психологическая. Оправдательный приговор – это, по сути, противопоставление позиции суда позиции следствия. И на это судье зачастую пойти довольно сложно. Я не говорю о каких-то там случаях просто преступного влияния на судью, а просто по психологическим, даже по профессиональным, если хотите, по корпоративным соображениям. Поэтому это очень важный индикатор. Но эта цифра, мне кажется, неточная. Я обязательно проверю, потом Вам расскажу о том, что мне удалось найти.

Антон Носик уже нашел официальную статистику Верховного суда и опубликовал ссылку у себя в блоге. Полякова не ошиблась. Более того, с учетом последующих отмен доля оправдательных приговоров и вовсе 0,48%.

0.48% оправданий - это страшнее, чем при Сталине

Николай, я видел ленту собственными глазами.  Вот еще одна, из архива Би-би-си: MIKHAIL KHODORKOVSKY IMPRISONED 300/03/26EC.  А вот общая характеристика события от Би-би-си 16 июня 2004, несколько месяцев после ареста, когда дым любой дезинформации должен бы уж давно рассеятся: "masked and armed members of the security police force FSB stormed Khodokovsky's private jet at an airport in Siberia."  Все без исключения западные СМИ повторили ключевую фразу "stormed aboard his plane", то есть, не вошли и предъявили ордер на арест, а "взяли приступом и ворвались".  По-моему, этого достаточно.

А 0.48% оправданий - это страшнее, чем при Сталине.  Это - мясорубка, а не система правосудия.  Причем при Сталине, как известно, буква закона скрупулезно исполнялась, и поглощение мясорубкой человека не происходило без ордеров, понятых, приговоров и т. д., в то время как сегодняшний фарс (фарш?) делается безобразно, нагло, с наплевательским равнодушием хотя бы в адрес тех самых СМИ, которыми якобы обогатилась России со времен застоя.  Так что арест Ходорковского и его последующая судьба интересны лишь по той причине, что к ним удалось привлечь внимание "международной общественности", потерявшей, кстати, 100 миллиардов под обломками Юкоса, а вовсе не потому что они - исключительный пример произвола и беззакония.

Депутат Госдумы Андрей Макаров предложил ликвидировать МВД

"Система создана таким образом, что она убивает порядочность в людях, заставляет их работать непорядочно", - сказал депутат, добавив, что сотрудники милиции ведут себя как государство в государстве. "Они считают, что им все можно. Именно поэтому рядовые милиционеры, которые выходят на улицы, считают, что они выше закона, что они - закон и есть", - отметил Макаров.

По его мнению, прямо сейчас необходимо вывести из министерства следственный аппарат, в два раза сократить штат МВД, а также "убрать три десятка дармоедов, так называемых милицейских институтов, где готовят высшее образование, этих милицейских юристов". "Они (вузы) существуют для того, чтобы дети милицейского начальства могли откосить от армии", - добавил единорос.

Однопартиец бывшего главы МВД РФ Бориса Грызлова призвал "прекратить спекуляции на тему - ах, какая маленькая зарплата у милиции". "Мы слышим: у них зарплата только 12 тыс. рублей, где мы возьмем на такую зарплату хороших людей? [...] Мы все прекрасно знаем, что идут они не на эту зарплату, они идут за возможностью, которую дарит им государство, выдав пистолет и удостоверение, выбивать эти деньги с нас с вами", - заявил Макаров.

Вместе с тем он призвал не вешать всю ответственность за такое положения дел в российской милиции на министра внутренних дел Рашида Нургалиева. "К сожалению, это не проблема Нургалиева. Вы можете назначить на это место кого угодно - Иванова, Петрова, Сидорова. Эта система не реформируема независимо от того, кто будет стоять во главе этой системы. Ни новый, ни старый министр не сможет ничего наладить. Надо менять систему", - сказал депутат.

http://www.lenta.ru/news/2009/11/25/liquidate/

Предлагаю редакции ЗАПРЕТИТЬ участникам дискуссий в Снобе все ссылки на пресс источники и ОБЯЗАТЬ их выражать собственные мысли собственными словами. Тошнит от ничего не значащих ссылок!

Саша, редакция старается вообще ничего не запрещать. Мы, сотрудники редакции, видим свою задачу прежде всего в том, чтобы предоставлять членам клуба и подпискикам проекта Сноб максимум информации и давать материал для дискуссий. А уж вы вольны выражать свои мысли как угодно: хоть своими словами, хоть цитатами, хоть фотографиями.

Николай Клименюк Комментарий удален

Николай, рад, что Вы ответили без ссылок!