Юлия Дудкина /

«Да» или «нет» Европе. Что будет с Грецией после референдума

5 июля в Греции пройдет референдум, на котором жители страны решат, остаться ли им в еврозоне, пойдя на жесткие условия кредиторов, или вернуть в обращение драхмы и идти дальше своим собственным путем. Экономист Юрий Квашнин и политологи Иван Бунин и Евгений Минченко рассказали «Снобу», как может сложиться судьба Греции

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Юрий Квашнин, заведующий сектором исследований Европейского союза Института мировой экономики и международных отношений РАН:

Если греки скажут кредиторам «да» и пойдут на их условия, никакого успокоения стране это не принесет. Судя по настроению в правящей партии СИРИЗА, после этого будут внеочередные выборы в парламент, и переполох затянется до сентября-октября. Члены партии скажут: «Если вы проголосовали так, то мы умываем руки» — и уйдут в отставку. Только вот не исключено, что на выборах они опять победят.

Если греки скажут Евросоюзу «нет», а именно к этому призывает СИРИЗА, то дальше может сложиться по-разному. Судя по настроениям в странах еврозоны, они, скорее всего, будут пытаться вести переговоры. Ведь даже министр финансов Германии не представляет, что Греция выйдет из союза. У Евросоюза не предусмотрено для этого никакого юридического механизма. В любом случае насильно выгонять страну не будут. Другое дело, что в Грецию может перестать поступать ликвидный денежный поток из Евросоюза, в частности, из европейского Центробанка. Тогда грекам придется вводить параллельную валюту. Какими бы ни были результаты референдума, у греков дальше все будет очень сложно. Но референдум они уже не отменят: работа кипит, социологические службы проводят опросы, школы оборудуют для голосования.

Премьер-министр Ципрас, скорее всего, рассчитывает, что население скажет Европе «нет», и тогда он с этим козырем в руках придет к кредиторам, а те поменяют условия в надежде, что греческий кризис не станет общеевропейским. Ведь уже сейчас евро падает, а ставки по кредитам в других проблемных странах — Испании и Португалии — растут. И действительно, если до официального объявления референдума 57% жителей хотели пойти на соглашение с кредиторами, то, когда его объявили, многие решили поддержать Ципраса, и перевес на какое-то время оказался на его стороне. Но затем люди обнаружили, что банкоматы перестали выдавать деньги, и теперь за соглашения с Евросоюзом опять большинство — 54%.

Игорь Бунин, политолог:

Я думаю, греки согласятся на условия кредиторов и останутся в еврозоне. Тогда Ципрас потеряет свое большинство голосов, и надо будет проводить выборы. Ему, скорее всего, придется уйти. Тем более европейцы очень негативно настроены по отношению к нему. На их взгляд, он, как и министр финансов Варуфакис, не тот человек, с которым можно вести переговоры.

Грецию, конечно, жалко, она в безнадежной ситуации. Там даже деньги печатать не на чем: станки разрушены и проданы. Никто не предполагал, что когда-нибудь вообще зайдет разговор о том, чтобы выйти из зоны евро. Им останется только, как в Якутии во время гражданской войны, использовать бутылочные этикетки вместо денег. Вряд ли кого-то это вдохновляет.

Всем понятно, что этот референдум был попыткой шантажа со стороны Ципраса. Это психология студентов: взять штурмом ректорат, чтобы добиться выплаты стипендий и новых условий. Примерно так Ципрас пытался поступить с Европой, только вот Европа — не греческий университет. Особых проблем там пока нет, есть небольшие валютные колебания, но сильных потрясений они не вызывают. И европейская жесткая политика в отношении Греции понятна. Если сейчас пойти на уступки, то в Испании и Португалии может прийти к власти левое правительство: население выберет его, увидев, что Греции с ее левым правительством делают поблажки. И тогда еще с несколькими странами начнется такая же история.

Конечно, Европе нужна Греция, но при том условии, что она выполняет свои обязательства. А постоянный бунтарь ей ни к чему. Так что номер Ципраса с шантажом не удался, и я на 99% уверен, что его правительству приходит конец.

Евгений Минченко, политолог:

Случай Греции — это история из серии «казнить нельзя помиловать», тут всё стоит на грани. С одной стороны, Европа ставит очень жесткие условия, а Греция и так уже пять лет ведет образ жизни, который ей навязали. И получалось как в анекдоте: «Я пью и пью, а мне все хуже». С другой стороны, у греков явно не заготовлено никакого плана на тот случай, если они выйдут из еврозоны и пустятся в свободное плаванье. И, судя по поведению Ципраса, они все-таки будут торговаться до последнего, а на референдуме население, скорее всего, проголосует за то, чтобы послушаться кредиторов. Так что Европа будет и дальше навязывать грекам свои условия. Еще и долг скажет натурой отдавать, был ведь уже разговор о том, чтобы Греция расплатилась островами.

Греческое правительство, может быть, и растранжирило все деньги, но система, которая сегодня выстроена в Евросоюзе, действует по библейской заповеди  «Имущему дастся — у неимущих отнимется». Наибольшую выгоду от процессов европейской интеграции получают локомотивы европейской экономики, в первую очередь Германия.

Но я не думаю, что с правительством Греции что-то случится; скорее всего, оно останется. Ципрас ведь для того и затеял референдум, чтобы снять с себя ответственность. Многие говорят, что он таким образом шантажирует Европу, но ведь и Европа его шантажирует. У бюрократии ЕС линия такая: «Или вы соглашаетесь на наши условия, или мы вас экономически уничтожим». Ведь если страна покинет еврозону, придет конец свободе перемещения, появятся таможенные пошлины. А еще Греции придется возвращать драхму, а это совсем не шутки. Думаю, у Ципраса в правительстве нет специалиста, который смог бы проделать такую серьезную менеджерскую работу. Да вообще непонятно, как все будет, ведь механизм вступления в еврозону прописан, а механизм выхода из нее — нет.