Завтраки с Ксенией Соколовой

Андрей Васильев: У России нет других национальных идей, кроме «кругом враги» и «Россия для русских»

Ксения Соколова и бывший главный редактор газеты «Коммерсантъ» Андрей Васильев встретились в Женеве и обсудили сияющее прошлое и зияющее будущее российской журналистики

+T -
Поделиться:

 

В начало >>

СА почему ты вообще оказался в такой ситуации?

Я об этом не думал.

СНасколько я понимаю, у тебя всегда была довольно четкая ориентация на деньги, карьеру, жизненный успех и т. д. Ты боялся, оставшись один, стать маргиналом?

Не совсем так. Я очень люблю деньги, поэтому, наверное, я их толком и не зарабатываю, хотя для журналиста я заработал много. Но у меня есть, как бы сказать, установка… Надо правильно все делать! И здесь мы возвращаемся к моменту, когда Егор Яковлев мне сказал: «У меня есть протокол, у меня нет запрета, значит, я могу его публиковать». Я всегда придерживался этого правила, делал работу честно и все. По-другому я не хочу и не умею. Именно поэтому в 2009-м я сам пришел к человеку в Кремль и сказал: «Давай заканчивать клоунаду».

СИ что тебе ответили?

Мой собеседник спросил: «Что тебе не нравится? У тебя одного свобода слова, ни у кого больше нет». Тогда я спросил: «Ты что, не понимаешь, к чему вы идете?» Он ответил: «Нет, не понимаю». После этого мой дембельский аккорд продолжался год. Ушел я 1 января 2011 года. Ушел, потому что понял то, что в Кремле еще не поняли — утечка газа уже началась и все посыплется.

СТебя не пытались удержать?

Мне дали нормально уйти, за что я их уважаю. Они сами заложники ситуации, которую создали. Они тогда думали, что ничего страшного, всегда можно еще опуститься на одну ступеньку… Козлы!

СПравильно ли будет сформулировать, что в 2011 году ты понял, что для тебя в России нет больше возможности делать журналистику так, как ты считаешь честным и правильным?

Не совсем так. Когда я должен был зарабатывать бабло — на дочку, сына, жену, маму и т. д., я понимал, что зарабатывать могу только с помощью русского языка. Условно говоря, с помощью журналистики, ничего другого я делать не умею. И я не рассуждал, нравится мне русский народ и страна или не нравится, потому что я на ней делал бабло. То есть это было мое информационное поле — народ, страна. Я зарабатывал. Но я всегда любил зарабатывать честно, у меня был такой фан. Я не воровал. К счастью, у меня долго была возможность зарабатывать честно и много. Я благодарю за это судьбу. Но как только я понял, что не буду больше зарабатывать, потому что честно не получится, то есть зарабатывать-то в медийном бизнесе можно, но честно нет, когда я это понял, я сказал: все, закрываю лавку! Именно в этот момент я начал рассуждать — про Россию, русский народ — и понял, что мне это неинтересно. Интересно мне было, потому что я на этом информационном поле зарабатывал бабло!

СТы сформулировал очевидную мысль, с которой, однако, трудно смириться: в России в сложившейся ситуации невозможно зарабатывать журналистикой, во-первых, много, во-вторых, честно. Ты видишь выход из ситуации?

Я вижу выход вон. Нельзя разводить незабудки в Антарктиде! Просто потому, что они там не растут.

СИ что делать?

Не знаю. Я-то пенсионер, я и не развожу. А ты, например, пытаешься разводить. В результате ты берешь интервью, и тебе стыдно за человека, который у тебя отвечает на вопросы.

СТак бывает. Поэтому, как я уже сказала, интервью я редко беру… Раз мы сегодня вспоминаем прошлое, хочу тебя спросить кое-что про Березовского, с которым ты долго работал. Сейчас принято о нем говорить, что он только делал вид, что серый кардинал и принимает важные государственные решения, а на самом деле ничего особенно не решал. Ты с этим согласен?

Категорически нет! Он принимал решения. И я считаю, ему мы в полной мере обязаны тем, что происходит.

СТебе лично было легко с ним работать?

Ну как легко? Например, Боря мне говорил: «Ты плохо борешься с кровавым режимом». Я ему отвечал: «Боря, ты не можешь сказать, что я сосу у кровавого режима». Он говорил: «Нет, но борешься плохо!» На что я отвечал: «Давай договоримся — у нас издательский дом про то, чтобы бороться с режимом или чтобы заниматься бизнесом? С режимом борется твоя "Независимая газета", куда вообще ни в одну дырку вставить нечего». А чтоб ты знала, в «Независимой» сидел Виталий Товиевич Третьяков, который на непримиримую борьбу с режимом получал в мешке примерно 250–300 тысяч долларов в месяц, в зависимости от сезона. Я говорил Березовскому: «Давай так! Ты владелец, прими решение — мы боремся с кровавым режимом или занимаемся бизнесом? Ты принимаешь решение, что мы боремся с режимом, но тогда заносить в мешке сюда тебе придется не 250–300 тысяч в месяц, а полтора миллиона! Потому что у нас уйдут все рекламодатели! Полтора ляма в месяц тебе надо будет приносить в ящике из-под ксерокса. О’кей?» Он говорил: «Не, Вась! Давай заниматься лучше бизнесом». Я говорил: «Тогда от***сь от меня! Я лучше знаю, как заниматься этим бизнесом. Я же тебя не учу воровать нефть».

СТы со своим боссом дружил?

Одно время да, дружил. Бывал у него в гостях. Во Франции, например, в его поместье Шато Гаруп, которое сейчас под судом. Помню, когда я первый раз приехал, решил искупаться в море. К пляжу вела настоящая версальская лестница, прямо на каменистый берег. Там моцион, гуляли господа и дамы с собачками и зонтиками. Охранники Березовского выдавали ключ с надписью La mare. То есть я получал «ключи от моря»…

СПочти «от счастья»…

Почти. Я пару раз брал в Шато Гаруп с собой дочку. После этого она долго ныла: «Папа, ну помирись с Березовским!» Я говорил: «Варя, я не могу с ним помириться. Он кинул меня…»

СВ смысле — кинул?

Он недоплатил мне после продажи «Коммерсанта» 2 миллиона 800 тысяч долларов — это все знают. Это было очень обидно. Обидно даже не из-за количества денег, хотя для меня это деньги большие. К тому же Боря точно знал, что я не ворую. Как я уже сказал раньше, он купил «Коммерсант» за 32 миллиона, а продал за 250. Для медийного бизнеса это очень неплохая маржа за семь лет.

СКак именно он тебя обманул?

Технически у нас был договор на словах, на зубах, что называется. Потом мне мои английские друзья сделали договор. Такой, где простой подписи достаточно. Боря изучал этот договор месяца три, потом сказал: «Все отлично». Я говорю: «Впиши тогда туда процент своей рукой». Он говорит: «Вась, ну ты что, мы же семья». И я не мог ничего сделать, потому что это уже было «не на берегу». Я согласился: о’кей, семья так семья. А потом, когда произошла сделка по продаже, он меня просто кинул и все. Дико просто. Но это Боря.

СТы веришь в версию, что Березовский сам покончил с собой?

Я тебе повторю то, что говорила мне его жена Лена. Я точно так же спросил у нее, как ты у меня спрашиваешь. Она ответила: «Фифти-фифти. Конечно, его могли замочить. Но правда и то, что Боря слишком резко слез с антидепрессантов. Я сама на них сидела, и я слезала полгода под управлением опытных, дорогих врачей. Боря спустил все таблетки в унитаз в один момент». Я не знаю, я не наблюдал. Я к тому времени с Борей шесть лет не общался.

СКак ты думаешь, был ли шанс у тех, кто был у власти в 90-е — Ельцина, реформаторов, олигархов и т. д. — избежать развития событий, в результате которых образовалась нынешняя ситуация?

Шанс был.

СПочему, по-твоему, они им не воспользовались?

Я тебе не психоаналитик Юнг, поэтому просто передам давний разговор с покойным Бадри Патаркацишвили. Когда уже все просрали, Путин рулил, Бадри сидел невыездной в Грузии, я приехал к нему в Тбилиси и сказал: «Послушай, Бадри…» Мне нелегко было задать этот вопрос, но я выпил, съел сациви и задал. «Слушай, Бадри, вот вы — семибанкирщина, 13 олигархов и т. д. — выбрали себе Ельцина на второй срок. Я все понимаю, это, конечно, олигархический капитализм, но его многие страны проходили. Скажи мне одно: почему, как только вы достигли своей цели, то немедленно разосрались из-за какого-то говна?!» И знаешь, что сказал мне Бадри? Он сказал: «Вась, это вы нас называли олигархами, а мы ни хрена не олигархи. Мы были просто очень богатыми кооператорами — и все». Когда я услышал это от Бадри, то о***л, я такого не ожидал. Но это вообще ответ на ВСЕ вопросы. Читать дальше >>

Назад Читать дальше

Перейти к четвертой странице
Комментировать Всего 9 комментариев

А ничо так над Петром Алексеичем потрунили, смешно и остроумненько, и главное что к теме интервью имеет самое большое отношение. Ну да, конечно: отказал росСМИ. Всего лишь из страны агрессора к нему гламурная тетя приехала поболтати о том-сём. 

Алексей, почему же подтрунили? Мы серьезно работали над тем, чтобы получить интервью. Позиция нашего издания независимая. Г-н Порошенко имел все основания быть уверенным, что мы отнесемся к его интервью честно. Тем более он уже давал интервью Снобу накануне президентских выборов. И мы тогда всё сделали, как положено. Теперь он просто проявил неуважение к труду нашего журналиста. И получил от нее ответ. Нам это не понравилось. Это не значит, что теперь мы враги Украины, но мы считаем такое поведение недопустимым. 

Вообщем то для любого,уважающего себя и других, человека. Хотел написать мужика, но вовремя одумался...

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

   Сочетание Соколовой с любым интервьюируевым дает великолепные результаты, поэтому я склонен считать, что как всегда, это ее собственная профессиональная работа, которая не требует наличия интервьюируемого и тем более затрат на билет в Женеву. Однако, если допустить, что интервью с Андреем Васильевым было именно в Женеве, а не ментальное,  Васильеву респект. Он подтверждает универсальность ментальности сколь-нибудь духовно и финансово продвинутого русского человека. Русский человек - патриот, но лишь тогда, когда у него во первых не хватает денег для достойной эмиграции, а во вторых, когда нет возможности, находясь на бывшей родине зарабатывать такие деньги, которые служли бы достойной компенсацией за пребывание на Родине.

Первоклассное интревью. Мастерство не пропьешь. 

  А что, Ксения замечена хотя бы в том, что по утрам жадно пьет холодную воду ? )

Ужас конечно. Но почитать изнутри разложенку совейских перестроешных людей забавно. Каша полная у вас. Россия закончилась в 17-м году в очень очень очень многих смыслах. Вы все не видали ни одного русского (под "русскими" я понимаю всех жителей России, как это и понималось, пока она не стала мерзким Гулаговым Совком.) 

Это такая грязь и цинизм, что буквально заставлял себя читать!

Да, у вас нет никаких перспектив, ибо Ваша парадигма, где "Россиия" - это её убийца- Совейский Совдеп - это полный тупик. Тупик и тупость. Это не "Россия". это ЭрЭфия - "эсэс-ЭР номер ДВА". 

Только после полной смены (в том числе и пишущего) знакового персонала, после тридцати лет массовой по тысячам каналов Десоветизации и Массовой же терапии и восстановления Правды Истории обо всем, после полной смены совецкой группы крови, и полной Евроинтеграции, восстановления Культуры (во всех смыслах -это типа офигенно круто - через предложение что-то из фекалиев или ненорматива? ХМ. Скучно и противно) МОЖЕТ БЫТЬ из "Гулагии -на-Крови-и-Лжи" эта страна станет некой "Новой (надеюсь) Свободной Россией".

А "гибель тоталитарной системы будет отвратительнее гниения разлагающегося трупа" - и это гниение мы и видим сейчас в виде ЭрЭфии. И таких вот интервью. 

Чувствует работал честно, дружил с теми кого сам возвышал, а сам таким каким хотел бы быть не стал. Зато денег заработал, а чего дальше делать похоже что не знает. А почему так? говорит много думал о работе и деньгах, а когда денег заработал подумал о вечном, как и умеет честно, и понял он что что-то упустил. А может не тех возвышал и не за то, думал они герои, а они как кооператоры. Пожелаем ему удачных поисков новых героев.