Катерина Мурашова /

Бабушкина арифметика

Чувство ответственности не всегда становится добрым помощником подростка. Если проблемы оказались ему не по росту, пригодится и мудрый совет опытного взрослого, и помощь психолога

Иллюстрация: Bridgemanart/Fotodom
Иллюстрация: Bridgemanart/Fotodom
+T -
Поделиться:

Девочку Тасю мне почему-то было жалко с самого начала приема.

Причем вроде бы никаких оснований для этого не было: она была по-настоящему красива (не мила, симпатична и т. д., а именно красива), хорошо, со вкусом одета и держалась с редким для подростка (с их вечно раздерганной душой и самооценкой) достоинством. И еще — что-то в ней показалось мне знакомым. Я даже спросила:

— Ты была у меня когда-то прежде?

— Нет, — с легким удивлением ответила Тася. — Я первый раз.

Проблему Тася предъявила самую обыкновенную: плохие отношения с учительницей математики. Как исправить? Причем сформулировала проблему, явно имея в виду внутренний локус контроля (опять же редкость для подростка): что я могу сделать, чтобы все наладилось? Мне нравится математика и очень обидно, что из-за чего-то такого, что я не понимаю…

Я попросила рассказать подробнее. Тася ничего не скрывала, рассказывала открыто и детски-простодушно, причем картина вырисовывалась чем дальше, тем менее благовидная. Тася всегда училась хорошо. Особыми способностями не обладала, но с самого начала («надо, значит надо») была внимательна, аккуратна, старалась выполнять все задания. Первая учительница ее обожала, как красивую, прилежную, хорошо говорящую куклу, девочка платила ей осторожной привязанностью (экзальтированность Тасе не свойственна совсем). В средней школе старалась поддерживать заработанную в начальной репутацию, что было не слишком легко, но возможно, если действовать последовательно и рационально. Бабушка говорила: «Что ж, привыкай, работа — она не всегда перышком, а школа — это пока работа твоя». Учителя оценили Тасино старание, которое в средней школе обычно закономерно уменьшается. «С такой-то моськой вот она могла бы вообще сидеть и только глазами хлопать, — сказал однажды какому-то балбесу в укор пожилой добродушный физик. — Однако, гляди-ка, старается!»

Тася знала о своей красоте: ей сто раз говорила об этом первая учительница и другие. Воспринимала ее как дополнительную нагрузку, что-то вроде внеклассного чтения. «Раз уж тебе от бога дано, надо ответственность иметь. Тебе абы в чем ходить нельзя, и расхристанной тоже», — говорила бабушка, которая когда-то обшивала свою семью и семьи сестры и двух братьев. Именно бабушка рано научила Тасю одеваться, подбирать аксессуары, предоставив в ее распоряжение всю свою, собиравшуюся на протяжении жизни, коллекцию.

Разговоры Тася любила не очень, они ей не слишком давались, в быту была молчалива, читала почти исключительно по программе. Любила двигаться, занималась сначала гимнастикой, а потом танцами: там не нужно было ничего говорить, а разрядка чувств — ого-го какая. Нравилась ей и математика — своей строгой пифагорейской красотой, однозначностью правильных решений. С удовольствием решала из учебника, иногда даже могла по собственной инициативе сделать незаданное — из задач повышенной трудности. Но вот учительница математики (толстая, одинокая, в сильных очках) невзлюбила Тасю с самого начала. «Думаешь, ты лучше всех и тебе все можно, что ли?! — шипела она, когда Тася пыталась предложить свое, домашнее решение трудной задачи. — Сиди и молчи!» За те же ошибки, за которые другим ставили четверку, Тася получала три, если случалась двойка, то ей далеко не всегда позволялось ее исправить. Недавно случился конфуз, который еще все ухудшил (хотя вроде дальше уж и некуда было). У математички имеется специальный (и всем известный) день, когда двоечники после уроков приходят исправлять свои двойки. И вот прилежная Тася, получив очередную двойку и закусив губу в ожидании очередного наезда, отправилась в условное время и место ее исправлять. «А ты чего пришла? — встретила ее математичка. — Ты разве со мной договаривалась, просила меня? Что-то я не помню!» Тася пролепетала что-то насчет дня, про который вроде бы все знают, и вот она сама говорила сегодня на уроке… «Я на вас свое время трачу по своему желанию! Мне за это никто не платит! — загремела математичка. — А ты думаешь, тебе, царевне такой, все должны, да?! Пошла вон отсюда!»

Тася глотала слезы, чувствовала себя опозоренной и готова была уйти. Но вдруг встал из-за парты один из уже корпевших над своими работами двоечников. «Нина Семеновна, вы несправедливы. Либо всем можно, либо никому. И не надо Тасю оскорблять, она перед вами ни в чем не виновата!» — «Да вы… да я… да она…!» — взвыла Нина Семеновна.

Двоечник, обладавший, видимо, лидерскими качествами, окинул взглядом товарищей по несчастью:

— Ну что ж, если так, тогда мы все уходим. Двойки у нас так и останутся, но перед Тасей вам придется извиниться. Не плачь, Тася, пойдем, мы все знаем, что она к тебе специально прикапывается.

Человек двенадцать-пятнадцать разновозрастных мальчишек встали и вышли из класса, увлекая за собой девочку.

Я думаю, всем понятно, как повлиял этот яркий эпизод на отношения Таси и математички.

— Что я могу теперь сделать? — слегка театрально заломила руки девочка в моем кабинете. — Бабушка мне говорила: «Ну не нравишься ты ей, и ладно, бывает, нельзя же всем нравиться, ты ж не рубль». Но я так больше не могу, я математический класс выбрала на специализацию, у нас математика каждый день по два урока.

Я уже давно обратила внимание на неизменно прошедшее время при упоминании о бабушке и отсутствие упоминаний других родственников:

— Твоя бабушка…

— Она умерла. Два года и четыре с половиной месяца.

— Она очень много значила для тебя.

— Да… — Тася грациозно запрокинула голову, надеясь загнать обратно выступившие на глазах слезы. — Простите.

— Тебе не за что извиняться. Нет ничего естественнее горевания о близком человеке.

— Да-да, я сейчас.

— Тасенька… — я вдруг решила дать волю тому ощущению жалости и сочувствия, которое возникло у меня сразу по ее приходу.

Она уже слишком много (для себя, в принципе закрытой и неразговорчивой) рассказала, для дальнейшего ей нужен был лишь небольшой толчок, движение навстречу.

Сильная, умная, хотя и не особенно образованная бабушка была главой семьи и матерью Тасиного отца. Он выпивал и раньше, до ее смерти, но мать умела держать сына в рамках. После смерти матери он слетел с катушек. Сначала вроде бы от горя, а потом просто так. Потерял работу, перебивался случайными заработками, а то и вовсе сидел дома. Мать Таси работала на двух работах (одна из них с ночными сменами) и старалась поменьше бывать дома. Сначала она надеялась и говорила Тасе, что муж и отец «перебесится и возьмет себя в руки», а теперь уж и вообще непонятно что. Но все равно уйти им с Тасей некуда: квартира была бабушкина, а теперь — отца, у мамы своего жилья нет. Отец в пьяном виде бывает буйным, но в последний год Тася, многое переняв (да и просто унаследовав, наверное) от бабушки, научилась по крайней мере обеспечивать свою личную безопасность.

— У меня и подружек, считайте, нет, — грустно сказала девочка. — Хотя со мной, я знаю, многие согласились бы дружить, но ведь в дружбе надо не только брать, но и давать (опять бабушка со своим суровым кодексом! — подумала я), а я же даже и в гости никого не могу пригласить, и ничего рассказать тоже.

«Многие хотели бы со мной дружить...» Я никогда раньше не видела Тасю, но почему все-таки ее история кажется мне знакомой?

— Тася, откуда ты обо мне узнала?

— У нас одна девочка в классе, Ксюша Веревкина, недавно у вас была. Так вот она рассказывала, что вы прикольная, и я тогда подумала — схожу, вдруг вы мне что-то про Нину Семеновну посоветуете…

— Ксюша Веревкина! Конечно, вспомнила! Тася — это ведь сокращенное не от Анастасии, как я подумала, а от Татьяны?

— Да, Тасей меня бабушка звала, а в школе больше Таней. Я Таня Краснова.

Девочка, в которую все влюблены и которая может выбирать даже из старшеклассников. Девочка, с которой все девчонки мечтают дружить. Девочка, красоте, грации и чувству собственного достоинства которой завидует не только пышечка Ксюша Веревкина, но и одинокая некрасивая математичка.

Одновременно эта девочка покорно тащит на себе груз 1) несомненно тяжелой бабушкиной жизни (бабушка, прежде чем уйти, полностью передала внучке свой опыт в виде системы афоризмов), 2) домашнего ада (мать фактически сбежала, а четырнадцатилетняя Тася вслед за бабушкой пытается обуздать отца), 3) ответственности за то, что она кому-то нравится (мне в сущности нечего им дать, и поэтому я, чтобы не обмануть, держусь от всех в стороне) 4) и за то, что она не нравится (что мне сделать, чтобы наладить отношения с Ниной Семеновной?).

— Ты придешь ко мне еще, — сказала я.

Я психолог-консультант и практически не занимаюсь психотерапией. Но бывают же исключения!

Мы достаточно быстро выяснили, что не можем изменить Нину Семеновну и ее отношение к жизни. Тася готова была ради мира во всем мире стать «собакой снизу» (то, чего и добивалась Нина Семеновна), но потом мы вместе решили, что в данном случае это нерационально. Поэтому Тася перешла в параллельный класс (информатики), где математику вел другой учитель, с которым у нее сразу же установились прекрасные, творческие отношения.

Не сразу, но мне удалось убедить Тасю, что у нее уже есть достаточно ресурсов для того, чтобы строить продуктивные для всех участников событий дружеские отношения. А приглашать кого-то домой, если ей не хочется, вовсе не обязательно. Рассказала, как я сама росла в мире коммуналок, когда в одной комнате зачастую жили по пять человек, и приглашать гостей было просто физически некуда. Ничего, обходились.

В новом классе Тася немного оттаяла, и у нее сразу же и закономерно завелись приятельницы, а потом и красивый роман с мальчиком из десятого класса. Я ей была больше не нужна, и мы попрощались. Уже «на выходе» я уловила в ее взгляде какую-то недосказанность:

— Ну что там еще?

— Ксюша Веревкина на меня обижается.

— За что же?

— Она говорит, что вы со мной вот уже сколько возитесь, а ей даже не сказали еще раз прийти.

— Ксюша обижается не на тебя, а на меня! — я наставительно подняла палец. — Скажи ей, что если хочет как-то поработать со своей обидой, пусть обращается по адресу.

— Да хорошо, я ей передам, спасибо, — с явным облегчением сказала Тася, тепло улыбнулась мне и грациозно, с высоко поднятой головой ушла по коридору в свою жизнь.

Я забыла сказать ей, что бабушка, если бы могла ее видеть, наверняка гордилась бы внучкой.

Комментировать Всего 36 комментариев

Катерина, а можно спроецировать бабушкину арифметику в будущее и поговорить о том, что, скорее всего, ждет в раскладе девушку-женщину-бабушку такого склада и с такой историей?

Очень трудно спроецировать, Алекс, и в любом случае получится спекуляция. Тасина всем очевидная красота и ее же гиперответственность за все играют в разных эшелонах и дальше, вполне возможно, - в разных направлениях. Тут еще многое зависит от того, сколько проживет отец, которого девочка явно будет "держать", сменив бабушку. Если быстро закончит циррозом, Тасина судьба в прогностическом смысле выглядит более благополучной, как ни цинично это звучит.

трудно спроецировать

ну если говорить не о ней, а о типе: ответственном, во многим  якобы одаренном, а на самом деле многого лишенном.

Алекс, если о типе, то мне тут видится вот какая дихотомия: 1) человек так и продолжает "тянуть воз" никого ни в чем не обвиняя и лишь передавая по наследству единственную имеющуюся у него схему. 2) в какой-то момент у человека "сносит крышу" и мир начинает казаться решительно несправедливым лично к нему (я же так одарен, я хороший, ответственный, красивый, почему же мне так тяжело живется?!!). Здесь опять развилка - депрессняк любого вида или срыв в агрессию - объект может быть любым (жена, муж, дети, государство, подчиненные, соседи и так далее до бесконечности). Кардинально изменить судьбу и стать легким и перманентно счастливым благодаря своим реально богатым возможностям этому типажу, мне кажется, не светит ни разу.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Кардинально изменить судьбу и стать легким и перманентно счастливым благодаря своим реально богатым возможностям этому типажу, мне кажется, не светит ни разу.

Если психолог не поможет, точно не светит. А вот если бы к Вам пришел такой подросток или взрослый, и сказал: " Хочу кардинально изменить судьбу и стать легким и перманентно счастливым. Помогите мне создать план действий. " (Помните, у Вас был мальчик из семьи лимитчиков-алкоголиков, которому Вы помогали выйти из его "заколдованного круга"?)

Что было бы в Вашем плане для этой девушки (юноши)?

Алекс, я извиняюсь, что вмешиваюсь. Но, насколько я успел понять что-то в жизни, о перемене участи молят бога, а не психолога.

Это уж какой-то совсем американский подход - "план действий, как стать легким и счастливым". Это как план дейстивий "как стать праворуким, когда ты леворукий". 

молят бога, а не психолога

Дмитрий, я рада любому "вмешательству" :).

Правильно, бога "молят", а у психолога спрашивают совета, которому можно и не следовать :))

Я  верю в то, что человек может стремиться создавать свою реальность сознательно. Мы ее все равно создаем - сознательно или безсознатально. Сознательно (по плану) - лучше.  Да, это "американщина", но она работает. :)

Может, стремится, создает - согласна. Используя все средства (в том числе восходящую луну, религиозные ритуалы, мировую литературу и психологов). Свобода воли - но в некоторых пределах, Вы согласитесь? Сразу возникает вопрос о природе этих пределов. Я, со своим биолого-популяционным взглядом, склонна их видеть все-таки в сочетании генетики, биохимии и воспитания. 

Свобода воли - но в некоторых пределах, Вы согласитесь?

Cоглашусь, конечно, что в пределах. Но мне кажется более интересным пораскинуть мозгами о "свободе воли", чем о "пределах". Пределы они никуда не денутся, может, чуть подвинутся :). А вот возможности выбора желательно расширять :)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Алекс, создавать - конечно. Но создание - отражение создателя. Может ли создатель изменить самого себя - вот в чем вопрос! У  меня нет на этот вопрос однозначного ответа. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Может ли создатель изменить самого себя - вот в чем вопрос!

в какой-то степени может.

А в степени, достаточной для перемены участи?

ну, тривиальный случай перемены участи это эмиграция. Я в Канадских прериях встречала русских. которые когда-то бежали из захудалых сельских районов России, в которых 20 лет назад был только телефон с сельсовете. И вот они звонили в сельсовет оставшимся в России братьям и сестрам с о своих телефонов в чистых домах со всеми удобствами и двумя блестящими машинами в гараже.

Алекс, да разве ж мы об этом говорим? Вопрос  (условный) не в том, что кто-то уехал, а в том, почему хоть кто-то остался? 

Гипотеза состоит в том, что тот,  кто уехал не мог (условно) не уехать. В любом случае он как-то бы крутился-вертелся. А вот унылые меланхолики и трусы, даже если бы за ними  специально три раза вертолет присылали, остались бы сидеть на крыше своего тонущего дома.

Это гипотеза. Я не знаю, существует ли такой доктор, который способен корректировать такие вывихи.

да разве ж мы об этом говорим?

Да кто ж знает, о чем мы говорим? :) Я вот пытаюсь выспросить у Катерины, возможно ли такому типажу, как описан, вырваться за пределы этой ответственности, и как это сделать. Но Катерина где-то на Баренцевом море потерялась :)

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Катерина временно нашлась в районе Белого моря :)).

Можно вырваться, конечно. Надо только подробно обсудить, как сейчас работает система "сдержек и противовесов", чем придется  заплатить за ее слом и хватит ли сил, ума и умений построить новую. И согласен ли персонаж на все это. И где там его иллюзии, фантомы, а где хоть приблизительно реальный берег. "Мартина Идена" помните? Ну вот в этом ключе где-то.

Аналитики говорят, что нужно начинать с горшка, когнитивщики, что вообще про это не нужно. Мне кажется, что истина как всегда где-то посередине.

По моему опыту 98 людей из ста судьбу менять не нужно на самом деле, что бы они не заявляли "под горячую руку". Но возможно вполне, что это во мне опять-таки биолог, ориентированный на популяционную биологию, высказывается :))) 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

А вот унылые меланхолики и трусы, даже если бы за ними специально три раза вертолет присылали, остались бы сидеть

Дмитрий, мне кажется, есть разные "точки сборки" или оси вращения для "крутился-вертелся". И разные их оценки. Чтобы уж совсем не усложнять, как, например, Вы оцениваете поступок пса Фрама, который остался умирать на могиле Седова? :))))))

Алекс, мне кажется, Ваш пример имеет отношение к перемещению человека в пространстве (физическом и культуральном), но не имеет отношения к "судьбе, участи".

Сейчас попробую пояснить. Если человек жил "как все" (телефон в сельсовете) в своем поселке, потом уехал куда-то и стал жить "как все" (две машины в гараже) там, где он в результате оказался - какая ж в нем перемена? ПЕремена это если бы он в своем поселке вдруг после сорока испытал сатори и что-то такое забахал, что все вокруг встало на дыбы, вокруг бичевские поселки с разбитыми телефонными будками, а у них (благодаря ему) - у каждого по машине и спутниковому телефону. Или наоборот - приехал из "как все" в другое "как все", где у всех по две машины, а он вдруг испытал опять же сатори, купил подержанный велосипед, завернулся в желтую тряпку, собрал вокруг себя бродячих собак и сидит, им проповедует. Психиатры его освидетельствовали - здоров, счастлив. А вокруг - соседи ездят на блестящих машинах. :)))) Где-то так я вижу перемену судьбы. А эмиграция тут причем? ;)

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Алекс Лосетт

эмиграция тут причем? ;)

Вы правы с позиции психолога. Психолог создан, чтобы помогать людям что-то осознавать и изменяться в среде. Нынче, правда, могут посоветовать и развестись. 

С позиции же изменения судьбы, кармы или как хочешь это назови, эмиграция это как раз колоссальное изменение, т к закрывает старые возможности и открывает новые. Эти все иммигранты, которых я упомянула не просто имеют по 2 автомобиля, у них и чувство собственного достоинства и чувство контроля над жизнью иное, чем у сельских русских кузенов.

Психолог создан, чтобы помогать людям

Алекс, у меня визуальное мышление - почти хохотала (вообще-то, живьем, я даже улыбаюсь реже, чем смайлики ставлю :))

И хоть художник из нас двоих - Вы, мне вот прямо картина такая представилась (непременно маслом, жирным таким) - "Создание психолога". На переднем плане Зиждитель (по А.Бурову) создает психолога. А в некотором отдалении уже толпятся люди, жаждущие его помощи. :)))

"иное, чем у сельских русских кузенов." - ага. Но ведь приблизительно такое же, как у их нынешних соседей? Я же не спорю с тем, что жизнь человека кардинально меняется с эмиграцией, с замужеством, с рождением ребенка, со смертью кого-то близкого и т.д. Меняется и событийно, и эмоционально. Но мне казалось, что мы не об этих изменениях говорим.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

то жизнь человека кардинально меняется с эмиграцией, с замужеством, с рождением ребенка, со смертью кого-то близкого

из вышеперечисленного только эмиграция является сознательным шагом, а не шагом "как все" или "как получилось". Если тебя, конечно, родители не увезли ребенком, или собственная "родина" не выставила.

Или ты не влюбился в человека из другой страны, или на родине не произошли какие-то кардинальные ( природные или социальные) ужас-ужасы, когда бегут просто массово, как откочевка у зверей, или не поехал вдруг "искать счастья на чужбине" весь клан, или не позвали вдруг на интересную работу... Да и замуж некоторые все-таки выходят сознательно :)) и ребенка рожают...

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

замуж некоторые все-таки выходят сознательно

некоторые - да. Но не я. В 20- лет сознательности не наблюдалось. А остальное все так, как Вы написали. :))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

соображение все-таки наступает, когда заканчиваешь интститут, зарабатываешь, и живешь отдельно от родительской семьи. В 20 лет есть только иллюзия соображения.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Алекс, я жила отдельно и зарабатывала с 17ти. Не знаю, хорошо ли это, но соображения явно прибавляло :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Нет, так мы все знаем: для этого Им используются пророки, странным образом рожденные дети или иные аватары... :))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Дмитрий, согласна в принципе, но есть такое понятие как "норма реакции". В ее пределах может работать даже психолог-консультант (что я и делаю много лет). Когнитивщики меняют поведение. Аналитики утверждают, что они могут еще больше -нечто в пределах структуры личности и реально - судьбы. Я не совсем знаю, как к этому относиться, но на всякий случай не отрицаю :))

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Я тоже не знаю, как к этому относиться. По идее - нет, нельзя. Однако я столько раз ошибался, когда речь касалась отдельных случаев, что я не стал  бы сходу оспаривать такие заявления "аналитиков".

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Алекс, я послала бы атеиста к психоаналитику (они утверждают, что умеют менять личность, я - точно не умею :(() а верующего - и вправду, наверное, в церковь :)) План действий мне тут видится только тактическим, ибо черты личности легкости не предполагают ни разу, а перманентно счастливы, нмв,  только клинические идиоты (одним глазом заглянула - с берега Беломорканала, у старого кладбища инет неплохо брал :)) - в дискуссию у Курпатова, не во всем с ним согласна, но счастье - это еще бОльшие качели, чем удовольствие-удовлетворение. Согласитесь, что если на качелях не качаться, они совершенно бесполезны :)) Мальчик из семьи алкоголиков УЖЕ (до прихода ко мне) имел личность и устремления, выходящие далеко за пределы его родовых стигм. Это как если бы мы с Вами (в наших возрастах, образованиях и тд) пришли бы к бродячим циркачам и попросились в труппу - возьмите, дескать, пригодимся как-нибудь, хотим ТАКОЙ жизни... :)))) Понятно, что в этом случае циркачи лишь средство, но не причина наших с Вами кардинальных изменений.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Мальчик из семьи алкоголиков УЖЕ (до прихода ко мне) имел личность и устремления, выходящие далеко за пределы его родовых стигм.

ОК, предположим, что Вы работаете с такой девушкой, и до нее начинает доходить, что ее внутренние привычки ограничат ее будущее так, как ей бы этого не хотелась. И она Вас спрашивает, что делать? "Хочу попобовать другого". КАК Вы ее направите?

1. Как все работает сейчас? (Какие выгоды от большой дистанции, как подвешена самооценка на "я отвечаю за все" и т.д.)

2. На чем все это будет держаться в будущем? Или - от чего готова отказаться?

3. Создание приблизительной рабочей модели.

4. Маленькие шаги и ощущения от них (я сама сто раз пыталась стать чуть более "компанейской"  - мне пеняли на мою "закрытость", и мне это вроде бы мешало - но каждый раз испытывала такой сопутствующий дискомфорт, что неизменно отказывалась от продолжения попытки). Если же осознанная модель создана и обратная связь положительная - степ бай степ :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

степ бай степ :)))

Все ясно, подробного дармового совета получить не удалось:)))))))

А мне кажется, хороший совет. Единственно возможный... и пункт 4 особенно хорош. Это же не шуточки - "Хочу попробовать другого". Потом отдача замучает, если "надеть" новую модель сразу, "без примерки".

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Елизавета Титанян

Анна, по счастью, у нас внутри очень мощные сдерживающие механизмы встроены, просто так "попробовать другого" - оно редко у кого выходит. А вот прикинуть, помечтать об этом, видимо, полезно, судя по сказкам, литературе и обычному девичьему онтогенезу (про мальчишек я в этом смысле меньше знаю).

Одна из таких чудесных архетипических штучек - "мои родители - это не мои родители. Меня в детстве украли (подменили). А на самом деле я..." 

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Анна Квиринг

Знал бы его еще кто-нибудь... :))