Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 24

Из очередного выпуска «Словарного запаса» вы узнаете, есть ли в русском языке слово «сбитие», не лучше ли запрещенка и санкционка, чем молочка и кошачка, и почему в соцсетях все стали так часто кричать «Ааааа!»

+T -
Поделиться:
Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Отглагольный инопланетянин

Этим летом мы вдруг обнаружили, что в нашем словаре как-то незаметно, но очень по-хозяйски расположилось слово «сбитие». Точнее, появилось оно еще прошлым летом, когда произошла трагедия с малайзийским «Боингом». Но тогда странное на вид отглагольное существительное употреблялось не так часто. Этим летом «сбитие» стало частью формулировки «Международный трибунал по сбитию “Боинга”». Из него уже слова не выкинешь, поэтому журналисты, а вслед за ними и зрители выучили это слово наизусть.

До этого встретить его было практически невозможно. Сейчас же, если вы наберете «сбитие» в строке поиска Google, то увидите сплошные тексты, посвященные самолету, — больше ничего. В ином контексте это слово почти не употребляется:

«Сбитие “Боинга” может быть военным преступлением»

«Жириновский предсказал сбитие “Боинга”»

«Нидерланды хотят создать международный трибунал, чтобы судить виновных в сбитии “Боинга”»

Что это за зверь такой — сбитие? И есть ли вообще такое слово?

Кстати, в «Справочное бюро» уже успели прислать вопрос на эту тему: «Как правильно — сбитие самолета или сбивание?» В бюро ответили: «Сбивание».

Однако слово «сбивание» никто при этом не использует. Вероятно, потому что сбивание предполагает некий процесс, а не однократное действие — выстрелили и сбили.

В толковых словарях — Малом академическом и словаре Ушакова — этого слова нет, не перечисляется оно и среди производных от глагола «сбить». Зато есть в словаре Даля: «Сбиванье, сбитие, сбивка, сбой, сбойка, действ. по знач. глаг. Сбиванье бабок. Сбитие масла. Сбивка полов».

А еще существительное «сбитие» можно найти в Национальном корпусе русского языка. Он и дает нам подсказку: вероятно, перед нами некое устаревшее, к тому же редко употреблявшееся слово. Например, Л. Л. Беннигсен в «Документах» 1812 года пишет: «Находился также при сбитии неприятеля с средней нашей батареи и при атаках кавалерии, вообще же, во все время продолжения сражения служил примером чрезвычайной храбрости».

В общем, слово, конечно, есть, и язык позволяет его образовать, просто оно немножко инопланетянин, не из нашего мира, поэтому и смущает многих. Думаю, от такой же точной, но просто более современной и чуть менее официально звучащей замены никто бы не отказался. Но пока ее никто не нашел.

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Сыроцид и запрещенка

Еще два слова переживают прямо сейчас период возрождения и расцвета: это слова «запрещенка» и «санкционка». Вообще-то появились они еще год назад, вместе с запрещенными продуктами. Кто-то тогда, на волне событий, даже зарегистрировал бренд водки «Санкционка». Но сейчас, когда борьба с запрещенными продуктами достигла максимального накала (причем в буквальном смысле), эти существительные стали такими же привычными, как ненавистная многим молочка.

Любопытно, что на этот раз слова взяли новые высоты: вышли за пределы только разговорной речи и сетевой переписки и обосновались… в новостях! И на телевидении, и на радио, и в печати. Причем не только в текстах, но и в заголовках: «Электричество, удобрения, гуманитарка: предлагаются все новые виды использования санкционки» — с таким заголовком к одной из статей вышел на днях «Московский комсомолец», видимо, решив уравновесить санкционку ее побратимом гуманитаркой. 

Модель, по которой образованы эти слова, всем хорошо известна: открытое письмо — открытка (сокращение, о котором уже не вспоминают, а потому оно не раздражает), молочные продукты — молочка. В последнее время словообразование по этой модели стало таким популярным, что начало принимать абсурдные формы. Лингвист Светлана Друговейко-Должанская рассказывала мне, что как-то с удивлением услышала в магазине слово «прикасска» — это товар, который лежит при кассе.

Все эти молочки и прикасски многих страшно раздражают. Но санкционку и запрещенку, по-моему, эта чаша минует. Во-первых, от них сейчас никуда не деться. А во-вторых, нас ведь не оставляет наивная надежда на их недолговечность, на то, что когда-то не будет никакой санкционки, и эти слова уйдут в небытие.

Как и неологизм «сыроцид» — точный и беспощадный.

Сколько еще отведено жизни этим словам, мы не знаем, но ведь надеяться можно, правда?

ЫЫЫЫ! и ААААА!

«Я, может, чего не понимаю, — написала на днях моя подруга, — но вот эти "ааааа!" от пользователей фб, это что? Раньше этого было очень мало и действительно отражало эмоции, сейчас не употребляет это только ленивый. Такое впечатление, что за кем-то повторяют... Это только меня, такую нервную, раздражает?» 

ЫЫЫЫ, АААА, ОООО и даже УУУУ в «Фейсбуке» живут уже давно.

ЫЫЫЫ — передает усмешку с оттенком скепсиса и, иногда, даже глумления.

АААА — многофункциональный комментарий: может передавать и восторг, и удивление, и реакцию на нечто невероятное (типа «упал в обморок»).

ОООО — восторг с одобрением, удовольствие от просмотра или прочтения. Иногда этот комментарий принимает игривый оттенок (например, когда размещается под сексуальным фото хозяйки/хозяина страницы).

УУУУ — разочарование и констатация некоей деградации («уууу, как все запущено»).

Сейчас этих — признаемся себе, очень удобных — способов выразить эмоции в «Фейсбуке», не тратя время на буквы, действительно стало больше. По-моему, они никого особенно не раздражают, и каждый из нас нет-нет да и напишет под какой-нибудь новостью: «АААА!»

Во-первых, это красиво, то есть удобно. Написал АААА или УУУУ — и его тут же расшифровали и поняли. Во-вторых, иногда просто и слов больше нет, чтобы реагировать на новости.

А вообще я уже давно писала о том, что наши эмоции и комментарии в соцсетях скоро уподобятся истории про поручика Ржевского, герои которой не рассказывали анекдоты, а просто называли их номера.