Ксения Соколова /

86206просмотров

Юрий Кобаладзе: Где бы я ни работал, мне было интересно

Ксения Соколова обсудила с бывшим разведчиком и корифеем GR сходства и различия его разных профессий, особенности корпоративной культуры в розничных торговых сетях, а также тему счастья

+T -
Поделиться:
Фото: Слава Филиппов
Фото: Слава Филиппов

Ассоциация менеджеров совместно с проектом «Сноб» готовит к печати книгу «Время. Дела. Люди. 2005–2014. Лучшие из ТОП-1000 российских менеджеров». В этой книге собраны интервью с выдающимися менеджерами и бизнесменами, удостоенными в разные годы премии «Аристос». С ними побеседовали Николай УсковКсения СоколоваМарианна МаксимовскаяЛев Пархоменко и другие. Мы начинаем публиковать фрагменты из вошедших в книгу интервью.

СКак случилось, что вы занялись GR?

Всю жизнь, даже работая в разведке и потом работая в пресс-бюро разведки, я занимался тем, что, как потом оказалось, называется GR или PR. Никто же тогда не знал, что это такое.

СДа, таких слов не было.

GR и PR — что это? Это выстраивание отношений с людьми. Во-первых, нас этому профессионально учили. Мы Карнеги читали — у нас в библиотеке эта книга была, переведенная, еще когда в России ее в продаже не было. Ну и вот такой жизненный опыт, который был построен в основном на отношениях с людьми, меня сделал джиарщиком и пиарщиком. Плюс знание журналистики и знакомство со многими выдающимися журналистами. В Англии я профессионально занимался анализом телевизионных программ. Вот все эти навыки и сыграли свою роль. А когда началась эта перестройка, гласность, когда в разведке появилось пресс-бюро, я стал естественным кандидатом на то, чтобы его возглавить. Я был руководителем пресс-бюро Службы внешней разведки 9 лет. С 1991-го, когда развалился Советский Союз, и до 1999-го года, когда я ушел в отставку.

ССкажите честно, как вы думаете: есть вообще такая профессия — GR? Может быть, все гораздо проще: все знакомы с Кобаладзе, все знают, что он приятный и легкий в общении человек, вот и вся тайна этого самого джиара...

Наверное, вы и правы, и такой профессии нет. Это, знаете, от Бога. Не хочется о себе говорить, что от Бога, но надо. Это призвание, это не профессия.

САльтернативная точка зрения такова: приятность характера здесь ни при чем и может только все испортить, а требуется макиавеллиевское коварство и умение манипулировать людьми. Хороший джиарщик делает со своим правительством ровно то же, что разведчик делает с чужим.

Можно и так сказать, хотя все и сложнее, и проще. Вы правильно улавливаете сходство профессий: джиарщика, если такая профессия есть, и разведчика. Тот и другой работают с людьми. Только знания и умение заводить и поддерживать контакты — это и есть профессия джиар, в отличие от лоббизма. Джиарщик — это такой человек, который должен обладать широким кругом связей, контактов, вооружиться, может быть, какой-то теорией, кейсами. Но все равно свои природные качества ты никакими учебниками не заменишь.

СДавайте вспомним 2010 год, когда вы стали лауреатом премии. Что вы тогда делали, где работали, и за что, собственно говоря, вам эту премию дали?

Я скажу, за что. Мне опять повезло — я попал в X5 Retail Group.

СК господину Хасису?

К господину Хасису, которого я считаю выдающимся менеджером. Он так отладил работу компании! Она была номер один, двигалась от успеха к успеху. Хасис ставил такую амбициозную задачу — превзойти по темпам роста Wallmart, крупнейшую мировую компанию. Это для него был образец. Он, кстати, уйдя из X5, попал в Wallmart.

СКак можно, будучи локальной компанией, превзойти Wallmart?

Он высчитал, что мы развиваемся быстрее, чем когда-то Wallmart. Вы знаете, как он начинался? Вообще с какого-то провинциального дешевого магазинчика.

СДа, я читала историю его создания.

Да-да, написана история становления Wallmart. А потом компания превратилась в мирового гиганта, чуть ли не в одну из самых богатых компаний. В десятку, по крайней мере, входила. Хасис, благодаря своему умению, знаниям в области экономики, выстроил такой коллектив, в котором действительно было приятно работать. То мы пели, то танцевали...

СДа?

То у нас были какие-то викторины, то КВН, то спортивные праздники. Он сколотил очень дружный коллектив. Очень интересно было работать. Но нагрузки были колоссальные, и на каком-то этапе я понял, что я просто их не выдерживаю.

СА ваша обязанность была какая?

Я был руководитель отдела по связям с общественностью.

СИ что вы делали?

Мой отдел организовывал мероприятия для журналистов, снабжал их информацией, устраивал презентации, проводил мероприятия в магазинах. Один из знаменитых эпизодов — это поездка Путина в наш магазин «Перекресток», когда я его сопровождал. До сих пор притча во языцех. Это тоже чистая случайность, повезло.

СОн к вам сам приехал или это было как-то вами организовано?

Это стечение обстоятельств. Это не я организовывал, это организовывал он сам. Была встреча ретейлеров и производителей с премьер-министром в Белом доме. Это был кризисный год, 2008-й или 2009-й. Путин говорил тогда: «Сопля кризиса растянулась, и вот я езжу, а мне все стонут: цены-цены». Он решил до этой встречи нанести визит в один из магазинов. Ему дали список участников встречи, и он увидел мою фамилию. Я думаю, он ее раньше слышал и сказал: вот, поедем в магазин к Кобаладзе. Хасиса не было. Вот так мы с ним съездили в магазин.

СВы поехали с ним, как я помню?

Да, с ним, но не вдвоем, там группа была. Но я был главный экскурсовод по «Перекрестку» в Крылатском. Это отдельная история, она описана в красках: сопровождал Путина, естественно, Колесников, который все это описал в своем обычном стиле. Ну, это было захватывающе.

СВы ходили в магазин за сосисками.

Да. Я тогда сказал Путину, что сосиски нас погубят. Был такой эпизод из той жизни.

СКстати, про Путина часто говорят, что он тоже умеет быть профессионально милым, в силу своей профессиональной подготовки. Но я с трудом себе представляю, как человека можно в юности этому научить.

Это его личные качества. Чему-то, конечно, пытаются учить — психологии, каким-то навыкам, — но на самом деле или это в тебе есть, или нету. В Путине это явно есть.

СУмение расположить? Он быстро просчитывает, кто перед ним?

Абсолютно. Вот когда после этой знаменитой поездки в магазин мы вернулись, нас там ждала основная масса людей, участников этой встречи. Многие были раздражены мной, в частности, что я сколотил какую-то группу, как им казалось.

СА там сразу уже возникают разные мысли.

Ну конечно. «Почему ты меня не взял?» Я такое раздражение вызывал. Тем более что Путин в ходе этой беседы несколько раз ко мне обратился: а как вы думаете? И тут один из сидящих рядом со мной мужиков, значит, представитель какой-то производящей компании, так наклонился, лег на стол и говорит Путину, он прям напротив был: «Владимир Владимирович, вы им не верьте! Вы им не верьте! Они вас обманывают. Сами наживаются, яхты покупают и гуляют с девочками». Я буквально цитирую.

СЧто его переклинило?

Я обалдел, повисла такая тишина, и Путин на него посмотрел внимательно сверлящим взглядом: «А что ему, с мальчиками, что ли, веселиться?» Дорогого стоит, вот так вот. И тот человек упал в осадок.

СДа, и понял, что карьера закончилась.

То есть Путин, конечно, умеет.

Фото: Слава Филиппов
Фото: Слава Филиппов

СНасколько ваша профессиональная подготовка помогает изображению искренности в отношении неприятных людей?

Это не профессиональные, это, скорее, личностные качества.

СЯ себя этому учу, но мне дико тяжело.

Просто у вас характер такой, и вас уже этому не научишь. Это или есть, или нет.

СЗайца можно научить курить.

Заставить — да, можно. Но все равно вы же поймете, когда человек с вами искренен, а когда нет.

СКогда вы уволились из разведки, вы в какой-то момент думали о том, чтобы заняться бизнесом, как многие сделали тогда?

Бизнесом как таковым — нет. Даже попав в коммерческие структуры, — а после  работы в ТАССе я долгие годы работал в инвестиционном банке, — я занимался джиаром, общественными связями, но никак не бизнесом. Бизнес — это совсем не мое.

СА какие для бизнеса нужны качества, которых у вас нет?

Знаете, какое-то особое чутье на бизнес-проекты. Я встречал таких людей. Мы вместе вели переговоры, я пропускал все это мимо ушей, а человек говорил: «О! Это интересно». И потом это во что-то вырастало. У меня этого чутья в бизнесе нет. И потом, мне скучно заниматься бизнесом, потому что бизнес — это очень кропотливая, нудная работа, которая не всегда приносит результаты. Мне ближе и понятнее работа с людьми. Я не ставлю цель выбить из них деньги или втянуть в какой-то проект, моя задача — просто их охмурить.

СНе так давно в одном городе ближнего зарубежья, не будем тыкать пальцем, состоялась общественная конференция по проблемам люстрации. Было много весьма кровожадных выступлений, но один из выступающих высказался в таком духе: «Не надо думать, что люстрация — это какое-то насилие. Известен по крайней мере один пример человека, который сам себя подверг люстрации — это Юрий Кобаладзе. Он отказался от работы в госструктурах, он совершенно откровенно рассказывает о своей бывшей работе, и он совершенно счастлив, и живет в мире с собой и с людьми, и все его любят и уважают». Можете прокомментировать эту точку зрения?

Мне очень лестна такая оценка. Но надо понимать, что я — особый случай: волею судеб меня открыла сама разведка. Она заявила: а вот этот человек, который вчера был закрыт, сегодня будет спикером от разведки. Знайте, весь мир. Я тогда дал десятки интервью. И, кстати, я счастлив, потому что в Англии невозможно работать, чтобы тебя не расшифровали. Я понимал, что в принципе западные спецслужбы знали, кто я такой. Так что да, я такой пример своего рода самолюстрации.

СНазовите три самых главных урока, полученные вами в профессиональной жизни.

Один урок — это совет, который я когда-то получил, и сейчас убедился, что он абсолютно верный, правильный. Никогда нельзя критиковать предыдущее начальство, предыдущего руководителя. Мне многие мои учителя говорили: никогда не критикуй своего предшественника.

СТак же, как нельзя критиковать бывшую жену или девушку?

Абсолютно точно. Потому что это бумерангом хлопнет по тебе. Сейчас я это прохожу на собственной шкуре и понимаю, что человек, который меня выпирает с очередной работы, делает страшную глупость. Потому что он критикует прошлого начальника, который меня взял на эту работу. Конечно, моя оценка окрашена моим личным недовольством, но это не не умаляет его просчетов.

СВы совершенно правы.

Да, это железное правило. И Примаков, с которым я долго работал, и Лева Хасис, который был в X5 Retail Group, — они тоже придерживались такой точки зрения: не критикуй своих предшественников.  

СХорошо. Еще два урока.

Урок, который я не выполнил и очень жалею: я не вел дневники. Надо вести дневники. Причем не графоманские, а просто несколько строчек каждый день.

СНу, когда вы работали в разведке, это, очевидно, было невозможно.

Ну почему невозможно? Помимо разведки была и параллельная жизнь — какие-то встречи, интересные интервью, путешествия. Сейчас, когда я начал читать курс лекций о разведке в МГИМО, этого сильно не хватает. Очень часто я помню: так это ж было со мной, но где, когда, кто в этой беседе участвовал? Я всем студентам говорю: каждый день напишите по две-три строчки. Я этого не делал и очень жалею. Сейчас бы мог даже, наверное, книгу наварганить, поскольку все пишут книги. Третий совет...

СДа!

Третий совет,  который я тоже понимал нутром. Как бы удачно ни складывалась жизнь, — а она у меня сложилась потрясающе, — нельзя расслабляться. Мой любимый Монтень говорил, что, пока человек не умер, нельзя сказать, что он счастливо прожил эту жизнь. Может за последние десять дней такое приключиться, что ты все проклянешь.

СЭто как в карточной игре, когда ты уже расслаблен...

И тут — ба-бах! И этот урок я тоже, к сожалению, понимаю. Надо как-то думать о том, что ты станешь жертвой санкций, что тебя выгонят с работы, что ты лишишься своего заработка, что ты мог как-то продуманно относиться к своим доходам, вообще к жизни. Я этого не сделал. Не жалею, но сейчас чуть-чуть страдаю.

СТо есть урок, собственно, в том, что надо было быть, возможно, более прагматичным?

Да, абсолютно, быть прагматичным даже тогда, когда все блистательно складывается. Нам же будущее не посылает сигналы, каким оно будет, — знать бы.

СКогда все блистательно, какие-то заботы о дурацком пенсионном времени кажутся абсолютным занудством.

А на самом деле здравый смысл в этом есть. Это такая житейская правда. Но я, к сожалению, об этом забыл. Но тем не менее должен признаться, что жизнь у меня потрясающе сложилась, очень интересная, насыщенная. Я ни о чем не жалею. Где бы я ни работал, мне было интересно. И в разведке, и до разведки в журналистике, и сочетая разведку и журналистику, и в банке в этом швейцарском, и сейчас в МГИМО, и в X5 Retail Group. Не все прекрасно кончалось, но мне грех жаловаться, потому что я очень не люблю людей, жалующихся на жизнь. Я понимаю, что не все такие счастливчики, как я, но как-то меня всегда настораживает, когда люди жалуются.

СТогда давайте-ка вам зададим коварный вопрос. О главной ошибке вашей жизни.

У меня катастрофических ошибок не было. Вот, клянусь, я не могу сказать, что я что-то такое совершил, после чего жизнь остановилась, непоправимо изменилась.

СНу, вспомните какую-нибудь, за которую себя грызете.

Ну какие-то совсем мелочи, наверное, совершал: не то сказал, не так посмотрел. У меня длинный язык, я иногда раню людей своим языком, не имея этого в виду. Люди очень разные. Я совсем не то имел в виду, а человек дико обиделся.

СВ соседнем колхозе, знаете, тоже аналогичное случается.

И потом ты бегаешь за ним цуциком: «Прости меня, я не хотел». Хотя сам понимаешь, что это глупость, на это не обижаются. Вот это, наверное, одна ошибка... И вот еще какая ошибка: мне всегда казалось, — и я много раз на этом страдал, — что все вокруг меня любят.

ССлушайте, ну, мы с вами просто очень похожи. Я думаю, что это еще наша национальная южная ментальность.

Может быть. У меня случай был, когда я учился в разведшколе. У нас был выпускной вечер, и ко мне подошел парень, который был в нашем потоке. Не было никаких ни антипатий, ни симпатий, были ровные отношения, привет — привет. И вот на выпускном вечере он немного выпил и говорит: «Если б ты знал, КАК я тебя ненавижу!» И меня это тогда потрясло.

СОн пояснил, за что?

Я понял, за что. За успешность, за легкость, я там какие-то концерты вел, был такой заметной личностью. А он был такой замкнутый и сдержанный. Я думаю, он не только меня ненавидел. Многих ненавидел. Был такой весь в себе. Потом Таня Самойлис, с которой я работал в пресс-бюро разведки, умнейшая и светлейшая личность, с которой мы дружим до сих пор, мне говорила: «Юра, не думай, что твое добро будет оплачено также добром. Люди другие».

СКак бы вы распорядились суммой в десять миллионов долларов, если бы у вас были такие свободные деньги? Десять лет назад и сейчас, если ваши приоритеты изменились.

Дух захватывает от этой цифры. Я начал бы тратить десять лет назад и тратил бы до сих пор.

СДа ладно!

Ну я понимаю, что это прям не а-а-ах какая сумма, но учитывая, что я жил — и очень хорошо жил, а в определенный период и роскошно — на гораздо меньшие деньги, то эта сумма, мне кажется, абсолютно удовлетворила бы все мои потребности. А если бы я их сегодня получил, то стал бы просто прогуливать со страшной силой. Ну, поменял бы машину, допустим, купил бы еще пять костюмов, хотя у меня их десять — ну куда?

СПравильно ли я понимаю ваш ответ, что тогда бы вы их тратили медленно и разумно, а сейчас бы вы их потратили сразу на всякие приятности.

Да-да, абсолютно. С криком «банзай!», да.

СПрекрасный ответ.С

 

Новости наших партнеров