Ксения Собчак /

СкрепLess

Ксения Собчак поговорила с Сергеем Минаевым — писателем, журналистом, виноторговцем, владельцем пяти ресторанов «Хлеб и вино» — о том, как сложно в нашей непонятной ситуации оставаться несгибаемым государственником-сурковцем

+T -
Поделиться:
Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Если когда-нибудь в трудах историков зайдет речь о нашем 2015-м, возможно, кто-то из них упомянет, что в ту пору на медийных просторах Москвы издали были заметны «люди Суркова» и «люди Володина». На что были похожи эти самые «люди Володина» — фиг знает, об этом и думать не хочется. А вот каковы были сурковцы, потомкам понять будет несложно: точь-в-точь как Сергей Минаев.

Автор бессмертного бестселлера «Духless», тележурналист, виноторговец и с недавних пор ресторатор воплотил в себе все, что мы — люди 2015 года — понимаем под этим термином. Как все сурковцы, Минаев умен и циничен. Слишком умен и циничен, чтобы хвалить что бы то ни было, включая власть. Его ответ хулителям российского государства неожиданен и парадоксален: «Да вы сами такое же говно». Определенной доле обывателей такой подход к жизни импонирует: это звучит все же как-то трезвее и мужественнее, чем сладкие напевы о сакральности того-сего.

Однако, похоже, сурковщина вышла из фавора. У меня сложилось впечатление, что Минаев понимает это как никто другой: уяснив, что даже он не может пробить эту стену сакрального мракобесия, наш герой незаметно отполз из медийного пространства на стезю тихого ресторатора. Даже в названии его заведений — «Хлеб и вино» — мне слышится прозрачная литературная аллюзия: странное время лучше переждать там, где «вместо слабых мира этого и сильных — лишь согласное гуденье насекомых». Ну что ж, разные пути побуждают людей к углубленному занятию бизнесом, и мне как ведущему нашей бизнес-рубрики ничего не оставалось, как встретиться с Сергеем и попытаться проникнуть в его душу. Среди согласного гуденья посетителей «Хлеба и вина» и состоялся наш с ним разговор.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Эфир, вино и книги

ССтруктура твоих занятий представляет три основные этапа жизни — это винный бизнес, книги, телевидение. Что из этого приносит тебе основной доход, а что ты делаешь из интереса?

Я являюсь акционером компании «МБГ» — очень крупного поставщика шампанского и вина, и по деньгам это первый бизнес. На втором месте — сценарии и авторские права. Наверное, они где-то рядом с телевидением. А книги сейчас не приносят практически ничего. Хотя я на них заработал порядка двух миллионов долларов.

СТо есть «МБГ» — это основной бизнес, а все остальное — это сделать Владиславу Юрьевичу приятно, условно говоря? Книги и телевидение не приносят больших денег?

Слушай, но я же никогда не работал в телеке с точки зрения шоу-бизнеса, где совершенно другие гонорары и совершенно другая частота выхода в эфир.

СНо если мои источники не врут, на НТВ ты получал неплохо, тридцаточку в месяц.

Да, прилично, но не столько, сколько ты получала за «Дом-2». У тебя была другая частота выхода в эфир. Для меня телевидение всегда было раз в неделю, но сороковочка уверенно выходила.

СДля эфира раз в неделю это очень круто. Сейчас меньше?

Это другой канал, и это, конечно, в разы меньше. Для меня это несопоставимые суммы.

СНасколько я знаю, ты закончил историко-архивный институт по настоянию мамы, которая работала в управлении архивов Москвы. Я читала, что первые деньги ты заработал на водке «Распутин». Это правда?

Мы фарцовку на Арбате считаем? Это были приличные деньги. Представляешь, в какой-то момент соседи маме говорят, что я от ресторана «Прага» на такси приезжаю. В 15 лет. А потом она у меня в кармане находит пачку валюты — например, 120 долларов мелкими купюрами.

СЭто как бы десяточка по 88-й статье?

Ну, мне 15 лет было — малолетка! Это уже был 1989 год. Стали платить ментам, появились крепкие парни в спортивных костюмах. Фарцевал джинсами, продавал шкатулки на Арбате: Палех, Жостово, Федоскино. То есть вполне себе такой историко-архивный.

ССергей, сейчас ты стал большим бизнесменом...

Ну, не таким уж большим.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СУ меня есть теория, что предпринимательство неизбежно приводит человека к либеральным взглядам. Человек, который всю жизнь принимает ответственные решения, понимает, что такое управлять людьми, по сути, всегда носитель либеральных ценностей. Я веду рубрику и два года уже беру интервью у предпринимателей. Мой опыт тоже это подтверждает. Ты начинаешь заниматься своим делом — ты становишься либералом.

Дело не в либерализме. Становясь собственником, ты перестаешь исповедовать патерналистские ценности. А патернализм и либерализм — это вещи из разных плоскостей. Начиная свой бизнес, я должен поддерживать ЛГБТ? ЛГБТ — это либеральные ценности.

СМой вопрос о том, как ты можешь, будучи предпринимателем, поддерживать патернализм, то есть госрегулирование твоего бизнеса вместо конкурентного фритрейдерства? В этом есть противоречие. Как ты можешь поддерживать государство со всеми его проявлениями, со сложной системой налогов, с новыми санкциями, которые влияют на бизнес? На мой они влияют точно. Как я могу быть государственником?!

А как на тебя санкции повлияли?

ССразу плюс 30% от цены: закупка всех салатов, рыбы…

Ты хочешь сказать, что отечественные салаты тоже подорожали? У тебя ведь есть выбор между рукколой от Новикова и подорожавшей привозной рукколой.

СПривозная руккола поднялась на 30%. Какой смысл Новикову держать ту же цену? Конечно, он поднимает.

То есть Новиков совершил в данный момент спекулятивную сделку.

СИ правильно сделал, я бы на его месте сделала то же самое.

Вот в этот момент ФАС должна была принять антитрестовское законодательство и сказать: ребята, мы закрыли рынок, мы сделали протекционистский акт, да, он был продиктован политикой, но это не важно. Теперь все импортное будет стоить в пять раз дороже. Вы больше не зависите от импортных компонентов, вы зависите только от собственной воли. Если вы поднимете цены выше, чем на 15%, вы будете иметь проблемы с законом. Прямо вот так конкретно прописать. Вот как это делается, когда говоришь о либеральных ценностях.

СНа 15% — не важно, все равно факт остается фактом. Любые санкции, любые протекционистские законы, все, что противоречит либеральной модели экономики, должно тебя как предпринимателя раздражать.

Я тебе уже говорил, что если государство не будет защищать свои интересы, если не будет Крыма, если не будет гражданской ответственности, то никакие телки не будут никакого вина пить. Государство просто перестанет существовать. Я в это безусловно верю. Я уверяю, если мы сейчас начнем размениваться на пармезан, мы потеряем страну.

Идеальный мир совершенно другой, ну честно. Чтобы внутри была либеральная экономика, рынок, конкуренция, а снаружи — жесткий ****ец, Крым и пошли вы на ***. Я понимаю, что это «внутри» не вяжется со «снаружи», но вот такой мой идеальный мир. Я понимаю, что так не бывает, но я так хочу.

СПонятно. Ты хочешь, чтобы телка с пятым размером сисек и накачанными губами обсуждала с тобой Канта.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Круторог на канале «Радонеж»

СМне кажется, что ты человек очень умный и последовательно отстаивающий свою позицию. Пять лет назад ты защищал определенные ценности и определенные решения, и тебе было с этим абсолютно комфортно. Но с тобой, на мой взгляд, совершенно точно должны были происходить те метаморфозы, которые я вижу, например, у Шевченко: да-да, я за все это, но чем дальше в лес, тем настолько жирнее партизаны, что уже самому чуть-чуть страшно. У тебя нет такого ощущения?

У меня есть другие ощущения. Я совершенно против того, чтобы поп Дмитрий Смирнов вторгался на фестиваль «Серебряного дождя», это просто дикость! Попа надо прямо натурально сажать! Я против этого.

СНо это же часть той фигни. Это часть духовных скреп.

Ты сейчас пытаешься сделать меня ответственным за любого депутата областной Думы.

СЗа Смирнова — точно, это часть «духовных скреп».

У меня нет с ним общих духовных скреп никаких. Я не врываюсь на фестивали. Ты считаешь, что Владимир Владимирович поддерживает такие вещи?

СА то, что ты, интеллектуал, человек умный, модный, современный, находишься в одной компании с Кургиняном, Соловьевым, Хирургом-Залдостановым, тебя это не смущает? Ты понимаешь, что ты с Хирургом одних взглядов?

Ну подожди! Мы с ним не пересекались. Лагерь же тоже неоднороден. Вот у вас в лагере есть ты, а есть Евгения Марковна Альбац, Александр Рыклин, Дзядко. Вот смотри, поезд Москва — Владик. С кем ты поедешь в одном купе — с Хирургом или с Тимой Дзядко? Конечно, с Хирургом!

СНет, ну скажи мне честно. У тебя нет такого, что ты все равно внутренне как-то о******ешь от режима в стране и говоришь: «Ребят, я вообще-то как-то за вас, но вы не правы»?

Ксюх, а я дальше начну рассуждать: да, мы не правы. Не надо вводить контрсанкции. Наоборот: они — санкции, а мы еще больше рынок откроем. Мы им отдадим Крым! Ну вот, по факту, куда я продвинусь на этом пути? Потом мне надо будет «ахеджачить»: «Простите меня, люди добрые!»

СА что плохого в том, чтобы просить прощения? Мне кажется, это очень очищает любого человека и любое государство.

Значит, Ксения Анатольевна, давай так: про очищение мы с тобой поговорим в другой раз, когда будет программа «Наш круторог» на канале «Радонеж». Я тебе хочу сказать, что этот путь покаяния перед лохами, ублюдками, кровопийцами...

СНе важно, перед кем — ты же покаяние для себя совершаешь.

Нет никакого покаяния для себя, нет и никогда не будет.

СКак завещала нам наша православная церковь.

Я не буду каяться перед людьми, которые сначала вступали в фашистские сделки с режимом Каддафи, принимали от него деньги на свои избирательные кампании, как Саркози, а потом объявили его режим чуть ли не фашистским и уничтожили его. Я не буду перед ними каяться никогда в жизни. Не надо ***ни вот этой — «перед собой». Перед собой я чист. Я не убивал, не предавал, не нарушал. У меня абсолютно чистая пацанская эстетика.

СГермания — прекрасный пример очищения через покаяние. Вот путь, на мой взгляд, достойный восхищения. Люди, которые поколениями раскаиваются.

Евгения Марковна! Евгения Марковна! Прекратите!

СПри этом они выстроили офигенное государство.

Евгения Марковна, я прошу вас! Конечно, если их спросить на улице, каждый третий бюргер тебе скажет ровно это. Но на самом деле, в душе они никогда не простят этого национального унижения, никогда в жизни! Никогда!

СТы так считаешь?

Я уверен в этом! Нет там никакой искренности! Это политика. И Крым — это политика. И мы будем преследовать свои интересы, пока либо мы не *****ся, либо они, вот и все.

СА у нас шансов *****ся гораздо больше.

Не согласен с тобой.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СА может быть чужая страна в зоне твоих интересов? Это ты стянул канделябр из чужого горящего дома.

Вы что, *****сь? Ты была в Крыму? Вы с людьми общались? Кто сам к нам пришел, как его выгонять?!

СОни пока не поняли, в какой ***** они попали.

Стоп! Они здесь? Рады?

СОни пока не понимают.

Референдум прошел, ****. Чики-пики, ****. А дальше мы как-нибудь разрулим.

СПомнишь, как разрулились Эльзас и Лотарингия?

Очень хорошо помню. Немцы отторгли их от территории Франции, как от нас отторгли Крым.

СТо есть Третья мировая?

Ксюх, я боюсь другого. Я думаю, ты права, война будет большая. Она будет, конечно, не по поводу Украины. Она будет глобальной.

СТебе не кажется, что это главный ***** на самом деле?

Нет, мне так не кажется. >> Читать дальше

Читать дальше

Перейти ко второй странице
Комментировать Всего 5 комментариев

Вот у политиков заведено, кто сильнее нас напугает тот и круче. Ксения намекает, что растет лес государственных прижимающих скреп, скоро все внутри будет сковано. А продвинутый менеджер и собственник ей отвечает, я дружу со всеми пытаюсь анализировать тренды и по ним принимать решения и у меня все получается. Вот бы все политики стали менеджерами.

надо почитать про «Палантир»

Замечательное интервью! Браво! Похоже на то, как бы романтического героя книжек минаева чуть подробнее порасспрашивали про небольшие тонокости его жизни, восприятия мира, обыкновений ведения дел, чуть копнули его эрудированность, чуть рассердили, чтобы увидеть спонтанные реации. И... он перестал бы выглядить модным и романтическим, умным скептиком. Забавно и некрасиво крутился бы как уж на сковородке... И дело здесь не только в том, как это смешно и поучительно. Это важнейший этический вопрос нашего времени. Что есть хорошо, а что есть стыдно и некрасиво?

Для современников блестящих гестаповцев в красивой форме - не было бесспорно, что они кровавые негодяи, румяные опричники, полагаю, пользвались авторитетом и успехом у девушек своего времени. Любому поколению трудно отличить зло от добра. Чем больше люди в этом запутываются, тем тяжелее и кровавее выход. Ксения Анатольевна помогает нам увидеть и лучше понять сегодняшние формы искушений. 

Увидеть и понять чтобы не поддаваться на их притянутую эстетику порока, и, самое главное: в себе с этим бороться, если мы - люди, а не биоматериал... 

Спасибо автору интервью. 

про Валуева

А еще интересно сможет ли Валуев понять  и удержать в голове всю символизацию той части интервью, где упоминалась его фамилия. Или просто поймет так, что минаев собирается бить его стулом...

Отдельно фоткам выражаю восторг. Судя по тексту, в самом конце интервью можно было сделать еще более выразительные. Может выкладывать не стали. Но...достаточно и этого.

Очень мне понравилось)