СкрепLess

Ксения Собчак поговорила с Сергеем Минаевым — писателем, журналистом, виноторговцем, владельцем пяти ресторанов «Хлеб и вино» — о том, как сложно в нашей непонятной ситуации оставаться несгибаемым государственником-сурковцем

+T -
Поделиться:

>> В начало

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СНу, слушай, к тебе сейчас придет чувак, скажет: «Я готов вложить в твой бизнес». Тебе не интересно, откуда у него деньги? Казикаев же владеет 55% твоих ресторанов «Хлеб и вино», твоя доля всего 35%.

Когда я пришел в «МБГ», он уже там был. И он занимался когда-то лесом — вот все, что я знаю о его бизнесе. Скандалы, «Новая газета» — об этом я вообще в первый раз слышу. Он никогда не был человеком, который отдавал указания. Он всегда был партнером «МБГ». Вон Сергей Комаров (бывший гендиректор «Контр-ТВ») сидит, он тоже владеет долей в «Хлеб и вино». Зачем мне следить за его жизнью?

СНу как? Если я делаю бизнес с человеком, мне интересно, чем он занимается.

Я знаю, что он не бандит, не жулик и не вор. У меня есть знакомые в Москве, которые вполне хорошие рестораторы — партнеры Аркадия Анатольевича Новикова. Я же не знаю, какие у них там дальше дела, меня это совершенно не интересует. Мы же про «Хлеб и вино» говорим, это наш бизнес.

СУдивительно, что ты никогда не сталкивался с человеком, которого зовут Глеб Франк. Ты его не видел?

Я тебе клянусь мамой. Я в первый раз слышу эту фамилию! Я знаю двух Франков — Анну Франк и Сиднея Франка, который создал водку Grey Goose. Ты для меня сейчас открываешь чарующий мир. Давай так: я тебе дам телефон секретаря Казикаева, ты туда все вопросы адресуешь. Я правда не знаю, о чем ты говоришь.

СПросто для меня это могло бы стать объяснением, почему Минаев вообще со всей этой фигней связался. Жег с партнерами Тимченко и Сечина столько лет — ну, как бы сам бог велел стать государственником.

Ага, а еще было задание от Администрации Президента убить «Жан-Жак», поэтому первый «Хлеб и вино» мы открыли на Маросейке, рядом с «Жан-Жаком», если ты знаешь. Я, кстати, с Митей Борисовым познакомился на показе «Духless» в Питере. Офигенный чувак. Мы сразу обозначили, что я — пропагандон, а он — либеральный либерал, и четыре часа прообщались.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Ужин с великими

СТы не боишься, что в связи с этой всей твоей фигней, с «сурковщиной», тебе закроют визу в Европу? В Дубай будешь ездить?

Ну, не в Дубай — в Таиланд.

СТебя не пугает эта перспектива?

Мне неприятно. Ну, как неприятно? Ты вот ходил в ресторан «Вильямс», а тебе сказали: «Ты — сука кремлевская, больше туда ходить не будешь». Ну, жалко, но я переживу. А что мне делать?

СТы же знаешь, что сейчас очень многим людям закрывают визы? Пореченкову, например.

Ну а зачем ему надо было в каске «Пресса» стрелять из донецкого аэропорта по украинским позициям? Он что, повстанец? Чего он тогда там не остался? Здесь у меня своя журналистская история. Он надел каску прессы и взял пулемет. После этого хохлы... извините, украинцы, скажут: «Ага! У них любой в каске «Пресса» — террорист! Мы будем теперь в него стрелять!» И погибнут мои коллеги и твои коллеги.

СТо есть в чем-то ты за здравый смысл?

Да это не здравый смысл, это корпоративная солидарность!

ССкажи, а тебе жалко, что закрылось «Контр-ТВ»? Тебя не душит жаба, что у Габрелянова получилось то, что должно было получиться у вас? Мы же понимаем, что они заняли вашу нишу.

Меня ничего не душит. И они ничего не заняли. Мы строили другое. У нас было огромное количество ток-шоу подготовлено, это был развлекательный проект, а у них информационный проект.

СНет, ну признай, что есть такое. Вы могли бы быть на этом месте.

Ксюш, не могли бы! Я всегда отношусь к тому, что не состоялось, как к несостоявшемуся. Вот на месте «Минаев live» никто не может быть — это было лучшее шоу Интернета, и все, точка. А дальше не получилось — в силу разных причин.

СС другой стороны, что ни делается, все к лучшему. Ты все равно не смог бы заниматься этой фигней в современном мире. Представляешь, тебе Володин бы звонил: «Сережа, тут такая штука — надо поддержать отца Смирнова в его конфликте с радио «Серебряный дождь»...

Понимаешь, вот если бы Вячеслав Викторович позвонил, конечно, я бы поддержал. У меня с Вячеславом Викторовичем великолепные отношения.

СЛучше, чем с Сурковым?

Я не готов их сравнивать. Это разные люди.

СНу с кем тебе комфортнее? Кто тебя лучше понимает? С кем у тебя один и тот же энергетический поток? Допустим, у тебя есть выбор: двухчасовой ужин с Володиным вдвоем при свечах или с Сурковым. Кого ты выберешь?

Конечно, с обоими!

СНу ладно, ну ты же сурковский! Ты не володинский. Ты более интеллектуальный, более извращенный, более циничный. Ты про то, что все говно, и как бы я это изобличаю. Ты не прокургиняновский.

Володин тоже не прокургигяновский. Я тебе просто скажу: все эти базары о том, что Володин такой тупой, это полная фигня. Ты же с ним общалась? Ну, скажи, что он не дурак.

СЯ считаю, что он дурак.

Я не знаю, что он тебе предлагал...

СПредлагать можно по-разному. Можно, как Сурков: пригласить в ресторан, прочитать стихи Бродского, потом немножко Цветаевой, а потом предложить переспать — так, что у некоторых реально возникает желание дать. А когда тебе говорят: «Вот вам косарь, и давайте прямо сейчас под стол, я уже расстегиваюсь» — разве умный человек не поймет, что на это согласятся только совсем не уважающие себя шлюшки?

Это вечный наш с тобой разговор, что Болотный протест был протестом эстетики.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Простые вопросы

СДавай уже выйдем из идеологической чащи и перейдем к моим заготовленным вопросам. Кто у тебя вызывает наибольшее уважение из крупных рестораторов?

Конечно, Аркаша Новиков. Это человек, к которому я отношусь просто с каким-то благоговейным чувством. И мне безумно нравится то, что он делает.

СКто его реальный конкурент, как ты считаешь? Кто номер два?

Я думаю, если мы отбросим большие сети, типа «Шоколадницы» или «Иль Патио», то, наверное, вторые по обороту — это «Гинза». Ресторанный синдикат подсел. И два самых серьезных игрока — это Раппопорт и Тютенков, люди, которые мне безумно импонируют. И хоть я предложил отбросить сети, но в сети нельзя включать «Кофеманию». Это одно из моих любимых заведений, и, конечно, Журавлев — гений.

СНазови трех бизнесменов, которые тебя восхищают в России.

Аркадий Новиков, безусловно. Алишер Усманов. Третий... Наверное, владелец сети алкогольных магазинов «Красное и белое» Сергей Студенников.

СЕсли бы у тебя был миллион долларов, во что бы ты вложил его?

Я бы все про***л. Первый раз этот вопрос у меня возник в институте, когда мы сидели с друзьями и рассуждали: «Вот, если бы у меня был миллион долларов, я бы купил это, потом продал, заработал бы, кэшировался». А я честно говорю: «Я бы про***л».

СПредставь, что у тебя есть волшебная палочка, которая дает возможность изменить любые три закона в России. Что бы это было? Или так: тебя вызывает Владислав Юрьевич Сурков и говорит: «****, вот вертушка, вот Госдума, Валя Матвиенко там сидит уже, ****. Три любых закона».

Я пытаюсь подумать. (Пауза.) Ну, как — ограничить коррупцию. Да его нельзя, такой закон, принять... Я бы освободил малый бизнес от налогов на первые, наверное, года три.

СУ них и так небольшой налог, 6%.

Не важно. Я бы все равно освободил их. Я бы принял какие-то законы, которые бы регулировали приток капитала из-за границы. То есть режим наибольшего благоприятствования для инвестиций в Россию. И я бы сделал несколько свободных экономических зон... Ну, Дальний Восток, понятно, готовится под эту схему. Я бы в Крыму сделал зону свободной торговли. Я бы Гонконг там такой сделал. Мы бы туда увели офисы.

СУ тебя есть возможность убить любой бренд.

Убить?

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

С«Макдональдс», например.

Ну, а чем он мне мешает? Нет, это неправильно.

СНу, кто тебе мешает в твоем сегменте? Simple, например?

Нас самих все ненавидят. Да это полная фигня. Знаешь, не надо так делать, не надо говорить: «Чтоб они сдохли!»

СВот, ты же либерал, я всегда это знала! Любой государственник бы сказал: «Макдональдс» убрать! На фиг «Бургер Кинг»! Все «Едим дома»! Как только мы говорим про бизнес, ты против своей воли становишься либералом.

Ксюш, это не вопрос либерализма! Не надо превращать чужие поражения в свои победы. Simple — мой основной конкурент! Но смерть компании Simple нам ничего не даст. Мы получим больше пространства для рыночного маневра, окончательно офигеем здесь и скажем: «Мы практически монополисты». Не надо! Конкуренция пестует таланты!

СА, то есть ты это понимаешь?

Конечно, конечно!

СИ при этом ты поддерживаешь то, что происходит в нашей стране, то, что убивает конкуренцию? «Едим дома» убивает конкуренцию!

Все это прогорит, не сможет конкурировать. Честно? Конечно, проект гениальный. Если его правильно сделать, он будет гениальный.

СМы сейчас не про «сделать». Мы про «получить бабки от государства, чтобы стать круче «Макдональдса». Сама постановка вопроса тебе кажется нормальной?

Давай так. Я получил 900 миллионов от государства, построил сеть из 180 тысяч аккаунтов и заработал чистой прибыли в первый год миллиардов 25. Это отличный бизнес. А если я получил деньги, открыл десять точек по пути следования первого лица, а все остальное про***л, то это плохой бизнес. Но сама идея — никаких возражений.

ССама идея получить деньги — нормальная?

И вернуть потом обратно? Конечно, нормальная. Я получил, создал сильного конкурента и вернул. Меня протекционировали. Я утопически рассуждаю. Я не думаю, что у них получится, правда. Просто потому, что Никита никогда не занимался ресторанами. Если они наймут кого-то — наверное, да. Я, правда, не знаю, зачем ему это надо.

СПросил брат.

А брату это зачем надо? Ксюх, давай абстрагируемся: нет Михалковых, никого нет. Приходит чувак к Путину и говорит: «Вэ Вэ, я готов создать собственный российский Apple». Ты бы ему дала денег? Допустим, ты реально знаешь, что он создаст. Дала бы?

СНет, я бы не дала. Приди, скажи: «Вот, ребят, я создал Apple. Смотрите — вот так кнопочка, раз! Вот так — раз, экранчик! Вот очень удобная панелька! Мне еще не хватает пару ярдов, и это будет по всему миру». Конечно, я дам бабки. Давай вот вино попробуем — оно уже есть. Тогда я могу дать бабки на виноградник. А когда нету вина, на что мне давать деньги?

Анатольевна, знаешь, что меня смущает в тебе всегда? Когда мне говорят наши с тобой товарищи из моего учреждения: «Зачем ты общаешься с этой гребаной лошадью?», — я говорю: «Она офигенная. Она как бы враг, но не до конца». И я всегда говорю, что ты умная, хорошая. Но я же лгу в этот момент, потому что ты иногда рассуждаешь как идиотка! Просто как дура!

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СПочему это идиотка? Я вот приду к тебе с йотафоном...

Не надо мне говорить про этот идиотский йотафон! Я тебе расскажу про компанию «Палантир». Америкосы разрабатывают систему «Палантир». Это такая программа, которая анализирует разные массивы информации и выдает тебе тренды. Palantir Gotham сейчас в известных учреждениях стоят. Они создают компанию за 82 тысячи долларов США, а потом проводят докапитализацию, и неизвестные, неназванные инвесторы им полтора ярда дают. Это кто такие? Понятно, что Пентагон и ЦРУ.

СНу и что в этом ужасного?

Они сказали, что у них есть потенция создать эту систему. Им сказали: «Нам это интересно, вот вам бабки».

СНу хорошо. У нас пока есть потенция только с*****ть, а не что-то создать.

Кстати о протекционизме, почему ты, Ксюш, отрицаешь, что тебя взяли на «Дом-2», потому что ты — путинская крестница? Ты же бездарность была!

СКонечно, по протекции! Думала, что бы попросить у крестного? Шоу на первом канале или какую-нибудь дочку «Газпрома» возглавить? И тут гениальная мысль: «Попрошу-ка "Дом-2"!»С

Назад

Перейти странице
Комментировать Всего 5 комментариев

Вот у политиков заведено, кто сильнее нас напугает тот и круче. Ксения намекает, что растет лес государственных прижимающих скреп, скоро все внутри будет сковано. А продвинутый менеджер и собственник ей отвечает, я дружу со всеми пытаюсь анализировать тренды и по ним принимать решения и у меня все получается. Вот бы все политики стали менеджерами.

надо почитать про «Палантир»

Замечательное интервью! Браво! Похоже на то, как бы романтического героя книжек минаева чуть подробнее порасспрашивали про небольшие тонокости его жизни, восприятия мира, обыкновений ведения дел, чуть копнули его эрудированность, чуть рассердили, чтобы увидеть спонтанные реации. И... он перестал бы выглядить модным и романтическим, умным скептиком. Забавно и некрасиво крутился бы как уж на сковородке... И дело здесь не только в том, как это смешно и поучительно. Это важнейший этический вопрос нашего времени. Что есть хорошо, а что есть стыдно и некрасиво?

Для современников блестящих гестаповцев в красивой форме - не было бесспорно, что они кровавые негодяи, румяные опричники, полагаю, пользвались авторитетом и успехом у девушек своего времени. Любому поколению трудно отличить зло от добра. Чем больше люди в этом запутываются, тем тяжелее и кровавее выход. Ксения Анатольевна помогает нам увидеть и лучше понять сегодняшние формы искушений. 

Увидеть и понять чтобы не поддаваться на их притянутую эстетику порока, и, самое главное: в себе с этим бороться, если мы - люди, а не биоматериал... 

Спасибо автору интервью. 

про Валуева

А еще интересно сможет ли Валуев понять  и удержать в голове всю символизацию той части интервью, где упоминалась его фамилия. Или просто поймет так, что минаев собирается бить его стулом...

Отдельно фоткам выражаю восторг. Судя по тексту, в самом конце интервью можно было сделать еще более выразительные. Может выкладывать не стали. Но...достаточно и этого.

Очень мне понравилось)