Завтраки с Ксенией Соколовой

Ксения Соколова /

Алексей Венедиктов: Я ходячий мертвец

«Эху Москвы» — 25 лет. Накануне годовщины главный редактор Алексей Венедиктов встретился с Ксенией Соколовой и рассказал ей о своих отношениях с Путиным и Лесей Рябцевой, о том, в чьем пупке он готов быть алмазом, как стать чемпионом по серфингу на говне, о трусости, наглости и цинизме, а также о том, каково это — жить после клинической смерти

+T -
Поделиться:
Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

В начало >>

СВы всегда играете честно? Я имею в виду, не «в честность», а честно?

Почти.

СБыли исключения?

Бывают ситуации, как, например, у врачей, когда стоит выбор — сказать больному, что он умрет через два месяца или нет? Это вечная проблема. Хотя теперь я наверное предпочитаю жесткий вариант.

СА с вами жестко играли?

Сколько угодно! Меня даже на расстрел водили.

СКогда это было?

Это был 1994 год, когда мы поехали в Чечню выручать наших пленных офицеров. Мой корреспондент должен был лететь в Грозный. Во главе делегации был Сергей Юшенков, который тогда являлся председателем Комитета Госдумы по обороне. Я поехал провожать своего корреспондента. И вот мы стоим в аэропорту, и тут Серега Юшенков говорит: «А че ты парня посылаешь?» А я даже главным редактором еще не был! «Полетели, — говорит Юшенков, — со мной». Лететь надо самолетом Аушева, билетов не требуется. А я же трусоват, я не служил, не военный. У меня ботиночки на тонкой подошве, а дело происходит в декабре! Ну, сел я в этот самолет. Юшенков меня развел.

СВас на такое фу-фу можно было развести?

Я покупаюсь на такие вещи. Сережа был другом. Я сел и полетел.

СВы действительно азартный человек.

Конечно! И вот я прилетел в Грозный. Сидим мы в доме правительства, разговариваем, ждем. Наконец подходит человек, начальник охраны Дудаева, и говорит: «Офицеры отказываются с вами лететь. Они переходят в ислам и остаются». А я же школьный учитель! Спрашиваю: «Можно я с ними поговорю?» Меня заводят в помещение… Картинка как сейчас перед глазами. Стоят четырнадцать офицеров. Я говорю: «Знаете, ребята, меня вообще-то за вами прислали ваши матери». Офицеры — молодые все пацаны, а мне уже, слава богу, за сорок. У меня с собой записывающее устройство. Я продолжаю: «Давайте вы все по очереди скажете, что я, такой-то такой-то, отказываюсь возвращаться в Москву, а я это запишу». Тут чеченец, начальник охраны мне бросает: «Уходи!» Я выхожу из комнаты. Спустя 10 минут ко мне подходят и говорят: «Пойдем». И выводят во двор. Ставят у стенки. Спиной к взводу бойцов, лицом к стене. Мне до сих пор иногда снится каждая выемка от пули на той стене. Я же говорю, трус. Чеченец просил: «Глаза завязывать будем?» Я к нему повернулся и сказал: «Не будем». Он что-то по-чеченски скомандовал, они передернули затворы. А я стоял там, совершенно картонный, я отморозился… Вдруг они все засмеялись — ха-ха-ха, и повели обратно.

СЧеченцы с вами пошутили?

Пошутили они. После этой шутки я двадцать лет уже живу как после смерти. А чего им стоило меня грохнуть?! Ничего не стоило.

СВы поверили, что умрете?

Да. Я совершенно четко понял, что умираю, что все. А продолжалось все минут пять. Потом я просто вернулся в комнату к офицерам и сказал: «Ну что, продолжим?» Мы тогда увезли половину ребят, они с нами улетели.

СВы помните физиологические ощущения, которые испытали, «стоя у стены в ожидании…»?

Забыл. Но точно, это был мой самый большой подвиг в жизни. Самый. Большой. Подвиг. В жизни… Спустя 6 лет после тех событий, когда Борис Николаевич собрался уходить с поста президента, я получил письмо от шефа протокола: «Леша, тебя наградили медалью». Я спросил: «За что, Владимир Николаевич?» Я ж еще не знал, что Ельцин уходит. Он сказал: «В указе будет написано "За заслуги в области радиовещания", но вообще-то за декабрь 1994-го». И положил трубку. Так что хоть моя медаль — за заслуги в области радиовещания, но Борис Николаевич все помнил. Это был один из его последних указов.

СВаша история многое проясняет.

После этого, когда меня пугают: «Тебя выгонят, уволят», знаете, что мне хочется ответить?! Идите в жопу! Просто в жопу! Хотите сократить зарплату? Придумайте что-то поинтереснее, чуваки. Со мной трудно что-то сделать, потому что со мной давно уже все сделали. Мой сын, который бесконечно смотрит сериал «Ходячие мертвецы», говорит, что я зомби. А я и правда ходячий мертвец.

СКак вы, человек, принимавший непосредственное участие в политических событиях последних 25 лет, оцениваете перспективы режима?

Как, опять-таки, писали мои любимые Стругацкие, режим закукливается, образуя кокон. Если тренд будет продолжаться, то в конце концов все разлетится на осколки к чертям. Осколками посечет всех — и сторонников режима, и противников.

СТем не менее вы, как добросовестный летописец, не покинете поста?

Ни за что! Мне интересно!

СЧто именно вам интересно? По-моему, вы уже все это видели. Другой программы этот театр предложить не может.

Движуха! Мне не так много осталось по сравнению с тем, что я прожил. Хочу успеть застать дальнейшую движуху. Мне интересно, я же не знаю, что там, за горизонтом — есть загробная жизнь, нет ее — я не знаю! Надо все успеть здесь и сейчас.

СРоссия — это всего лишь глухая проблемная провинция цивилизованного мира. В этом мире идет колоссальное развитие технологий, искусства, вообще всего…

Я знаю, я в этом мире живу, много езжу...

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СНеужели вам интересно сидеть и смотреть, как в очередной раз завалится режим с системой ценностей и карательными методами на уровне XVI века?

А почему бы и не посмотреть? Мне интересно! Потому что здесь такие… загогулины. Нигде таких нет! И я — непосредственный участник этих загогулин. Более того, иногда я могу на что-то повлиять. Я же говорю, азартен. Самое главное, сейчас я делаю только то, что хочу.

СКак давно вы стали делать только то, что хотите?

Года три уже.

СРаньше было не так?

Раньше у меня были обязательства по отношению к уникальному журналистскому коллективу, к собственной семье…

СВы хотите сказать, что три года назад вы от этих обязательств сами себя счастливо избавили?

Да, сам себя избавил. Кто-то и помог, наверное.

СЧто именно случилось три года назад?

Ничего особенного. Я просто в один прекрасный момент проснулся и понял: все сочтено, взвешено и измерено. Тогда я сказал себе — все, хватит лохматить! С этого момента я живу для себя!

ССколько вам тогда было лет?

55.

СПоздновато для кризиса среднего возраста.

Это называется ренессанс позднего возраста!

СИ что вы сделали, приняв судьбоносное решение? При кризисе покупают красный порш или золотой джет. Что купили вы?

Ничего. Я просто переосмыслил свое поведение и перестал обращать внимание на внешние обстоятельства. Например, раньше я очень заботился о своей репутации, о том, как выгляжу в чужих глазах и т. д.

СПрошу прощения, но судя по вашему внешнему облику, в излишнюю заботу трудно поверить…

Я имею в виду не внешность, а поведение. Раньше, например, я не сильно афишировал свои встречи с людьми, принимающими решения, с властью, это считалось неудобным, а сейчас мне пофиг. Раньше я выглядел прилежным семьянином, а сейчас мне тоже пофиг.

СА что по этому поводу думает ваша жена?

Ой, это тяжелая история… Отдельное вам спасибо за интервью с Лесей Рябцевой.

СВы сами ее ко мне прислали.

Я не присылал, я разрешил. Она сама ходит.

СК тому же интервью она честно сказала: «Я Венику не даю».

Кто ей поверит?! Правде же не верят. Все решили, что это отмазка.

СИ ваша жена?

Да. Но это мои проблемы. Я перестал думать о том, как выгляжу в глазах окружающих, перестал наращивать защитный слой. Излишняя рефлексия — это и есть защитный слой.

СМне все же не верится, что у этих изменений в вашем сознании не было триггера, причины…

Причина на самом деле была. Три года назад мне делали серьезную операцию, в процессе которой я был ТАМ. Я был ТАМ, и потом вернулся. Кстати, ничего хорошего я там не увидел. Зато очень наглядно понял, что у меня очень мало осталось времени.

СУ вас была клиническая смерть?

Врачи не объяснили, что это было, но они меня оттуда вытащили. Это, конечно, помогает посмотреть на себя со стороны, вылезти из собственной шкуры и подумать: «Господи, ну что это за урод на столе лежит?! Что это за урод и дебил?» Как говорит наш министр иностранных дел, «Дебил, б***».

СПоэт Ходасевич поизящнее мысль выразил: «Я, я, я. Что за дикое слово! Неужели вон тот — это я? Разве мама любила такого, Желто-серого, полуседого И всезнающего как змея? …»

Вот-вот! А самое главное, что по сути ничего после моего стремного путешествия не изменилось, я просто перестал выеживаться публично. Это мало кто заметил. Только люди, которые близко меня знают, говорили: «О, ты теперь без маски. Ты такой, каким мы тебя знаем». Ну и ладно, без маски, кому от этого хуже-то?! Я вам рассказал, что уже 20 лет живу фактически после насильственной смерти, и еще три года — после, условно говоря, смерти клинической. В моей жизни появилась масса людей из разных слоев общества, которые меня рихтуют, на которых раньше я не обращал внимания, был высокомерный, презрительный. Сейчас не так.

СВы сами себе противоречите. С одной стороны, говорите, что перестали обращать внимание на окружающих, с другой, что раньше были презрительным и высокомерным, а потом изменились.

Я только хотел сказать, что больше ни под кого не подстраиваюсь. При этом я стал лучше понимать людей. Например, могу выслушать инвективу — и промолчать. Раньше не мог. А теперь думаю: «На меня это не влияет, но если тебе легче будет — говори». Люди, которые меня знают, понимают, что я стал совершенно другим. Многие обижаются, говорят: «Ты стал равнодушным». Человек уходит, хотя он мне дорог. А я, может, и хочу его удержать, но понимаю, что для этого нужно столько сил… И, хотя силы у меня есть, на эту попытку удержать уйдут они все, а человек уже все для себя решил. И я отпускаю внутренне: решил — иди. Свобода важнее.

СВы это не про Сергея Корзуна, случайно?

Нет. С Корзуном у меня отношения профессиональные. Я выжжен. У меня не осталось личных отношений с Корзуном, только профессиональные. В «Игре престолов» есть моя любимая фраза, которую произносит Тайвин Ланнистер: «Под каждую задачу ищи инструмент. Под каждый имеющийся инструмент ищи задачу». Это очень цинично, очень хладнокровно, но мудро и точно. Я стал большим циником.

СЗабавно, что вы называете себя зомби, циником, намекаете, что внутренне вы все повидавший, глубокий старик, а звучите абсолютно как максималист-подросток.

Так нам двадцать пять! Меня недавно упрекнули, что я веду себя как нахальный подросток. А так и есть! Мы велики, потому что нахальны! Молодые люди, приходящие сегодня на «Эхо» — нахальные подростки, — точно попадают в мое понимание современной жизни. Именно они мне близки. Читать дальше >>

Назад Читать дальше

Перейти к третьей странице
Комментировать Всего 21 комментарий

Подумала вдруг, что верх мастерства, когда залпом и с интересом проглатываешь интервью с персонажем, не слишком тебе интересным. Так вот, это очень мастерское интервью! Во всех смыслах. И многослойное...

Спасибо!

 Да, Лиза, талант не спрячешь! Соколова может дать сто очков форы и всяким Познерам и Собчак. Жаль редко появляются ее интервью, правда и материала для работы не много.

Знаю. что не в правилах автора блога отвечать на комментарии и, тем более, на какие-то замечания. Потому пишу для снобчан. Вдруг заглянут сюда! Ксения Соколова в своём интервью  объяснила феномен Алексея Венедиктова блестяще. Белых пятен не осталось. Фигура  главного редактора "Эхо Москвы"  вырисовывается в высшей степени незаурядная. Несколько отвлекает,  а если откровенно и портит материал (с моей точки зрения),  предложенная  презентером тема "говно". Определение явления   понятно. Важность - тоже! Но при изложении  поношения, скажем так,  хотелось бы большей изобретательности, изящества, стилистической элегантности, сдержанности, чувства меры... Всё ж таки площадка называется СНОБ! Этой терминологией, кстати,  злоупотребляет Е.Котова -  слово "обосрать" в комментах  не сходит у неё с уст. А если кто и пробует урезонить её, то делает это не очень убедительно - приводит вдруг какой-то замшело-пошлый анекдот про конкурс мудаков... Короче, я о сдержанности, о вкусе, избирательности, а вовсе не о нравственном максимализме.

Эту реплику поддерживают: Светлана Пчельникова

"Кто-то" услышал Вас и выше постарался порадовать цитатой из такого же замшело-пошлого анекдота. Злые люди всё недодают Вам изящества...

Эту реплику поддерживают: Светлана Пчельникова

Незнаю, как вас, ребята, а меня реально грузит, что у руля стоят мертвецы. Я и сам не сильно живой, и поэтому меня это грузит сильно-сильно.

Дмитрий, а какая, в общем-то, разница, если сам не сильно живой? ))

Помереть за своих, конечно, почетно. Но если жить , это полезней?

А кто выбирает? "..смерть придет - помирать будем".

Как же, а кто только что и сам не сильно живой? Раз есть осознание неполной жизненности, значит, есть и возможность выбора, чем заниматься.

Смерть еще когда придет, а пока либо жить, либо не очень! Так сказать, жить, но немножко мертвым.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Александр. Кто выбирает? У кого есть этот выбор? Человек, смирившийся со смертью один раз, уже не вполне жив. И не он выбирает обстоятельства.

Венидиктова сводили на расстрел. Условный замминистра Пупкин сидит на кокаине и ему уже давно все пофигу, кроме поиграть. Кого-то убили в детстве и он до сих пор мстит за это.

Мертвецы выбирают мертвецов. Идет негативный отбор. Если ты не самурай - к рулю тебя не пустят.

Так кто выбирает, жить ему или скончаться? Так сложилось. Такие дела. 

Думаю, Венедиктов знает, что есть для него настоящая жизнь и живет по своему выбору.

А вот как нам остаться живыми посреди всего этого? 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Оксана Кропачева

Впрочем, если я понял Вас неверно, если Вы этим не хотели просто оборвать разговор, то могу добавить лично от себя: очень давже возможно, что вы философски правы - человек, который чувствует, что все портит, однажды наказывает себя тем, что немножко убивает. 

В этом есть какая-то достоевщина, но в этом и какая-то глубина русского характера, о которой Вы недавно вели большие дискуссии.

Александр, какая уж тут глубина. Я просто заметил в какой-то момент, что на любой вопрос, аналогичный "что делать?", я имею только дурацкие ответы. Потому что мне не интересно. Помните, как у классика: "как обидно быть умным - знаешь все наперед".

Я знаю, как правильно. Но так как правильно - делать нельзя. Только все испортишь. 

Не знаю, как это объяснить иначе.  

Единственная разумная стратегия - терпеливо ждать. Но ожидание разрушает похлеще любого дурацкого деяния.

Поэтому, максимум, на который я способен - стараться как можно меньше  мешать. И тем, и этим. И пятым, и десятым.

Нельзя тянуть траву за ростки... Я вас понимаю. Меня желание действовать все время ставит в положение человека, который всех подталкивает, а значит, навязывает что-то свое. В итоге все обижаются, хотя по жизни хотят именно этого.

Ждать и не подталкивать - это мудро, и это искусство. Но оно разрушает, если это не осмыслено на уровне некой внутренней культуры работы над собой. Я помню, что у Вас философское образование, но, насколько я понимаю, классическое.

А тут, наверное, надо вспомнить восточную философию. Она знала  о том, как это горение, которое, будучи загнано внутрь, разрушает хозяина, превратить в силу.

Мне кажется, именно это состояние навеяло Вам мысли о том, что это не совсем живое сущствование. Однако, оно подобно высиживанию яйца, как это описывают Упанишады. Если принять себя таким, то может скопиться большая сила. Скажем, на хорошую книгу. Не думали о книге?

А я поверил, что  Венедиктов нашел себе Леди Мэри Поппинс. И живет как в сказке и дети и семья и Леди Леся :) А все остальное, это то, что еще должно ожить, как в добром  кино.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Елена Пальмер Комментарий удален автором

А что такой длинный заголовок ? Почему не просто - Зомби ? Впрочем,не нам мастерам слова и шакалам ротационных машин советовать )