Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Туркова

Ксения Туркова: Словарный запас. Выпуск 25

Из очередного выпуска «Словарного запаса» вы узнаете, как министр расширил границы сочетаемости, вежливо ли ставить точку, когда отвечаешь просто «Да», и кто может посоревноваться в употреблении ненормативной лексики с рабочими заводов Челябинской области

+T -
Поделиться:

Хрупкое дно

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев в минувший вторник подкинул задачку для учебника практической стилистики. После его слов о состоянии российской экономики журналисты стали интересоваться друг у друга: а хрупкое дно — это что за зверь такой? Может, этот, как его, оксюморон?

Справедливости ради надо сказать, что самого сочетания «хрупкое дно» министр не произносил. Он сказал следующее: «Но это все очень хрупко. Видно, что мы где-то на “дне” лежим, или как назвать это движение. Я думаю, что уж точно вниз не пойдем, а будем ли выходить заметно в рост — это сложно сказать».

Получилось не словосочетание, а образ хрупкого дна. А уже этот образ, в свою очередь, превратился в оборот, который вполне может стать устойчивым.

Хрупкое дно — действительно отличная метафора происходящего. К слову «дно», которое в последнее время произносят и пишут в соцсетях десятки и сотни раз в день и с которого, как известно, все время стучат, наконец подобран достойный эпитет.

Этот образ расставляет все по местам, предлагает нам долгожданную визуализацию. Да, дно есть, но оно как дно полиэтиленового пакета, который может прорваться в любую минуту, а ты в нем болтаешься, как кукла, рискуя упасть.

Определение «хрупкое» дает нам понять: дно не конечно, в любой момент можно провалиться и снова полететь, до следующего дна. Их вообще может быть несколько, этих… доньев.

Это, пожалуй, не оксюморон. Это нарушение сочетаемости как прием, рождающий новую образность, расширяющий возможности. Собственно, как и пределы дна.

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости

В каждой строчке все без точки

А теперь о том, что дает (или перестала давать?) нам обычная точка как граница предложения.

В соцсетях уже вторую неделю обсуждают колонку журналиста New Republic Бена Крера о том, что скромная точка стала для многих признаком раздражения.

Крер пишет: «Текстовые сообщения и реплики в онлайн-чатах с точкой на конце в последнее время воспринимаются как фразы, которые были написаны без удовольствия — или даже со скрытой злостью».

Многие, прочитав об этих наблюдениях, узнали в них себя: действительно, часто, когда пишешь что-то в чате «Фейсбука», поставить точку в конце короткого предложения или ответа на вопрос не поднимается рука. Кажется, будто ты пригвоздишь этим собеседника к стулу, на котором он сидит.

Вот спрашиваешь ты:

— Как дела?

А тебе отвечают:

— Нормально.

И от этого слова с точкой веет угрюмостью. Думаешь: может, он обиделся на что-то? Совсем другое дело, если так: «Нормально!» Или хотя бы так: «Нормально…» В первом варианте чувствуется уверенная веселость и готовность к диалогу, во втором — некоторая рассеянность, желание, чтобы расспросили подробнее и, возможно, немного пожалели.

Очень прошу читателей сейчас не принимать этот анализ за чистую монету — это, скорее, пародия на наше восприятие того, как мы сами же переписываемся в соцсетях.

Человек, ставящий точку, конечно, может и не иметь в виду ничего плохого. Может быть, он не любит восклицательные знаки и терпеть не может многоточия (и тем, и другим многие, скажем честно, злоупотребляют).

Но что точно нельзя отрицать, так это то, что знаки препинания действительно во многом превратились для нас в опознавательные знаки. Засилье восклицательных и вопросительных знаков, море тире, безбрежность многоточий — все это становится частью портрета пишущего или отражением его настроя в эту минуту. Правда, последнее случается все же реже. Как правило, выбранной им пунктуационной стратегии автор следует во всех сообщениях.

А репутацию точки надо как-то спасать. Куда мы без нее.

Иллюстрация: atkritka.com
Иллюстрация: atkritka.com

Заводы и новости

Уральские социологи недавно сообщили о безнадежном: они выяснили, что искоренить мат на заводах Челябинской области невозможно. Исследование шло шесть лет. Ученые в надежде на лучшее присматривались к работникам Магнитогорского и Нижнетагильского металлургических комбинатов, Уральского компрессорного завода, нескольких строительных компаний и, конечно, «Уралвагонзавода». Директор социологического центра Андрей Мозолин с грустью признал: «Искоренять мат на производстве бессмысленно». Правда, предложил придумать и внедрить некие новые обороты, чтобы заменить матерные. О результатах этого эксперимента пока ничего неизвестно.

Ученым тем временем стоило бы присмотреться не к заводам, а к другой сфере, в которой совсем скоро мат будет искоренить так же трудно, как на производстве. Речь о сфере потребления новостей.

Политолог Всеволод Чернозуб на днях написал на своей странице в «Фейсбуке», что придумал универсальный рецепт для соцсетей: пару раз в день превозмогаешь себя, заходишь в соцсети и гневно пишешь несколько матерных реплик. В комментариях тебе отвечают такими же репликами. «И ты типа в курсе всех новостей», — пишет Чернозуб. Правда, надежда на искоренение этого мата есть. Он исчезнет вместе с новостями, которые его вызывают. Но это уже предмет для совсем других исследований.

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости