Откуда взялся всеблагой Бог?

Будете смеяться, но некоторые ученые считают, что тут тоже замешан естественный отбор*

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Вопрос о том, откуда взялся Бог, может, в принципе, оскорбить чувства верующих. С другой стороны, мы знаем, что их чувства когда-то оскорбляли и вопросы попроще: «Откуда взялся человек? Откуда взялись собака и ящерица?» То есть полагалось думать, что их создал Творец, и все тут. Но когда ученые все-таки напряглись и ответили, что и ящерица, и собака, и человек произошли от древней рыбы, большинство верующих в конце концов смирились с этим. Ну, значит, Творец не делал ящерицу непосредственно, а просто подстроил законы природы таким образом, чтобы эволюция смогла породить ящерицу. Если подумать, так это еще и гораздо круче, ad majorem Dei gloriam.

Но, возможно, этот фокус и с самим Богом пройдет? То есть не с Ним Самим, конечно, — Он сидит себе на облаке вечно и не нуждается ни в каких объяснительных резонах, — а с концепцией Бога в человеческой голове. Опять же, раньше считалось, что идея Бога навеяна нам Им Самим через пророков, сразу в готовом виде. Но, возможно, там тоже все примерно так же, как с ящерицей? То есть идея эта не появляется чудесным образом ниоткуда, а развивается в соответствии с законами природы? (А уж законы-то, конечно, сотворил Он Сам, в этом мы перечить церковникам не станем — то есть не в этот раз.)

Это бы еще ладно. Но есть такое мнение, что наши представления о Верховном Разуме выкованы естественным отбором. Тем самым отбором, — ненавидимым религиозными фундаменталистами, скрепя сердце принимаемым прочими верующими, — который произвел ящерицу, собаку и человека. Впрочем, по порядку.

В большинстве религиозных систем есть два компонента, которые можно очень приближенно сформулировать так: 1) за всей видимой природой кто-то или что-то стоит, и 2) он (оно, они) хочет, чтобы мы поступали хорошо и не поступали плохо.

Что касается первого постулата, он возникает в человеческой голове естественно и непринужденно. Когда английские и американские психологи спрашивали детей, почему камни острые, дети чаще всего выбирали из списка ответ «Чтобы звери на них не садились», хотя в списке был ответ «Потому что камни состоят из более мелких кусочков вещества, и с чего бы им быть гладкими?». То есть приписывать неодушевленной природе некие планы, намерения и пожелания — одним словом, личность — вполне естественный побочный продукт работы человеческого мозга. Чтобы внушить нам эту идею, Создателю явно не пришлось идти ни на какие ухищрения.

В мире действительно есть религии, — хотя их и смехотворно мало, — которые этим и ограничиваются: есть дух дерева и есть дух реки, надо станцевать перед ними смешной танец, чтобы они не разозлились, и точка. Убьешь ли ты кого-то, украдешь, прелюбы сотворишь, пожелаешь жены или вола ближнего — это духов вообще не касается.

Но подавляющее большинство верующих людей на земле верят, кроме того, в то, что сверхъестественным силам небезразлично их поведение. Мало того что Бог есть, но Он еще и благ, то есть очень недвусмысленно предпочитает добро злу. И вот происхождение этой идеи уже не очень ясное. Тем более что примеры примитивных племен охотников и собирателей, тупо верящих в дух дерева, как описано в предыдущем абзаце, доказывают, что в принципе без религиозной морали можно обойтись, глубины психики не рождают ее автоматически.

Вот тут бы и признать, что идею Божией благости внушило нам — через Духа Святаго, говорившего устами пророков, — само божество. Но не таков Ара Норензаян, уроженец Ливана, в юности переехавший в США и ставший антропологом, чтобы броситься на первое попавшееся объяснение. Он думал и думал, ставил опыты на добровольцах и изучал первоисточники — и в 2013 году выпустил книжку, в которой все объяснил. Книжка называется «Большие боги: как религия влияла на сотрудничество и конфликты». Если изложить результат совсем кратко, то Ара Норензаян открыл духовные скрепы.

Начинал он с совсем простых опытов: давал испытуемым по десять баксов и говорил им, что они могут часть оставить себе, а часть отдать другому участнику опыта. Если перед экспериментом испытуемым говорили какие-то слова религиозного содержания, они отдавали в среднем чуть больше четырех баксов. Контрольная группа, которой не пудрили мозги религией, выделяла на благотворительность чуть меньше двух долларов. Разница налицо.

Значит, подумал Ара, религиозная мораль способствует тому, чтобы предпочитать общественную пользу личной выгоде. Полезно ли это для общества? Еще как. А следовательно, сказал себе Ара, общества, основанные на религиозной морали, будут в целом успешнее, чем те, что просто смешно пляшут перед деревом. И значит, рано или поздно первые поглотят и ассимилируют вторых. Тем самым идея благого Бога вытеснит идею богов, которым добро и зло по барабану.

Подтверждает ли это история? По мнению Норензаяна и некоторых его коллег, вполне. За примерами можно обратиться к цитированной выше книге (где скрупулезно собраны многие десятки примеров из жизни таких народов, о которых вы, вероятно, вообще никогда не слышали). Можно отослать читателя и к большой статье в последнем Science, где подробно разобраны аргументы за и против. Но особенно Норензаяну и его единомышленникам нравится пример американских мормонов. Их основоположник Джордж Смит, пишут ученые, как будто заранее прочитал их статьи и сделал религию в точности по их рецепту — с жесткими моральными нормами, с детальными предписаниями и довольно обременительным отречением от личных интересов в пользу общины. И что бы вы думали, мормоны процветают и множатся, в то время как многие другие, куда более умные и утонченные, не в обиду мормонам будь сказано, религии канули в небытие. Другой всем известный пример — казалось бы, непостижимое выживание и распространение иудаизма после исчезновения иудейской государственности. Оказывается, ничего непостижимого нет: религия со строжайшими моральными нормами настолько хорошо служит сплочению и успеху общины, что выживает (вместе с самой общиной) даже в чудовищно неблагоприятных обстоятельствах.

Забавно, что эта идея антропологов разом объясняет два вроде бы конфликтующих факта: с одной стороны, самые успешные мировые религии проповедуют добро и самоотречение, с другой — они нередко оказываются агрессивно нетерпимы к инакомыслию и порождают весьма кровавые религиозные конфликты. Но и та, и другая черта естественно следуют из того, что именно эти религии победили в естественном отборе. Их выкованные отбором постулаты нуждаются в логическом согласовании не более, чем сочетание крепких зубов и густой шерсти в структуре собаки.

В заключение хочется в очередной выразить наше восхищение Ричарду Докинзу, высказавшему идею «мемов» почти полвека назад. Тогда представление о том, что элементы человеческой культуры эволюционируют подобно живым существам, казалось просто забавным парадоксом для праздного ума. Однако теперь выясняется, что модель работает во вполне приземленных антропологических исследованиях. Вместо того, чтобы спрашивать: «Что же такого неотразимо привлекательного люди находят в идее Х?», следует спрашивать: «Что помогло идее Х выжить среди множества альтернативных идей?» А уж правильна ли при этом идея Х — это надо садиться и разбираться без оглядки на превратности истории и эволюции.

И наконец, оговорка для верующих, оскорбить чувства которых мы совсем не хотели, несмотря на признание в любви противному атеисту Докинзу. Возможно, вы заметили — а если нет, мы вам сейчас скажем об этом прямо, — что идея эволюции религии путем естественного отбора не более атеистична, чем идея дарвиновской эволюции живых существ. Если вы верите во всеблагого Бога, сотворившего Вселенную, вы можете лишний раз изумиться его мудрости: вместо того чтобы грубо вмешиваться в процесс и лично общаться с двуногими из горящего куста, Он устроил все таким образом, чтобы представление о Его благости и Его твердой позиции в вопросах добра и зла естественным образом распространилось по человеческим умам и культурам. Религиозные войны и жестокости, правда, вносят некоторый неприятный диссонанс, но не больше, чем они вносили в традиционную картину мира. Видимо, без этого вообще никак нельзя, есть ли Бог, или Его нету.

 

* Примечание: заметка основана на статье Лиззи Уэйд «Почему большим обществам нужны большие боги», Science, 28 августа 2015, #6251, стр. 918–922.

Теги: наука
Комментировать Всего 52 комментария

Ну, да.  Без вопросов.

Только не совсем понятен несколько полемический характер текста. Среди снобовцев я  настолько наивных людей, которые отрицают  адаптивную функцию культуры (и религии - как ее части)  - не сталкивался. Хотя, конечно, у каждого свое мнение о специфике реализации культурой этой функции. 

Во-первых, наши тексты читают не только снобовцы. Во-вторых, адаптивная функция культуры неочевидна и вообще говоря не доказана.  Спарта против Афин, кто кого сборет? 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Лариса Гладкова

Ха. Между тем, Спарта в общем это возобновляемое (не пушечное) мясо, с довольно низким процентом выживаемости, в отличие от Афин, хотя в целом не спорю.

А адаптивная функция культуры очевидна - приятнее ведь сходить за мамонтом, нарисовав предварительно, что его вместе с парнями уже убил? Ну и все прочее в этом духе. Хотелось бы пример абсолютно беполезного для выживания компонента культуры. Ну узоры на горшках, да, с другой стороны - из таких тоже кушать приятней, как ни крути:)

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Про снобовцев понятно, не учел.

Функция не обязательно подразумевает качество и количество. А без качества и количества что с чем сравнивать? Чего больше в Спарте по сранению с Афинами? А чего у Афин по сравнению со Спартой? Можно разбираться - но это хорошая монография.

Анализировать функцию как таковую имеет смысл через ее элиминацию, например.

Допустим, культура не обладает адаптирующей функцией. Тогда ни один из элементов культуры не должен обладать адаптирующей функцией. К элементам культуры относится, например, институт воспитания/образования. Он, в свою очередь, предусматривает накопление и закрепление поведенческих стратегий, позволяющих индивиду успешно функционировать в обществе. А способность меняться с целью успешного функционирования в среде  и есть простейшее определение адаптации. Таким образом, культура таки несет в себе адаптирующую функцию. О ее объеме и глубине можно спорить. Но ее трудно отрицать.

Эту реплику поддерживают: Екатерина Савушкина

Алексей, а как же пропущенное звено в творении человека современного? Оно ведь тоже между человеком и рыбой.

Что за звено? Нет вроде никакого звена...

Кк же! Всех ископаемых предков нашли, а переход от обезьяны к гомо сапиенс так и не обнаружен? Или я отстал, и белое пятно уже заполнено?

Что за переход? Много есть у нас разных откопанных предков, кого-то из них можно назвать обезьянами, кого-то людьми. Всегда будет пара предков, между которыми проведена (условная) граница: тут обезьяны, там люди. И всегда найдется мракобес, который скажет: а где же существо ТОЧНО на этой границе? Откопают с десяток новых, опять где-то пройдет условная граница, а тут уже невежда опять с тем же вопросом.

Если где-то и плохо с промежуточными формами на пути от рыбы к нам, то скорее на границе земноводных с пресмыкающимися, а также в самом начале млекопитающих и перед приматами. Но и там можно расположить картинки ископаемых форм в линию так, что вы (свежим взглядом) не слишком легко различите соседние картинки.

Эту реплику поддерживают: Екатерина Савушкина

Издеватесь? Я точно знаю, что Вам известно про это утраченное или до сих пор не найденное звено.Факт не только общеизветный, но и естественнонаучный.

Но, если честно, сам не знаю, как к нему относиться. Не считать же, как Деникен, что мы плод эксперимента, проделанного анунанками?

И опять же, даже если и считать, что человек разумный, то есть, в сущности, сам разум, был сотворен, биологически мы все же плод развития жизни на этой планете.

Так что, надеюсь. недостающее звено однажды будет найдено.

Нет никакого звена, ну право же. Вернее, их уже много-много. Вот Марков неплохо про звено написал: http://fanread.ru/book/8344623/ 

Вот спасибо! Сижу, читаю. Давно хотел найти что-нибудь свеженькое об антропогенезе, да все руки не доходили.

Алексей, на смартфонах конец линка обгрызан. Лучше, все же, показать пример простым снобовцам пример прилежности, которая приведет к выживаемости их популяции.

Эту реплику поддерживают: Александр Шевцов

Смартфоновская история у нас в процессе отладки, уж извините. И спасибо за обратную связь.

А залинковать лиек? Уж прстите обратно за связь.

А поясните, что за линк? Вот этот? http://www.sciencemag.org/content/349/6251/918

 Или мой ответ Александру http://fanread.ru/book/8344623/ ?

спасибо за обратную связь.

А вот еще из обратной связи. У меня вчера на гугл сервере стала грузиться тоько мобильная версия Сноба. Нормальный же Сноб выходит только на Файфокс сервере. :((((((((((((((((

Подлинный автор "мема"

Идея о теориях, борющихся за существование, была совершенно ясно высказана Поппером, сначала в 56 году, а потом в 71. Докинз лишь прилепил на эту попперовскую идею имя "мем" (oдним предложением упомянув Поппера, "The analogy between scientific progress and genetic evolution by natural selection has been illuminated especially by Sir Karl Popper."). Вот цитата из книги Поппера 71 года, за 5 лет до того, как вышла книга Докинза "Selfish Gene":

"The growth of our knowledge is the result of a process closely resembling what Darwin called 'natural selection'; that is, the natural selection of hypotheses: our knowledge consists, at every moment, of those hypotheses which have shown their (comparative) fitness by surviving so far in their struggle for existence, a competitive struggle which eliminates those hypotheses which are unfit. (Objective Knowledge: An Evolutionary Approach, 1971)"

Наверное, только популярной атеистической трескотней Докинза можно объяснить то, что идея борьбы идей за существование повально приписывается ему, а не ее подлинному автору, Попперу.

Идея "мема", ошибочно приписываемая Докинзу, стала весьма популярной, Алеша. Она рассматривается чуть ли не как одна из основных заслуг Докинза. Ее саму можно рассмотреть как мем, разумеется. Я бы не стал отрицать ее некоторую полезность, хотя и доказывать большую пользу не взялся бы. 

  

Совершенно банальная мысль. Именно в силу этого ее и подхватили безмозглые людишки.

Каждое слово отражает какую-то сущность, часто банальную или кажущуюся таковой, после того, как названа. Но, вообще говоря, слово не становится от этого неважным. Что такое "мем"? Нечто прилипшее к уму, подобно тому, как к организму прилипает вирус—не спрашивая человека, не являясь предметом его свободной воли, критического рассмотрения. Например, попсовые мотивы нередко таковы. Другой пример—простенькая идея, о проверках которой "крайне неприлично спрашивать", она подразумевается как нечто весьма ценное и самоочевидное одновременно. Усомнившиеся же в том получают в ответ "импульс раздражения". Но именно таков дарвинизм, согласно свидетельству автора этого блога. То есть, дарвинизм есть именно мем, и весьма успешный. В чем секрет его успеха—отдельная песня. Если коротко—то он взотребован сциентизмом, культом разума. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Алеша, к уму липнет то, что человеку нужно. Полуграмотному невежде нужно чувствовать себя умником не хуже тех, кто всю жизнь потратил на учение. Тут в руки ему дают универсальный ключ от всех дверей: случайные мутации и выживание наиболее приспособленных. Давай, вали, зачем теперь вся эта наука, когда все на свете можно объяснить! И то, почему смесь водорода с кислородом дает воду, а не бензин, тоже можно так объяснить...

Думаю, что это слишком ты просто объяснил, Алеша. Отнюдь не от "полуграмотных невежд" получал я "импульс раздражения", когда выражал сомнение в дарвинизме. Идеологический мем охраняется всем сообществом, этой идеологией охваченным. Табу на кртику поддерживают прежде всего лидеры сообщества, которых к полуграмотным невеждам не отнесешь. 

В Америке это оттого, что общество поляризовано и "лидерам ссобщества" удалось убедить остальных в том, что, если не "один за всех и все за одного", то завтра придут фундаменталисты с вилами и всех перебьют. В кулуарах люди потихоньку признаются, что не все чисто и Докинз у многих вызывает раздражение, но политика берет вверх.

Нигде нет этой борьбы с фундаменталистами, кроме как в биологии. Борьба же самим дарвинизмом, ни зачем науке не нужном, и вызвана. Лидерам сообщества-то он зачем, этот мем?  

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Разделяй и властвуй. Самая стойкая вражда возникает на пустом месте. Все "проблеы", по поводу котороых больше всего сломано копий, дутые и могли бы быть давно разрешены при желании разумного компромисса. 

В научной среде, этот сценарий почему-то реализован только в биологии. Да и какая дополнительная тут власть возникает, из этой вражды? Нет, тут другое.

Вот тебе мое объяснение. Для сплочения единомышленников нужен лозунг, простой и понятный. "Случайные мутации и отбор объясняют все на свете" есть понятный лозунг. И содержание этого лозунга самое подходящее для "прогрессивной" партии, которая хочет переделать мир по новому образцу. 

Что за партия такая, Алеша? Кто ее начальники? Что за "новый образец мира" ей понадобилось утвердить посредством тотального заморачивания голов биологам и через биологов? Это какие-то протоколы дарвинистских мудрецов получаются...  

При чем тут биологи, Леша. Заморачивают голову не им, а массам. Массам нужны лозунги. "Мир хижинам, война дворцам". "Вся власть Советам". "Германия превыше всего". "Все в мире есть продукт случая и ЕСТЕСТВЕННОГО отбора". В последнем случае особенно важно, что ВСЕ, что кроме этого, НИЧЕГО нет, никаких других факторов.

Эти лозунги играют многочисленную роль, создавая определенные социальные движения. Через них идеи, созданные кабинетными мыслителями, овладевают массами. 

Биологи притом, Алеша, что прежде всего в их среде дарвинизм реализован как идеология. Именно биологи являются авторитетами, эту идеологию поддерживающими. Никакой политической силы, однако, которая бы выигрывала от дарвинизма, я не знаю. В обеих партиях Америки есть как атеисты, так и верующие. И на всех уровнях. Статистику по этой части я не изучал, но думаю, что расклад по вере-атеизму среди видных политиков примерно такой же, как и среди их избирателей. Среди населения США атеистов всего 3%. Политическая сила, ассоциирующая себя с атеизмом, рубила бы сук, на котором сидит. Но силы такой я не вижу. Наверное, ровно поэтому.

Пару лет назад в Конгрессе не было ни одного атеиста: 

http://www.huffingtonpost.com/2013/09/19/atheists-in-congress_n_3944108.html . 

Справедливо ли будет отнести к мемам дарвинизм?

Если коротенькие мыслишки, обладание которыми дает иллюзию того, что можешь объяснить все. "Дарвинизм" в его популярном понимании относится к таким мыслишкам. Что касается теории эволюции, то это очень сложная наука.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

"Теория эволюции" объединяет в себе огромный набор фактов и эмпирических обобщений о разнообразных путях эволюции. Если бы мы оставляли слово "теория" только за теми идейными конструктами, где есть аксиомы и логические доказательства на их базе, а значит, и опровержения аксиом наблюдениями (falsification), то, насколько я понимаю, "теорию эволюции" пришлось бы исключить из списка теорий. Это сугубо эмпирическое знание, постоянно пополняемое новыми фактами и обобщениями, чья истинность или ложность никак не зависит от того, верят ли в происхождение жизни и видов от Бога, демонов, случая или инопланетян.

Алеша, я не чувствую себя достаточно компетентным  в этой области. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Заметь, что речь тут идет не о каких-то отдельных деталях "теории эволюции", но о ее наиболее существенных качествах как целого. 

  Леша, но на мой взгляд ты предъявляешь слишком строгие требования к теории эволюции. Выживание выживающих - не столь тривиальное утверждение, за ним стоит принцип адаптивности к окружающей среде. Другое дело, что возможно эти принципы не вполне проработаны. В физике или химии за этими принципами стоит принцип минимальной энергии с кинетическим и энтропийным контролем. И возможно нечто большее, когда мы говорим о странном и точном подборе фундаментальных постоянных. Так что есть смысл подождать - по крайней мере эта концепция пока не противоречит наблюдаемым фактам и не имеет доказательной альтернативы.

Серж, я не против учета очевидностей. Я за. Более того, я признаю за Дарвином великую заслугу указания на некоторые очевидности, которые до него не были столь очевидны. А благодаря ему стали. Дарвина лично я чту, и вообще он мне симпатичен. Я против другого, как мы уже говорили. Прежде всего—я против идеологий, тех учений, что табуизируют свою критику внутри охваченных ими сообществ. Особенно же дурны идеологии, мимикрирующие под теории. Именно таков дарвинизм. 

Леша, ну так и я против идеологий. Но давай признаем хотя бы две позиции. Во первых, таков современный уровень развития биологии. И во вторых, мы с тобой не слишком компетентны в биологии в целом и в оценке современного состояния теории эволюции.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Серж, относясь с глубоким почтением как к биологии вообще, так и к эволюционным исследованиям в частности, я плохо отношусь к идеологии дарвинизма. Идеология, каким бы ни было ее конкретное наполнение, есть нечто, что должно быть отвергнуто научной средой, как идеология. Конкретные же принципы, ею задействованные, тавтологичные или нет, после этого найдут себе правильное место. Но только после этого. А пока этого не случилось, наука оказывается заложницей захватившей ее идеологии. Что науке, да и цивилизации, может быть только во вред. 

Лично я, в меру своей компетентности, пока не вижу того, как дарвинизм тормозит развитие биологии. Все же это наука чрезвычайно широкая в изучении разнообразнейших биологических объектов. Когда и если придет время - дарвинизм будет модифицирован. А пока, в отсутствие приемлемых альтернатив, нет никакого практического смысла устранять его, пусть даже как идеологию, но связывающую разнородные исследования в единое целое. Куда больше оснований бороться против разного рода конфессий, включая христианство. Веры там практически ноль, одна прагматическая идеология. Но и тут оснований для борьбы я не вижу ).

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Александр Шевцов

Христианство, Серж, не выдает себя за науку (отдельные секты не в счет, не о них речь). Оно называет догмы именно догмами, честно указывая на их исток. Христианство исключительно строго рассматривает свои положения—называется это теологией, которая на деле есть одна из важнейших отраслей западной философии. Нет таких догм, критика которых не рассматривалась бы со всей тщательностью и открытостью ведущими теологами и религиозными мыслителями. 

Что же касается вреда от идеологии, прикидывающейся наукой, то один вред, и большой, мне очевиден—вранье по одному из важнейших вопросов. Вранье как внутри себя, так и наружу. Вранье, как условие принадлежности к сообществу. То, что это вранье многими принимается как нормальное, только показывает, насколько плохо дело, насколько сильно утрачен иммунитет к вранью. 

Эту реплику поддерживают: Alexei Tsvelik

Леша/, я специально христианство в пример привел. Есть конфессия для массового использования, и есть внутренее проработанное ядро, не доступное не только не верующим, но и большинству воцерковленных. Тем более и здесь - что нам со стороны рассуждать о дарвинизме, если нам недоступно не знание теории эволюции во всем объеме, ни мысли по этому поводу ученых, двигающих ее развитие. Доккинз здесь в лучшем случае подобен отцу Чаплину, и суждения этого Чаплина даже о православии думаю не намного авторитетнее суждений Чарли Чаплина об ОТО или дарвинизме.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Ни в моей, ни в твоей власти, Серж, изменять состояние дел в науке. Что в ней принято, что отвергнуто. В нашей власти, однако же, не участвовать во вранье, но называть вещи своими именами. Что имеет первостепенное значение, как учил старик Конфуций. 

Это так, правда меня старик Кофуций не учил, и к идеологии конфуцианства я отношусь с определенным скепсисом. Ну не китаец я, так уж получилось )

Я наслаждаюсь, Серж, обращаясь к мудрецам прошлого. Включая и Конфуция. Это не значит, конечно, что сказанное ими есть истина в последней инстанции. Но иногда кажется, что так хорошо сказано, что ни убавить, ни прибавить. Вот тогда я шлю душе мудреца свой глубокий поклон. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

  Я тоже, Леша. Но отсталые мы люди. Тут недавно Невзоров, превзошедший все науки, включая современные представления о возникновении вселенной,походя пнул и всех мыслителей прошлого, как абсолютно устаревших и бессмысленных. Так что возник новый человек - человек сверхразумный )

Ну, пинать мыслителей прошлого—занятие не новое, Серж. На манер развязных шутов или на манер безумных царей.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Исследование Норензаяна

То, что общественный или личный успех или крах в огромной степени определяются мировоззрением, давно уже, мягко говоря, не новость. Можно ли отсюда заключить, что замечательный принцип выживания выживающих объясняет не только биологическую эволюцию, но и духовную, зависит от того, что именно понимается под "объяснением". Если, как отметил уже Алеша, нужна простенькая схемка, удовлетворяющая нехитрые нужды невежд и лентяев, то такое универсальное "объяснение" будет самое то.

Сказанное, однако, ни в малейшей степени не принижает антропологическое исследование Норензаяна, весьма интересное, на мой взгляд. Одно дело—понимать вообще, из общих соображений, связь религии и цивилизации. И совсем другое дело—получить материалы реальных исследований, фактуру по этой части. Прочитав статью в Science, я мысленно пожелал успеха группе Норензаяна и купил его книгу "Big Gods: How Religion Transformed Cooperation and Conflict" ($13 Kindle Edition). Алексей, спасибо за наводку!

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Все это настолько очевидно..., хотя, разумные доказательства не будут лишними. По мере накопления "доказательной базы" будет происходить переход от популярной сейчас внеконфессиональной веры в бога к пониманию, что бог - это коллективное сознание всей живой и "неживой" материи. И, главное, начнется переход от эпохи эгоизма к эпохе альтруизма.