Митинг «За сменяемость власти». Репортаж

В московском районе Марьино оппозиция проводит согласованный митинг «За сменяемость власти». Заявленное число участников — 40 тысяч человек. Первоначально организаторы планировали шествие по Бульварном кольцу и митинг в районе проспекта Сахарова, но мэрия не согласовала такой маршрут, поскольку сегодня в центре проводится Московский марафон. Среди основных требований акции — отмена цензуры, освобождение политзаключенных, борьба с коррупцией, честные выборы, прекращение войны на востоке Украины. «Сноб» ведет прямую трансляцию с места событий

Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости
Фото: Рамиль Ситдиков/РИА Новости
+T -
Поделиться:

Я хожу на митинги восемь лет, и вот наблюдение: небольшой дождик сокращает число участников на 20%, шквальный ветер — на 50. Но и солнышко бьет по массе: поеду-ка, думает активист, на дачу. К любимой морковке. Сегодня ни так, ни сяк, а в самый раз. Тепло и пасмурно. Если что и помешает собрать народ, то не погода. На улицу Перерва сгоняют полицейских, судя по виду — совсем «зеленых».

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Трудный выбор у москвичей!  В Марьино — митинг, а на другом конце Москвы фестиваль «Остров девяностых», где показывают Зельдовича и поет «Аукцыон». Это из-за него все публиковали в фейбсуке ностальгические фоточки. Пока москвичи предпочли прошлое будущему. Если, конечно, верить, что будущее — здесь, на улице Перерва, где под мутным небом топчется пока лишь пара сотен человек.

Впрочем, провокаторы из прокремлевской организации НОД уже здесь. На фото — Мария Катасонова и какой-то прапорщик.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Бригадир инструктирует дружинников: «Не курим, блин! Тут камеры везде. Становимся с ментами через одного».

А я пока напомню требования митинга — цитирую организаторов:

Мы требуем безусловный доступ на выборы для оппозиции.
Мы требуем прекращения войны.
Мы требуем отмены цензуры.
Мы требуем освобождения политзаключенных.
Мы требуем борьбы с коррупцией.

Немного смущает, что честные выборы важней мира.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин
Антон Чугринов

Видеотрансляция митинга:

Стрекочет вертолет, скучает пара сотен полицейских, пригнали омон, во дворе — броневик. Взвод полиции прячется в расписных палатках. Кажется, они очень боятся: и дождя, и тех, кто пришел на митинг. Хотя народу неприлично мало.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

По обе стороны бульвара под козырьками прячутся зеваки. В основном армяне — владельцы местных лавочек и магазинов. Спрашивают, что за митинг и почему нет ЛДПР. Потихоньку объясняю им про принципы парламентаризма, про войну, коррупцию, а также про то, кто такой Турчак и какой он.

— Война — это плохо, конечно, — говорит пожилой армянин. — Но нам бы квартиру.

Народ прибывает.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Людей под тысячу. Не знаю, много это или мало. Вроде мало: на прокремлевские сгоняют десятками тысяч. Вроде много: митинг-то не рекламировали толком. В группе в фейсбуке 30 тысяч приглашенных и 8 тысяч участников, но ни я, ни кто-либо из моих друзей не получал приглашения. Таков феномен московской политической тусовки — гигантской в сравнении с другими русскими городами, но объективно малочисленной.

Радует, впрочем, что контрпропаганда выглядит жалко.

Персонажи прекрасны. Агитматериалы тоже.

Спрашивают, что написано. Я говорю — это на монгольском.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Митинг похож на петербургский. Много чудаков с очень подробными формулировками вопросов к Путину. Со сцены звучат песни Окуджавы, Цоя и Васи Обломова.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

«Нууу, опять в Марьино...» — так среагировали на анонс митинга те, кто обычно посещает такие мероприятия. Многие решили не идти: Марьино — это вам не Манежная. Поэтому сегодня я задаю митингующим один и тот же вопрос: почему география митинга неважна, почему важно выйти даже в Марьино?

Николай Ляскин, руководитель московского отделения партии «Партия Прогресса»:

Задача власти — утомить нас и расслабить. Чтобы мы перестали делать хоть что-нибудь. Наша задача — любыми силами не давать процессу остановиться. Если этот процесс можно создать в Марьино, надо собраться в Марьино. Если у кого-то получится в центре Москвы — мы все придем в центр Москвы. Каждый из нас должен тратить по пять часов в неделю на этот процесс и тогда все изменится.

Становится людно. Яшин дает интервью, повторяя несколько раз слово «процедура». Всюду вьются журналисты «Дождя».

Катасонова с ухмылочкой пристает к пожилой активистке. Артемий Троицкий говорит мудрые вещи:

— Надо правильные идеи нести в спальные районы! Опаньки — а тут под окнами объявились странные люди, которые говорят интересные вещи. А за 101-м километром тоже должны быть активисты, которые тоже собирают свои митинги.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Голос малого бизнеса из Подмосковья:

— Мы бы и рады что-то сделать для России, но нам не дают!

Тем временем митинг начинается. Людей много, точно больше трех тысяч. Выступает Яшин. Рассказывает об избирательной кампании в Костроме.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

— Ты — это то, как ты сопротивляешься, — говорит Яшин. — Ну что, мы уедем из страны?

Неуверенное хоровое «нет».

— Власть жуликов и оккупантов исторически обречена, — добавляет Яшин и цитирует Пушкина. Мол, напишут наши имена.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Правозащитница Зоя Светова перечисляет имена политзаключенных. 

— Они сидят за всех нас!

У нее шестидесятнические интонации — так читала стихи Ахмадулина. И вообще — тут очень старомодно и от того сюрреалистично. Меж многоэтажек ходит эхо от пения Окуджавы.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Выступает физик Андрей Заякин, представитель «Диссернета». Ничего не понятно: он говорит мимо микрофона. Люди скандируют «громче!», но Заякин не слышит. Тут плохая обратная связь. В толпе обсуждают странный состав выступающих.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Выступает предприниматель Сергей Бойко из Новосибирска. Рассказывает о своем опыте политической борьбы в регионах:

— На самом деле люди не поддерживают власть! Сидят бабушки на лавочках, но им надоели эти рожи. Вы думаете, за МКАДом ватники? Нет, их просто не слышат. И «Единая Россия» это знает. Потому нас просто сняли с выборов по беспределу.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Евгения Альбац :

Очень здорово, что митинг проходит в Марьино. Посмотрите на эти дома вокруг, на открытые окна. Здесь живут обычные люди. Именно в спальных районах живут те, кто не интересуется политикой. Поэтому хорошо, что мы выступаем именно здесь.

Журналистки «Москвы 24» пристают к мальчику 14 лет в футболке с Бродским:

— Скажите, как вы увлеклись этим всем? Как вы начали читать определенные СМИ? 
— После убийства Немцова я понял, что политика — это жизненно важно.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

В задних рядах ораторов вовсе не слышно, люди просто расслабленно слушают джаз.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Плохой признак: средний возраст участников — за 40. На сцене сплошь Серебряный век:

— Это стихотворение Цветаевой посвящено Пастернаку, но его можно отнести ко всем нам!

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Дмитрий Орешкин:

Нас выпихивают в перефирию, мы должны отдавать себе в этом отчет, но не должны опускать руки. Конечно, ничего не делать — очень легко. Противоположная позиция: надо уже брать в руки оружие и взрывать. И то, и то неправильно. Сопротивляться надо иначе. Правильное сопротивление дает результат. После того как в 2011 году люди вышли на улицу, на выборах президента в Москве не было столь откровенных фальсификаций. Именно поэтому Путин набрал меньше 50 процентов в Москве. Выборы мэра прошли почти честно на этапе подсчета голосов. Мы хотим больше результатов, быстрее. Но для этого надо хотя бы выйти в Марьино.

Экономист Милов:

— Мы воюем с самым близким нам народом!

Зевака: 

— Это хохлы? Я читал, что они вообще другая раса.

Тем временем на сцене Ирина Прохорова — но в записи. Говорит об опасности концентрации власти.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Выступают Леонид Волков и Георгий Албуров. Албуров доказывает, что это не он иностранный агент, а наоборот — власть. Перечисляет недвижимость и связи Соловьева, Якунина, Мизулиной. Аплодисменты наконец-то бурные.

А народ все прибывает. Кажется, люди просто не рассчитали время, чтобы вовремя приехать на «Братиславскую».

Подсчитать митингующих невозможно. Полиция, как обычно, занизит цифру, организаторы — завысят. Но ни те, ни другие не учтут сотни людей, которые не прошли сквозь рамки, а просто стоят рядом и слушают.

На сцене Евгения Альбац: 
— Жизнь слишком короткая, чтобы прожить ее на коленях.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Аудиообращение Олега Навального из колонии:

— Есть от чего приуныть, но будьте сильными.

А на подступах к митингу обещают скорый конец света.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

На выступлении Константина Янкаускаса, который заявляет, что чиновники живут при коммунизме, народ начинает потихоньку расходиться. Митингуют уже больше часа. Но оставшиеся крепки духом и позитивны: 

— Маша, улыбнись дяде!

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

На сцене Дмитрий Быков. Аплодируют ему страстно, как шоумену.

Он — иронически, конечно — приветствует телевидение, охрану и провокаторов. И быстро сворачивает выступление:

— Россия — добрая, великая и талантливая страна. Россия не будет свободной — она уже свободна. Россия будет хорошей!

А стихов не прочитал.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

Выступает Анна Гаскарова — жена политзаключенного Алексея Гаскарова и журналист нашей редакции. 

Анна Гаскарова:

Сегодня самые сильные, искренние и честные политические высказывания звучат не на митингах, а в российских судах. Их, к сожалению, слышали немногие. И я считаю важным донести до как можно большего количества людей слова, сказанные теми, кто сегодня не может быть среди нас, потому что находится за решеткой. В этих словах есть много смелости и мудрости, которым нам, пожалуй, стоит поучиться. Я выбрала несколько цитат из последних слов, которые не изменили решения суда, но свидетельствуют о других важных и глобальных изменениях в нашей стране.

Андрей Барабанов: Люди должны влиять на происходящие в стране события и делать это активно. Изменить жизнь к лучшему можно благодаря общему взаимодействию, но делать это нужно мирными методами. Всегда стараться идти на конструктивный диалог. Я хочу жить в стране, где права человека не только декларируются,но и соблюдаются, где не нужно постоянно бороться с органами в подавлении свободной воли. Это пагубно для будущего. Мы должны раздвигать границы, открывать их, а не строить непреодолимую стену.

Олег Навальный: Единственная причина, по которой я оказался на скамье подсудимых — это политическая деятельность моего брата и его борьба с коррумпированным режимом, в которой он выступает борцом последовательным и непримиримым. Я знаю, что Алексей делает это не один. С ним много людей, похожих на него по убеждениям. Если для этого мне лично нужно заплатить какую-то цену, я готов ее заплатить. Даже тот срок, который озвучивали прокурор,  очень смешон. Потому что то, о чем говорит Алексей, гораздо важнее.

Алексей Гаскаров: Решить и социальные, и экономические проблемы можно, лишь изменив политическую систему. А единственный легальный способ изменить политическую систему — это честные выборы.

Олег Сенцов: На Украине тоже была преступная власть, но мы вышли против нее. Нас не хотели слышать — мы стучали в мусорные баки. Не хотели видеть — мы поджигали покрышки. В конце концов, мы победили. То же самое произойдет у вас рано или поздно. В какой форме — я не знаю, и я не хочу, чтобы кто-то пострадал. Просто я хочу, чтобы вами больше не правили преступники… Так что единственное, что я могу пожелать информированной части населения России, — научиться не бояться.

Денис Луцкевич: Правда победит, даже если погибнет в бою.

 

И я хочу добавить от себя: Людей сажают, чтобы запугать остальных. Наилучшим ответом на эти действия и единственным лекарством от репрессий должна быть наша правильная реакция: чем больше нас запугивают, чем сильнее ограничивают нашу свободу и право на честные выборы, тем больше людей должно выходить на улицы. Даже если эта улица находится в Марьино, а не на Манежной площади. Иначе ничего не изменится.

Пожилые дружинники прячутся от дождя, их ловит веселый подполковник:

— Ну-ка (четыре матерных слова подряд), обратно! Ну-ка (три матерных слова), делиться опытом с молодыми! А то там у меня две бабы чуть не подрались.

На сцене Навальный. Он блестящий оратор, технически на голову выше остальных, даже Быкова:

— Приветствую людей, которые верят в лучшее. Которые знают, что творчество побеждает упырей! Что хеппи энд — не только в голливудских фильмах. Наша миссия — работать с теми, кто не верит. Наши дети будут смеяться над высокими процентами власти.

— Мой план — остаться приличным человеком! Никакого другого плана не существует!

На всяком рок-концерте звезду ставят в конце. Темнеет, дождь зарядил, но люди аплодируют каждому слову Навального.

Фото: Евгений Бабушкин
Фото: Евгений Бабушкин

По меньшей мере пять тысяч человек скандируют "Россия без Путина". 

Завершают эффектно, Пушкиным, «К Чаадаеву». 

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
души прекрасные порывы.

Митинг закончен, закончена наша трансляция. Спасибо, что были с нами.

Комментировать Всего 2 комментария

Жаль, Сергей, что не ходили! Я-то как раз была. Сейчас пишу о впечатлениях.