Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Чужие лозунги

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Я давно не хожу на оппозиционные митинги, вот и в минувшее воскресенье не пошел. Со мной, по самым скромным подсчетам, не пошло еще 90 тысяч человек, если считать, что на Болотную в лучшие времена приходило тысяч 100, а в Марьино 20 сентября пришло 10 тысяч от силы.

Можно, конечно, назвать меня и таких, как я, трусами, которые боятся ОМОНа, дураками, которые не понимают ценностей демократии, приспособленцами и мерзавцами. Но это совершенно бесполезно.

Мы не пришли, потому что разочарованы в этих лозунгах и этих лидерах.

Зависть, конечно, сильное чувство, но довольно постыдное. И со времен Болотной до нас дошло, что расследования Навального адресованы были не нашему чувству справедливости, а нашей зависти. И это отвратительно, конечно, что государственные чиновники под прикрытием государственной службы выстраивают бизнес-империи, но и рассматривать часы на руке богача — тоже отвратительно. Есть в этом сквалыжничество какое-то. За последние годы справедливость не восторжествовала ни на йоту, а сквалыжничество вылезло на первый план. За отчетный период из смелого трибуна и борца Навальный окончательно превратился в человека, который увеличивает фотографию, рассматривает часы, звонит знакомому senior watch editor из глянцевого журнала и выясняет, сколько часы стоят. Тьфу, гадость! Или сам хорошо разбирается в дорогих часах, как стареющий wannabe? Еще хуже!

И нам, вот этим 90 тысячам, которые не пришли, не нужна сменяемость власти сама по себе. Нам нужна сменяемость власти для живых и конкретных целей, из которых состоит наша жизнь.

Я вот, например, занимаюсь помощью больным детям. Сменяемая власть мне нужна, чтобы больных детей лечили наилучшим образом. Но если я рассказываю оппозиционным лидерам про нужды больных детей, а оппозиционные лидеры посылают меня сменить сначала власть, то я воспринимаю это как высокомерие и лидеров таких не поддерживаю. Пойди, дескать, гражданин, туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что, установи сменяемость власти, демократию, свободу слова и разделение властей, а тогда и получишь… что ты там просил? лекарство для бабушки? нет? костный мозг для ребенка? ну, костный мозг, не важно… всю там твою социалку, которая тебе нужна, вот всю ее ты и получишь, как только добьешься сменяемости власти.

Я хорошо помню тот день, когда принят был «закон Димы Яковлева» и запрещено было усыновлять американцам российских детей, даже инвалидов. Я тогда поехал по детским домам и составил список детей, которые нашли уже было себе американских усыновителей, должны уже было поехать в Америку в новые семьи, но нет — остановлены были законом. Этот мой список тогда даже стал известен как «список Панюшкина». А оппозиционные лидеры организовали тогда марш протеста. Но…

Марш назывался не маршем за детей, а маршем против подлецов. Демонстранты несли не портреты детей, которые не попадут в семьи, не имена этих детей на транспарантах. А портреты и имена депутатов, которые приняли закон, запрещающий иностранное усыновление. Это был не марш «ЗА», а марш «ПРОТИВ». Организаторы оппозиционного митинга не думали о детях, как бы их спасти, а думали о депутатах, как бы их сковырнуть. И вот тогда, на том марше я понял, что это не мои лидеры.

И полагаю, еще 90 тысяч человек в свое время поняли, что это не их лидеры протеста, потому что они их не слышат, сколько бы ни ходили по дворам и сколько бы ни выступали у станций метро на импровизированных трибунах.

Мне не нравится теперешняя власть, резко не нравится: в Москве, например, 185 детей на аппаратах искусственной вентиляции легких, и хрен допросишься от теперешней власти хлоргексидина, чтобы эти аппараты промывать. Но и оппозиция про хлоргексидин знать ничего не хочет, талдычит про сменяемость власти, рассматривает часики на руке пресс-секретаря президента и подсчитывает, сколько на эти часики можно было бы купить цистерн хлоргексидина.

А мне не нужны остроумные подсчеты в «Фейсбуке». И сменяемость власти мне не нужна. Мне нужен хлоргексидин. И каждому из тех 90 непришедших тысяч тоже что-то нужно — земля, кров, кровь, хлеб…

Нас не надо учить основам обществоведения с трибуны. Нас надо слышать.