Юлия Дудкина, Анна Карпова

26477просмотров

Война, терроризм, экология. О чем говорили Путин и Обама на Генассамблее ООН

В штаб-квартире ООН в Нью-Йорке проходит 70-я сессия Генассамблеи ООН. С особым любопытством участники и зрители ждали выступления российского президента — он впервые за 10 лет выступил на сессии Генассамблеи. «Сноб» рассказывает, о чем говорили Владимир Путин и Барак Обама, а политологи Александр Шпунт и Игорь Бунин объясняют, на что в этих речах стоит обратить внимание и как слова двух лидеров способны урегулировать отношения между Россией и Западом

Фото:  Felipe Dana/AP/ТАСС
Фото: Felipe Dana/AP/ТАСС
+T -
Поделиться:

Владимир Путин

Про право вето

Разногласия среди членов ООН присутствовали всегда, правом вето пользовались и США, и Великобритания, и Франция, и Китай, и СССР, а позже — Россия. Это естественно для столь многоликой организации. При основании ООН и не предполагалось единомыслие. Суть организации в поиске и выработке компромиссов. Обсуждаемые решения согласовываются или не согласовываются, но всякие действия любых государств в обход устава ООН нелегитимны и противоречат современному международному праву.

Про Ближний Восток

Мы все разные, и к этому надо относиться с уважением: никто не обязан подстраиваться под одну модель развития, признанную кем-то единственно правильной. Попытки подстегнуть перемены в тех или иных странах, исходя из своих идеологических установок, приводят не к прогрессу, а к деградации. Но, похоже, никто не учится на чужих ошибках, а только повторяют их. Экспорт революций — теперь «демократических» — продолжается.

Достаточно посмотреть на ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Политические и социальные проблемы там назревали давно, люди хотели перемен. Но на деле агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что уклад жизни обычных людей был разрушен. Вместо торжества демократии и прогресса — насилие, нищета, социальная катастрофа. Права человека и право на жизнь теперь ни во что не ставятся.

Про Сирию

Россия всегда твердо и последовательно выступала против терроризма во всех его формах. Сегодня мы оказываем военную и техническую помощь и Ираку, и Сирии, и другим странам региона, ведущим борьбу с террористическими группировками. Считаю ошибкой отказ от сотрудничества с сирийскими властями и помощи сирийской армии. Надо признать, что кроме правительственных войск Башара Асада и курдского ополчения в Сирии с «Исламским государством» и другими террористическими организациями реально никто не борется.

Про «Исламское государство»

Возникший на Ближнем Востоке и в Северной Африке вакуум власти привел к образованию зон анархии, которые немедленно стали заполняться экстремистами и террористами. Под знаменами «Исламского государства» воюют десятки тысяч боевиков. В их числе и иракские военнослужащие, которые после вторжения в Ирак в 2003 году были выброшены на улицу. Поставщиком рекрутов является и Ливия, чья государственность была разрушена вопреки уставу ООН. А сейчас ряды радикалов пополняют члены умеренной сирийской оппозиции. Их вооружают, обучают, а потом они воюют за ИГ.

Да и само «Исламское государство» возникло не на пустом месте. Его также сначала пестовали как силу против неугодных режимов. Создав в Сирии и Ираке плацдарм, ИГ расширяет свое влияние в исламском мире. Положение дел очень опасно. Лицемерно выступать с громогласными декларациями об угрозе международного терроризма и закрывать глаза на финансирование и поддержку террористов за счет наркобизнеса, нелегальной торговли нефтью и оружием. Лицемерны и попытки манипулировать террористическими группировками для достижения собственных политических целей. Тем, кто так поступает, хочу сказать: уважаемые господа, вы имеете дело с жестокими людьми, но не глупыми и не примитивными. Еще неизвестно, кто кого использует в своих целях. Мы считаем, любые попытки заигрывать с террористами и вооружать их пожароопасны. В результате глобальная террористическая угроза может критически возрасти и охватить новые регионы планеты.

Про антитеррористическую коалицию

Наш честный и прямой подход в этом вопросе используется как предлог, чтобы обвинять Россию в растущих амбициях. Но суть не в них, а в том, что терпеть складывающееся в мире положение уже невозможно. Мы предлагаем руководствоваться общими ценностями и интересами на основе международного права. Необходимо создать широкую международную антитеррористическую коалицию. Как и антигитлеровская коалиция, она могла бы сплотить в своих рядах самые разные силы, готовые решительно противостоять тем, кто, как и нацисты, сеет зло и человеконенавистничество. Ключевыми участниками коалиции должны стать мусульманские страны, ведь ИГ несет не только прямую угрозу для них, но и своими кровавыми преступлениями оскверняет величайшую мировою религию — ислам. Идеологи боевиков издеваются над исламом, извращая его истинные гуманистические ценности.

Россия, как председатель Совета Безопасности, в ближайшие дни созывает заседание для комплексного анализа угрозы в странах Ближнего Востока. Предлагаем создать резолюцию по координации действий всех сил, противостоящих терроризму, которая должна основываться на принципах устава ООН. Тогда и лагеря для беженцев строить не придется. Поток людей, вынужденных покинуть родные земли, захлестнул сначала соседние земли, а потом и Европу. Это тяжелый урок для всех нас. Беженцы безусловно нуждаются в сострадании и поддержке, но кардинально решить проблему можно, только восстановив государственность там, где она была уничтожена. Это возможно с помощью оказания всесторонней военной, экономической, материальной помощи попавшим в трудное положение странам. Разумеется, любая помощь суверенным государствам должна не навязываться, а предлагаться исключительно в соответствии с уставом ООН.

Про Украину

Блоковое мышление некоторых наших коллег со времен холодной войны все еще доминирует сегодня. Продолжается линия расширения НАТО — спрашивается, ради чего? Затем постсоветские страны были поставлены перед сложным выбором: быть им с Западом или с Востоком. Рано или поздно эта конфронтационная логика должна была обернуться серьезным геополитическим кризисом. Это случилось на Украине, где использовали недовольство части населения нынешней властью и извне спровоцировали вооруженный переворот. В итоге вспыхнула гражданская война. Остановить кровопролитие можно только при полном добросовестном выполнении минских соглашений от 12 февраля этого года. Угрозами и оружием целостность Украины не обеспечить. Нужен реальный учет прав и интересов населения Донбасса, уважение к их выбору. В этом залог того, что Украина будет развиваться как цивилизованное государство.

Про санкции

Казалось, в экономике, где действуют объективные рыночные законы, мы научимся обходиться без разделительных линий. Но будем действовать на основе прозрачных правил, в том числе принципов ВТО, подразумевающих свободу торговли, инвестиций, открытой конкуренции. Но чуть ли не нормой стали односторонние санкции в обход устава ООН. Они преследуют не только политические цели, но и служат инструментом устранения конкурентов на рынке. Нас хотят поставить перед фактом, что правила игры переписаны в угоду узкого круга избранных. Это чревато раздроблением глобального экономического пространства. Обозначенные проблемы затрагивают интересы всех стран. Их необходимо обсудить в формате ООН, ВТО и G20.

Про экологию

Среди проблем, которые касаются всего человечества, — глобальное изменение климата. Мы заинтересованы в результативности климатической парижской конференции ООН в декабре. К 2030 году Россия планирует ограничить выбросы парниковых газов до 70–75 процентов от уровня 1990 года. Надо посмотреть на эту проблему шире: устанавливая квоты на вредные выбросы, мы снимем остроту проблемы лишь на какой-то срок, но кардинально ее не решим. Нам нужны качественно иные подходы, новые технологии, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют в гармонии с окружающим миром. Это вызов планетарного масштаба. Необходимо сотрудничество государств, обладающих мощной базой в исследованиях фундаментальной науки. Предлагаем созвать под эгидой ООН специальный форум, на котором необходимо рассмотреть проблемы исчерпаемости природных ресурсов, разрушения среды обитания, изменения климата. Россия готова выступить одним из организаторов этого форума.

Барак Обама

Про достижения ООН

Спустя 70 лет с основания ООН целесообразно подумать о том, чего добились члены организации. Путем формирования международной системы, которая наказывает тех, кто идет на конфликты взамен сотрудничества, между бывшими врагами установились союзные связи, в странах мира начали формироваться сильные демократии. Бывали случаи, когда все мы оказывались далеки от идеалов, постулируемых ООН, были десятилетия ужасных конфликтов, повлекшие гибель миллионов людей. Но мы двигались вперед, добиваясь того, чтобы система международных норм и правил продолжала работать. Это обеспечило распространение прав человека в мире и укрепило сотрудничество между государствами. Международные принципы ограничивают возможность крупных стран в навязывании своей политики остальным. Это настоящий прогресс, который можно подтвердить документально: спасенными жизнями, подписанными соглашениями и побежденными болезнями.

Про Сирию

Опасные течения могут обратно затянуть нас в темные воды хаоса. Наша работа не закончена. Есть те, кто утверждает, что идеалы устава ООН недостижимы или устарели. Некоторые крупные державы нарушают международное право, в этих странах информация подвергается строгому контролю, а пространство прав человека стремительно сужается. Нам говорят, что это — единственный путь борьбы с терроризмом и предотвращения иностранного вмешательством во внутреннюю политику стран. В соответствии с этой логикой мы должны поддерживать тиранов вроде Башара Асада, который сбрасывает бомбы-бочки, чтобы убивать невинных детей, потому что альтернатива, конечно, хуже.

Про диктатуру

В современном мире диктатуры нестабильны — это показала история последних двадцати лет. Диктатура становится искрой для революции. Можно сажать оппонентов в тюрьму, но идею не посадишь. Информация найдет способ распространиться. В сегодняшнем мире сила определяется не контролем над территориями или доступом к сырью. Сила нации зависит от успехов и стремлений людей, знаний, инноваций, творчества. Все это обеспечивается индивидуальными правами и безопасностью людей. А репрессии — это неспособность обеспечить прочность таких основ.

Про Иран

Сильные страны несут ответственность за распространение идеалов ООН в мире. Приведу пример: когда я стал президентом, я заявил о том, что одно из важнейших достижений ООН — режим ядерного нераспространения — подверглось угрозе со стороны Ирана. Совет Безопасности установил санкции в отношении Ирана, но их цель состояла не в том, чтобы наказать Иран, а в том, чтобы он признал ограничения и изменил свой курс. В результате совместной работы США с партнерами — в том числе с Россией и Китаем — было достигнуто долговременное соглашение и доступ Ирана к ядерному оружие был перекрыт. Так и должна работать международная система права.

Про Крым

Мы должны оставаться верными международным правилам. Подумайте об аннексии Россией Крыма и ее агрессии на востоке Украины. У Америки есть понимание особых отношений между Россией и Украиной. Но мы не можем стоять в стороне, когда сомнениям подвергается целостность другого государства. То, что происходит на Украине, может произойти в любой стране мира. Поэтому смысл санкций в отношении России не в том, чтобы возобновить холодную войну, хотя большое количество американских политиков со скептицизмом относятся к России. Народ Украины сейчас заинтересован в том, чтобы присоединиться к Европе, а не к России. Из-за санкций остановилось движение капитала, происходит спад экономики, образованные россияне уезжают из страны. Если бы Россия пошла путем подлинной дипломатии, это было бы лучше и для России, и для Украины, и для всего мира. Поэтому мы настаиваем на урегулировании кризиса: чтобы обеспечить будущее демократической Украины, а не для того, чтобы изолировать и ослабить Россию. Мы хотим, чтобы Россия была сильной, чтобы она была заинтересована в сотрудничестве с нами ради укрепления международной системы права.

Про «Исламское государство»

Когда группы террористов обезглавливают пленников, насилуют женщин и гонят людей из их родных мест, это проблема всех стран, всего человечества. США будут использовать военную силу в рамках широкой коалиции для борьбы с «Исламским государством». Но военной силы недостаточно, чтобы исправить ситуацию в Сирии. Стабильность установится лишь тогда, когда народ Сирии решит жить в мирной стране. США готовы сотрудничать с любой страной, включая Россию и Иран, чтобы разрешить конфликт. Но нам необходимо признать, что после такого кровопролития мы не можем рассчитывать на то, что ситуация вернутся к довоенному статус-кво. ИГ вышло из хаоса Ирака, Ливана и Сирии, оно зависит от постоянной войны. Надо вспомнить, с чего все началось: Асад отреагировал на мирную манифестацию репрессиями и убийствами. Это создало условия для нынешней междоусобицы. Население стало жертвой химического оружия и неизбирательных бомбардировок. Чтобы сирийский народ приступил к восстановлению своей страны, ей необходим новый лидер.

Александр Шпунт, политолог:

Не все, наверное, это заметят, но Путин в своей речи сделал неожиданный акцент. Никто не предполагал, что он будет говорить о проблеме глобального потепления и исчерпания мировых ресурсов в целом. А ведь эта тема всегда считалась исключительно американской, причем принадлежащей в основном Демократической партии. Даже республиканцы мало когда на ней играли. Рывок Путина в это поле и его инициатива провести глобальную конференцию — это перехват Россией дипломатической инициативы еще в одном пространстве. В остальном его речь на Генассамблее подтвердила все то, что все и так давно проговорили. Но разговор о глобальном потеплении похож на попытку начать новую политико-дипломатическую игру. Я внимательно просмотрел разные источники, в том числе и интервью Путина каналу CBS. Он никогда раньше не поднимал эту тему. Ни в одном документе, интервью или тексте. Так что, думаю, сегодня многим придется целую ночь не спать и думать, что делать с этой его инициативой. Ведь Запад был к ней полностью не готов, потому что считал ее абсолютно своей. А теперь получается, что российский президент фактически вмешивается, деликатно и корректно, во внутриполитическое поле США, где эта тема — одна из важнейших.

Думаю, Запад не сможет отказать Путину в проведении глобальной конференции, а значит, Россия так или иначе становится во главе еще одного глобального процесса. Причем речь идет не только о потеплении, но и об исчерпании вообще всех ресурсов, то есть решать эту проблему нужно комплексно. Россия займет в постановке этой задачи лидерство. Это сильный ход. Путин не пошел на поводу у чужой повестки, а задал свою, которой никто не предсказывал. Причем единственные цифры и факты были именно в той части его речи, которая посвящена исчерпанию мировых ресурсов.

Игорь Бунин, политолог:

Выступления Обамы и Путина перекликаются. Один говорит: «Мы вас наказали, но не собираемся вести холодную войну», другой говорит: «Это вы во всем виноваты, но мы тоже хотим обо всем договориться». Получается, теперь будут договариваться. Тут есть два одеяла, каждое из которых российский и американский президент тянут в свою сторону. Первое — это судьба Асада. Путин считает, что тот должен править до выборов в 2016 году, а там пусть уж народ решает. С точки зрения Обамы, Асад больше не должен быть лидером Сирии. Но это решаемая проблема. Всем понятно, что Асаду так или иначе придется уйти, поэтому вряд ли все рассорятся из-за Асада. Думаю, найдутся какие-то компромиссы. Например, он станет губернатором Латакии, так, чтобы российские базы остались под его контролем. Второе одеяло — это, конечно, границы Украины. Этот вопрос тоже придется технически решать. И у Путина, и у Обамы сейчас есть важные стратегические задачи, ради выполнения которых это придется делать. Обаме нужно дать своему преемнику возможность спокойно существовать без конфликта с Россией, покинуть свой пост с достоинством. Ну а Путину нужно выйти из международной изоляции. Он в сложной ситуации, у него в запасе нет хороших ходов, и лучшее, что можно было придумать, — это выйти из изоляции за счет помощи Западу в борьбе с ИГ. Это очень сложная комбинация, но, может быть, она даст Путину шанс выйти из создавшегося положения.

 

Новости наших партнеров